Все на фронт

Петр Скоробогатый
заместитель главного редактора, редактор отдела политика журнала «Эксперт»
17 июня 2013, 00:00

Новый формат Общероссийского народного фронта при условии реализации заложенных механизмов в перспективе может стать важнейшим для России общественным институтом

Фото: photoxpress.ru
Президент Владимир Путин рассчитывает, что активисты ОНФ растормошат бюрократическое болото

Решение Владимира Путина переформатировать и усилить Общероссийский народный фронт вызвано разочарованием президента в темпах реализации своей стратегии развития страны и в тех механизмах, которые были призваны воплощать в жизнь программные предвыборные статьи и майские указы. Фактически все заявленные направления работы — реформы ЖКХ, здравоохранения, образования — буксуют и вязнут в бюрократическом болоте. Реальные программы развития экономики потонули в дискуссиях сторонников макроэкономической стабильности и быстрого развития, в спорах тех, кто доволен 2% роста ВВП в год, и тех, кто справедливо рассчитывает на 7–8%. Профессионалы не пробиваются наверх через сито чиновничьей и партийной номенклатуры и когорту приближенных к власти «экспертов». Свое недовольство Путин не скрывает, публично критикуя правительство и отдельных министров. Однако даже «ручной» контроль некоторых министерств не дает явного результата. Понимая неспособность исполнительной власти решать поставленные задачи быстро и качественно, президент посчитал нужным опереться на гражданскую инициативу. ОНФ призван расширить экспертный круг, представить солидарное профессиональное мнение работников отраслей, обеспечить независимый контроль за исполнением решений и в конечном счете придать веса государственной стратегии президента.

Народный фронт появился в 2011 году и, по большому счету, был предвыборным проектом Владимира Путина, тесно связанным с «Единой Россией». Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков так определял рамки коалиции: «Фронт носит надпартийный характер, однако участники должны разделять тактические и стратегические цели партии “Единая Россия”, таким образом, несистемная оппозиция не сможет войти во фронт». Целью проекта было объединить сторонников лично Путина, которые по тем или иным причинам не желали ассоциировать себя с партией власти, но в итоге смогли бы пройти в Думу по партийному списку.

Новые вызовы 2013 года вынудили президента переформатировать Народный фронт. Он перестал быть предвыборным проектом, надстройкой или пристройкой «Единой России» и эволюционировал до стратегического общественного института, по крайней мере по задумке учредителей и на начальной стадии реализации. Если два года назад в первом публичном упоминании Народного фронта Владимир Путин декларировал создание «инструмента объединения близких по духу политических сил» и коалиции людей, «которые объединены стремлением улучшать жизнь страны», то сегодня его тезис звучит намного конкретнее: Народный фронт дает гражданам возможность «ставить свои народные задачи, добиваться их исполнения, сдвигать с места те вопросы, которые иногда тонут в бюрократическом болоте, напрямую вносить свои предложения, которые затем станут законами и государственными решениями».

Структура фронта

«Народность» фронта подчеркивается составом учредителей движения и отражается в непростой системе управления. 480 человек, которые поставили свои подписи под уставом и манифестом ОНФ, — в основном представители рабочих профессий и профсоюзов, а также промышленного производства, социальной защиты, ветеранов, научного сообщества и вузов. Практически отсутствуют профессиональные политики. В составе центрального штаба директор НИИ неотложной детской хирургии и травматологии Леонид Рошаль, директор «Мосфильма» Карен Шахназаров, председатель партии «Родина» Алексей Журавлев, глава исполкома партии «Патриоты России» Надежда Корнеева, журналист Михаил Леонтьев, председатель Федерации независимых профсоюзов Михаил Шмаков, космонавт Валентина Терешкова, президент Российского союза промышленников и предпринимателей Александр Шохин и другие представители самых разнообразных слоев общества.

Высшим руководящим органом движения станет съезд ОНФ, созываемый не реже раза в два года. Съезд будет наделен правом менять устав и избирать на пять лет центральный штаб движения из 55 человек. Его возглавит Владимир Путин и три сопредседателя, которые не смогут занимать должность более двух сроков подряд. Первопроходцами стали глава объединения предпринимателей «Деловая Россия» Александр Галушка, депутаты Госдумы Ольга Тимофеева и режиссер Станислав Говорухин.

О борьбе за власть речи не идет — это особенно подчеркивали учредители фронта. Надпартийность прописана в уставе движения, что на данном этапе позволяет реализовывать куда более обширную программу и вовлекать самый широкий спектр общества.

Что касается идеологии и стратегии развития — тут никаких сюрпризов. Народный фронт формируется вокруг фигуры Владимира Путина, руководствуется заданными им векторами развития страны и идейными ценностями. Стоит отметить, что заявленные в манифесте цели движения, с одной стороны, просты, понятны и амбициозны, но с другой — идут вразрез с существующими в определенной части общества представлениями о дальнейшей судьбе страны. Участники ОНФ подчеркивают: великой стране нужны великие цели и исторический успех в XXI веке; необходимы реализация исторической миссии России как интеграционного центра евразийского пространства, сбережение российского народа и укрепление уникальной российской цивилизации, возвращение статуса мировой технологической державы и построение экономики на основе новой индустриализации.

