Запрягали тридцать лет

Сергей Кудияров
специальный корреспондент журнала «Эксперт»
24 июня 2013, 00:00

Группа «Илим» реализовала крупнейший инвестиционный проект в российской целлюлозно-бумажной промышленности — первый подобный проект в отрасли за последние тридцать лет

Фото предоставлено группой «Илим»
Будущее нашей лесной промышленности выглядит так

В прошлую среду в Братске прошла торжественная церемония открытия новых производственных мощностей группы «Илим». Мероприятие даже посетил премьер-министр Дмитрий Медведев и другие первые лица государства, и понятно почему: запускаемое в работу производство по мощности (720 тыс. тонн хвойной целлюлозы в год) сопоставимо с крупными комбинатами времен советских индустриальных мегастроек.

Событие, без преувеличения, для лесной и целлюлозно-бумажной промышленности знаковое. Впервые за тридцать лет запущено в работу новое крупное комплексное производство в этой весьма капиталоемкой отрасли. Реализация инвестиционного проекта в Братске позволила нарастить объемы производства целлюлозы более чем до 1 млн тонн в год. Инвестиции в проект составили около 800 млн долларов. Здесь будет самая мощная производственная линия по выпуску хвойной целлюлозы в мире (см. таблицу), и уже поэтому рассказ о запуске комбината стоит отдельного сюжета в истории постсоветского индустриального развития нашей страны.

Уплотнительная застройка

Строго говоря, новые мощности группы «Илим» — это типичный brownfield. О новом комбинате мы говорим, конечно же, только для понимания колоссальных объемов нового производства.

Территория Братского лесопромышленного комплекса (ныне филиала группы «Илим» в Братске) по своим размерам и внутренней организации похожа на большой припортовый город. От набережной Ангары, занятой портовыми мощностями лесопромышленного города, протянулись кварталы цехов, подготавливающих древесину к дальнейшей обработке. Дальше отдельными кварталами располагаются цеха, производящие химикаты для целлюлозного производства, а еще глубже на суше расположен городской район-цех, где варят саму целлюлозу. Отдельно расположен фанерный квартал — это мощности по производству фанеры. Правда, в ходе рыночных преобразований он был выделен в обособленное производство и ныне к группе «Илим» никакого отношения не имеет, но и без него территория Братского ЛПК весьма обширна. Одно время у сотрудников компании даже была идея сделать улицы целлюлозного города настоящими улицами, присвоив им имена героев освоения Ангары.

Собственно, на этих улицах и стартовал новый мегапроект «Илима». Здесь началась знакомая обитателям больших городов уплотнительная застройка. То тут, то там стали расти новые цеха. Всего, не считая работ по обновлению и развитию инфраструктуры, было построено девять новых объектов — связанных между собой звеньев одной технологической цепочки.

Так, архитектурный ансамбль набережной пополнился новой раскряжевочно-сортировочной линией. Она занимается подготовкой к использованию на производстве леса, доставляемого сплавом. Рядом, появился новый древесно-подготовительный цех для ошкуривания и измельчения древесных стволов.

Отдельный новый квартал — цех двуокиси хлора и кислородная станция. Их задача — обеспечить необходимое химическое сырье для отбеливания целлюлозы.

А самые большие объемы «уплотнительной застройки» пришлись, прямо как в столице, на центр. Здесь были построены содорегенерационный котел (для возможности безотходного использования химикатов), новый цех варки целлюлозы и цеха ее прессовки и упаковки (так называемые кипы).

На фоне дымящихся, ревущих и грохочущих советских «старичков» (цехов сорока- и пятидесятилетней давности) новые аккуратные, чистенькие и поразительно тихие цеха-кварталы выглядят совсем иначе. Изнутри эти новые производства в высокой степени автоматизированы и смотрятся как центр управления полетами в миниатюре: множество мониторов, датчиков — управление дистанционное, на клавиатуре. Теперь даже объем привозимой древесины оценивает компьютер, и оператор, не отходя от компьютера, может изучать качество привезенного сырья практически до бревнышка, в 3D-формате.

