Деловая конъюнктура

10 июня 2013, 00:00

Российская экономика взяла майскую паузу роста; Загадочное пике рубля

Судя по результатам майских опросов менеджеров по закупкам для индекса PMI, рост выпуска в мае резко замедлился. Это, вероятно, мы увидим в официальных статистических данных Росстата за май, после того как они будут опубликованы в июне. В слабых майских данных нет ничего удивительного, если учесть эффект необычайно затянувшихся на сей раз праздников. Однако от скоропалительных выводов все же лучше воздержаться, поскольку опросы указывают на более быстрый рост занятости в сфере услуг и менее интенсивное сокращение персонала в обрабатывающих отраслях в мае. Это признак того, что основные тренды роста экономики остаются положительными.

По мнению аналитиков банка HSBC, спонсирующего данное исследование, публикация слабых майских данных может дать хороший повод для снижения ставок рефинансирования на следующем заседании совета директоров Банка России в июле, которое впервые пройдет под председательством нового руководителя ЦБ. Ожидать каких-либо изменений денежно-кредитной политики на таком же заседании в ближайший понедельник нет оснований, не считая вероятного продления ставок по мало востребованным долгосрочным операциям рафинирования. Упадет ли к тому времени инфляция ниже 7% — вот, по-видимому, ключевой фактор, который может повлиять на июльские решения по ставкам.

Тем временем рост глобального выпуска в мае, вероятно, ускорился, преодолев заминку начала второго квартала. Фаза расширения мировой экономики после предыдущей рецессии 2008–2009 годов продолжается уже 46 месяцев подряд, то есть четыре года без двух месяцев. Расширялись оба сектора, исследуемые индексом PMI: и услуги, и обработка. При этом если выпуск в услугах расширяется с августа 2009-го, то глобальное промышленное производство в мае растет седьмой месяц подряд после прошлогоднего спада.

Глобальные показатели сложились из сильных показателей США, Японии, Великобритании и Индии. В то время как китайская промышленность показала самые низкие темпы расширения с прошлогоднего октября, экономика еврозоны остается в затяжном спаде, который, возможно, снова стал замедляться после неожиданно слабых результатов Германии в первом квартале. Не исключено, что на состояние деловой активности в мире благотворное влияние оказало снижение цен на углеводороды в апреле-мае, результатом чего стали самые низкие показатели инфляции издержек в мае за последние 11 месяцев.

Курс рубля к бивалютной корзине снизился в первую неделю лета более чем на рубль. Поскольку на сей раз не наблюдалось традиционного пускового механизма девальвации в виде снижения цен на нефть (они действительно снижаются, но медленно и плавно), это внесло некоторое оживление в стан аналитиков, изыскивающих разнообразные объяснения этому движению отечественной валюты.

В качестве причины ослабления рубля в том числе называется якобы замышленное правительством ослабление национальной валюты в целях стимулирования экономического роста. Это предложение, как сообщают СМИ, находится в пакете мер, который предполагается представить президенту (наряду с неким «бюджетным маневром», с помощью которого планируется изыскать средства для развития инфраструктуры, а также планом субсидирования ряда промышленных производств).

Однако, похоже, о правительственных планах курсового протекционизма, если таковые существуют, неведомо Центробанку, который начиная с середины последней недели мая ежедневно продает по 70 млн долларов на валютном рынке в рамках своего стандартного механизма интервенций, сдерживающего рубль от слишком резких движений. Посему приходится обратить внимание на менее конспирологические версии происходящего на валютном рынке.

Одна из них состоит в наличии фундаментальных факторов ослабления рубля, к которому ведет снижающийся с начала прошлого года профицит торгового баланса. До сих пор это движение амортизировалось снижающимся чистым оттоком капитала, но в июне, традиционном месяце выплаты дивидендов офшорным бенефициарам российских компаний, возможно, возникло некоторое превышение спроса на валюту над предложением.

Еще одна версия связана с возможными ожиданиями ослабления денежной политики Банка России, которые накладываются на некоторую неопределенность из-за смены руководства — неплохой повод немного заработать на спекуляциях. С другой стороны, с долларом связаны сейчас ровно противоположные ожидания — постепенного выхода ФРС из режима «количественного смягчения». Но все это, пожалуй, слишком тонко для наших Соросов.