Механизмы фронта

После двухдневного утверждения формата организации участники фронта практически не оставили себе времени на детальную проработку самих механизмов работы.

Съезд решил главную задачу: юридически зафиксировал место ОНФ в российской политической системе. В числе ближайших планов — формирование региональных отделений и центров общественного мониторинга ключевых вопросов жизни граждан и страны по направлениям: защита прав и свобод человека, качество здравоохранения, образования, культуры, ЖКХ, дорог, защита семьи и детей, экология, развитие бизнеса и предпринимательства.

Собственно, на начальном этапе жизни обновленного ОНФ эти самые центры и должны запустить механизмы практической работы. Мониторинг проблем, формирование гражданской инициативы, конкретные предложения и в результате реакция государства — так эта функциональная цепочка выглядит в идеале. Многое будет зависеть от людей, которые возглавят эти центры. Александру Галушке, который, скорее всего, будет курировать вопросы развития бизнеса и предпринимательства, по крайней мере не придется начинать с чистого листа: «У нас в “Деловой России” накоплен достаточно большой опыт мониторинга проблем предпринимателей, и этот опыт мы будем не просто использовать, мы от него будем отталкиваться, будем его развивать и выводить на принципиально новый уровень».

Но если по этому направлению работы ОНФ есть хотя бы начальные представления о функциональном содержании, то механизм той самой постоянной связи между лидером и движением, государством и обществом до сих пор не сформирован. Понятно, что регулярное взаимодействие со штабом фронта будет осуществлять кремлевская администрация. Однако первый конфликт возник уже на самом съезде: президент Национальной медицинской палаты Леонид Рошаль вспомнил старые обиды и в твиттере назвал экс-министра здравоохранения, а ныне помощницу президента Татьяну Голикову «прилипалой». Понятно, что речь идет о единичном прецеденте, но сам факт недопонимания налицо. Многие участники ОНФ опасаются, что их инициативы будут отфильтрованы приближенным кругом президента, поэтому связь с лидером нужна понадежнее. Вероятно, прямой контакт обеспечат регулярные съезды ОНФ. Ближайший пройдет уже в сентябре и будет посвящен одной из программных тем Владимира Путина — демократии и качеству государства. Очень важно, как будут организованы региональные отделения фронта, насколько удастся оградить их от чрезмерного давления местной бюрократии.

Вообще, размытая структура Народного фронта: непроработанные механизмы координации, отсутствие постоянного контроля, сосуществование подчас противоположных групп интересов, свободное участие всех желающих в процессе — все это вызывает скепсис некоторых политологов в отношении жизнеспособности движения. Однако современный пример похожей и вполне успешной организации — за океаном. Как ни странно, речь идет об основных партиях США. Параллели напрашиваются. Это размытая институциональная структура как демократов, так и республиканцев. Партийный аппарат и активные сторонники мобилизуются лишь к выборным циклам. Главным функциональным и идеологическим документом становится предвыборная программа того или иного кандидата. Финансирование осуществляют сторонники и сочувствующие. Поддержку обеспечивают самые разные слои общества. А стать членом партии на любом этапе может кто угодно. В уставе Демократической партии штата Нью-Йорк, к примеру, так и записано: «Членом Демократической партии может стать любой демократ штата».

Есть и пример из отечественной истории. Чем-то похожей на Народный фронт структурой был избирательный блок «Демократическая Россия», который на заре 1990-х успешно делегировал своих представителей в парламенты различных уровней и прекратил свое существование лишь в результате изменения избирательного законодательства.

Фронтовые ожидания

Интересно, что ожидаемый эффект от работы ОНФ не ограничивается созданием прочной обратной связи между государством и обществом. Помимо надежды на более эффективное госуправление под контролем активистов фронта развитие этого института позволит вывести на новый уровень само российское гражданское общество.

По мнению Александра Галушки, необходимо «дать возможность обществу солировать и сделать так, чтобы государственный аппарат аккомпанировал тем гражданским инициативам, которые выкристаллизовываются в самом обществе».

Заместитель директора центра политической конъюнктуры Алексей Зудин помимо усовершенствования механизма обратной связи называет еще две важные функции Народного фронта: выращивание российского гражданского общества и развитие горизонтальной координации между участниками движения. Причем все три процесса должны проходить одновременно, раздельно ни один механизм не будет эффективным.

За постсоветский период в России сложилось деформированное представление о том, что такое гражданское общество. Согласно распространенному мнению, это НКО и средства массовой информации, то есть крайне узкий спектр общественных интересов, который к тому же ориентирован на конфронтацию с государством.

