Энергетики в помощь

Андрей Горбунов
3 июня 2013, 00:00

«ЛУКойл» наладил поставки попутного нефтяного газа на Яйвинскую ГРЭС, принадлежащую немецкому концерну E.On. По-видимому, это последняя крупная российская электростанция, которую было возможно экономически эффективно перевести на использование ПНГ

Фото: ИТАР-ТАСС
«ЛУКойл» наладил поставки попутного нефтяного газа на Яйвинскую ГРЭС

На прошлой неделе нефтяная компания «ЛУКойл» объявила о запуске небольшого, но очень важного трубопровода, который поможет решить одну из ключевых задач ее устойчивого развития в Пермском крае. За сравнительно небольшую сумму (880 млн рублей) было построено ответвление длиной чуть более 16 километров от уже действующего трубопровода, идущего на Пермский газоперерабатывающий завод с севера Пермского края. По трубе пойдет попутный нефтяной газ (ПНГ) с промысловых сетей, опутывающих нефтяные месторождения «ЛУКойла» в этом регионе. Ответвление идет к Яйвинской ГРЭС, входящей в структуру E.On. Благодаря подписанному с E.On соглашению, «ЛУКойл» получил гарантированного потребителя ПНГ, который нефтяникам надо как-то утилизировать.

Проблема утилизации ПНГ для России актуальна уже много десятилетий. Мы устойчиво занимаем первые места в мире по количеству попутного нефтяного газа, сжигаемого на факелах. По разным оценкам, каждый год в России сгорает от 15 до 37 млрд кубометров ПНГ. Государство как может борется с этой проблемой. Так, с начала текущего года резко выросли штрафы для компаний с уровнем утилизации попутного газа ниже 95%. У «ЛУКойла» в Пермском крае уровень утилизации ПНГ равен 83% — это ниже, чем в других регионах, где компания занимается добычей, а ввод новой ветки позволит повысить его более чем на 90%.

Как все срослось

Контракт до 2022 года между «ЛУКойлом» и E.On был подписан еще в прошлом году. Пермский ГПЗ, основной потребитель лукойловского попутного газа, пока не в состоянии перерабатывать больше чем 0,5 млрд кубометров ПНГ, а у «ЛУКойла» в этом регионе образуется до 1,4 млрд кубометров, поэтому нефтяники вынуждены искать дополнительные возможности его утилизации. Поставка попутного газа энергетикам даст «ЛУКойлу» возможность утилизировать еще 0,24 млрд кубометров.

Во многом проект «ЛУКойла» и E.On является исключением из правил — найти крупного потребителя попутного нефтяного газа, способного приобретать его без очистки, становится невероятно трудно. По всей видимости, Яйвинская ГРЭС — последняя крупная российская электростанция, которую стало возможно экономически эффективно перевести на использование ПНГ. Попутный газ на электростанцию будет идти напрямую, без предварительной осушки и отбензинивания.

Дело в том, что изначально Яйвинская ГРЭС была угольной электростанцией, но в 1980-е была переоборудована под использование природного газа. Благодаря этому четыре модернизированных старых энергоблока по 150 МВт каждый могут вырабатывать электричество, сжигая ПНГ, правда, в смеси с природным газом. Сейчас на ГРЭС фактически идут две трубы: одна с природным газом, а другая с газом попутным.

E.On тоже не проиграл. Он получил надежного поставщика топлива для своей ГРЭС (до 30% в топливном балансе), возможности которой из-за состояния магистрального газопровода «Газпрома» были весьма ограничены. Возможно, по этой причине стоимость попутного газа для Яйвинской ГРЭС оказалась на уровне цен природного газа, поставляемого «Газпромом». По крайней мере, так утверждает Александр Лейфрид, генеральный директор компании «ЛУКойл-Пермь». Правда, стоимость поставок он раскрыть отказался, отметив при этом, что «стоимость попутного нефтяного газа будет немного превышать газпромовскую цену с учетом более высокой теплотворной способности ПНГ (7990 килокалорий для природного газа против 11 000 у попутного)».

Частичный перевод ГРЭС на попутный газ стал одним из наиболее крупных проектов такого рода за последние годы. Крупнейшие российские ГРЭС — потребители попутного нефтяного газа (Печорская в Республике Коми, две Сургутские, Нижневартовская в Ханты-Мансийском автономном округе) изначально строились под возможное использование ПНГ, прошедшего очистку на газоперерабатывающих заводах. А больше переводить на попутный нефтяной газ из крупных игроков некого, потому что остальные электростанции либо находятся в значительном удалении от мест добычи нефти, либо на них можно сжигать только природный газ. Сжигание там ПНГ может привести к быстрой коррозии металла из-за сравнительно высокого содержания в нем серы.

Эффект факела

В 2012 году российские нефтяные компании заплатили более 15 млрд рублей за сжигание ПНГ сверх предельно допустимых объемов и, естественно, стремятся минимизировать эти потери. Для «Сургутнефтегаза», «Башнефти», «Татнефти» и во многом «ЛУКойла» проблема утилизации ПНГ уже не так серьезна. Месторождения их относительно компактны и связаны с действующими газоперерабатывающими заводами. А вот для других крупнейших российских нефтедобытчиков проблема куда острее. Они пока сильно отстают в темпах утилизации ПНГ, и именно они портят статистику. В среднем по стране около 25% извлекаемого из-под земли попутного газа сжигается на факелах (см. график). Утилизация попутного газа в Западной Сибири за счет строительства собственной промысловой электрогенерации и газоперерабатывающих заводов в основном решена. А в Восточной Сибири готовых потребителей попутного газа в районах нефтедобычи пока нет. Разработку нефтяных месторождений там ведут главным образом «Роснефть», «Газпром нефть» и французская корпорация Total. Районы добычи, где генерируются основные объемы ПНГ, и потенциальные потребители попутного газа территориально очень удалены друг от друга. Девать ПНГ, по сути, некуда. В результате нефтяные компании вынуждены прибегать к наиболее затратным методам утилизации вроде закачивания попутного газа в нефтяные пласты. Правда, этот безальтернативный вариант обходится гораздо дороже, нежели если бы компания заплатила штраф за сжигание ПНГ. По этой причине отправка попутного газа на факел куда экономичнее.

Москва — Пермь — Березники