При этом механизм координации интересов отдельной части российского общества с властью реализуется через лоббистские структуры в Госдуме или исполнительной власти, что, само собой, доступно лишь группам, обладающим определенными ресурсами. Остальные остаются без каналов коммуникации с государством, по крайней мере в период между выборами. Этот вакуум подталкивает непредставленные группы к протестным действиям. ОНФ открывает для них институциональную возможность влиять на формирование и реализацию государственной политики, а также реализовывать по своим каналам позитивную повестку дня, переходить от бессодержательных лозунгов к работе. Надпартийность движения в этом плане может расширить круг активных участников, достроить гражданское общество новыми блоками. Но сейчас все же главное — запустить и продемонстрировать работающие механизмы обратной связи с государством.

«В лице ОНФ впервые за постсоветский период возникла всеобъемлющая коалиция общественных сил, то есть организации, которые входят в ОНФ, в той или иной мере связаны и имеют выходы на все значимые общественные группы в нашей стране. Это колоссальный ресурс, и помимо прочего, это ресурс координации, — считает Алексей Зудин. — Есть популярный лозунг: жить нужно по законам, а не по понятиям. Реальная практика реальных политических механизмов в развитых странах показывает, что они работают не только по законам, но и по понятиям. Только речь идет не об уголовных понятиях, а о системе общих представлений. И в той мере, в какой удается сформировать систему общих представлений, и возникают механизмы неформальной координации между основными значимыми политическими и социальными силами».

Будущее фронта

Опросы общественного мнения показывают две интересные тенденции. По мере того как ОНФ переставал восприниматься как предвыборный проект, количество негативных оценок его деятельности стремительно сокращалось. А накануне съезда, по опросу ВЦИОМа, 60% респондентов высказались против регистрации ОНФ в качестве партии. Более 70% россиян считают, что Общероссийский народный фронт должен информировать президента о том, что действительно происходит в стране, и осуществлять народный контроль за исполнением указов главы государства.

Однако дискуссии о жизнеспособности и политическом будущем движения продолжаются на фоне очевидного тупика в развитии российской партийной системы. Главной «страшилкой» двухлетней давности после создания ОНФ был пример Национального фронта ГДР, который, как считалось, стал для Владимира Путина прототипом российского движения. Напомним, этот альянс всех политических партий и массовых организаций социалистической части Германии просуществовал почти сорок лет, представлял единый список на выборах и при отсутствии альтернативы имитировал демократические механизмы в стране. Сегодня такие крайности политической системы в России, при всех ее недостатках, невозможны.

Другое обвинение: ОНФ готовится стать партией «вождистского» типа. А президент в механизме связи государства и общества замыкает на себе все функции власти, что не способствует эффективности управления и никак не развивает ни исполнительные, ни партийные ветви.

Политолог Андраник Мигранян предлагает смотреть на эту проблему проще: «ОНФ относится к категории организаций, которые формируются вокруг харизматичных лидеров. Это не первая и не последняя такая организация. Наиболее ярким и важным событием в жизни французской политики было объединение французского народа вокруг генерала де Голля. На это, как правило, претендуют лидеры, которые не хотят идентифицировать себя ни с классом, ни с партией, ни с этнической группой, ни с религиозной. Они претендуют на персонификацию единства народа, хотят выразить интересы этого народа и в политике иметь поддержку народа, чтобы осуществить какие-то серьезные качественные преобразования. Иногда такие организации переживают своих лидеров, для которых и вокруг которых они создаются. Та же голлистская партия с некоторыми изменениями сохранилась во Франции».

Тут, правда, стоит вспомнить, что, несмотря на массу исторически значимых преобразований в Пятой республике, Шарль де Голль в итоге растерял поддержку французов и вынужден был уйти в отставку. Причиной стали неэффективная социально-экономическая политика, падение уровня жизни и авторитарный образ политика. Угрозы, хорошо понятные российскому президенту.

Однако в самом начале второго пришествия де Голля во власть именно солидарная поддержка самых разнообразных слоев общества и политических движений, коллективное недовольство французов ситуацией в стране дали ему возможность совершить радикальные, порой жесткие, но необходимые реформы.

Вообще, мировая история формирования политических фронтов показывает, что в их основе всегда лежит протест общества: антифашистские и антикапиталистические фронты в Европе первой половины XX века, антисоветские фронты в СССР конца 1990-х. Сегодня учредители ОНФ всячески подчеркивают курс на политику развития, созидания. Однако популярности Народного фронта и его дееспособности может поспособствовать именно внутренний протест российского общества, недовольство «глухотой» власти и медленным развитием страны.

«Институционально оформленное движение может иметь серьезные мобилизационные возможности, и эти возможности могут быть направлены против того, кто будет препятствовать совершению серьезных преобразований, которые затрагивают интересы определенных групп, будь то бюрократия, будь то олигархи, кто угодно», — уверен Андраник Мигранян.

В перспективе эти мобилизационные возможности, усиленные работающими механизмами влияния на государство, развитыми региональными отделениями и расширенной поддержкой новых слоев общества, могут привести ОНФ в большую политику. И от такого электорального ресурса отказываться будет глупо, хотя задачу сформировать партию участники ОНФ не ставят.