Средний возраст сотрудников нового производства — меньше 30 лет. «Приходит новое оборудование, там по шесть мониторов, — рассказывает рабочий из местных. — Как тут пятидесятилетнего переучивать? Ему бы с одним как-то разобраться». Обучение специалистов происходит на приобретенных для этих целей симуляторах, на специальных курсах при Братском университете. Курсы, как говорят, очень популярны среди молодежи.

Без элементарного хлора

Целлюлозно-бумажные производства относятся к числу далеко не безупречных с экологической точки зрения. Однако новые мощности в Братске отличаются в лучшую сторону. К примеру, отходы от деревоподготовительных работ в виде измельченной коры теперь не выбрасываются, а поступают в качестве топлива на местную ТЭЦ.

Кроме того, на новых мощностях использована сульфатная технология варки целлюлозы — более щадящая для окружающей среды. Как объясняет директор производства хвойной линии филиала группы «Илим» в Братске Евгений Швидко, эта технология позволяет повторно использовать восстановленные химикаты в производственном процессе.

Более того, на новых мощностях в Братске используется кислородно-щелочной способ отбеливания, без применения элементарного хлора, столь ненавистного многим экологическим движениям. Эта технология не представляет опасности с точки зрения образования диоксинов и соответствует требованиям природоохранного законодательства.

Несмотря на колоссальное давление со стороны конкурентов из Южной Америки и Юго-Восточной Азии, выпускающих очень дешевую по себестоимости лиственную целлюлозу, в «Илиме» не сомневаются, что продукция Братска найдет потребителя. Как отметил координатор по инжинирингу проектов в Братске Андрей Капроцкий, «спрос на хвойную целлюлозу есть всегда. По цене она на 25–30 процентов дороже лиственной, но волокна хвойной целлюлозы в 2,5–4 раза длиннее, а потому хвойная целлюлоза по меньшей мере в два с половиной раза прочнее, чем лиственная».

Вообще, время для запуска производства в Братске выбрано удачное — цены на хвойную целлюлозу сейчас снова стали расти (см. график 1), и связано это с ростом потребления товарной целлюлозы в Китае (см. графики 2 и 3). Это само по себе обнадеживает, ведь Китай сейчас как раз и является основным потребителем продукции группы «Илим» (сейчас туда уходит порядка 40% всей продукции компании в натуральном исчислении).

Верхних целлюлозно-бумажных переделов помимо уже существующего картонного производства в Братске пока не планируется. По словам г-на Капроцкого, «бумагоделательная машина для окупаемости должна иметь производительность 120–150 тысяч тонн бумаги в год. В Сибири и на Дальнем Востоке нет спроса на такие объемы». Зато у «Илима» на подходе новые бумажные производства, которые разворачиваются в Коряжме, в Европейской России, поближе к потребителям. Там монтируется новая крупная бумагоделательная машина мощностью 220 тыс. тонн бумаги в год, в том числе мелованной (70 тыс. тонн), которую в России практически не производят. Линия должна быть запущена осенью этого года. Сумма инвестиций в проект — 270 млн долларов.

Наука побеждать

«За шесть лет, с 2007 года, из 117 проектов в леспроме реализовано лишь 27, меньше четверти. Цифры, конечно, не впечатляют. Что нужно сделать, чтобы доля реализованных росла?» — обратился к лесопромышленникам на отраслевом совещании, состоявшемся сразу после открытия производства в Братске, Дмитрий Медведев. Очевидно, прежде всего это нехватка опыта реализации подобных мегастроек.

Вообще, когда ходишь по стройке в Братске, ощущаешь масштаб проведенных строительных работ. На стройке было занято около 3 тыс. человек, отработано 9 млн человеко-часов, проложено 130 км трубопроводов, уложено 60 тыс. кубометров бетона, установлено 65 тыс. кв. м стеновых и кровельных панелей, пробурено более тысячи скважин под фундаменты из-за полускалистого грунта. И это не было триумфальным шествием. Без привычных проблем, вызванных дефицитом инжиниринговых и строительных мощностей, не обошлось.

Старое и новое: три шага ходьбы, 30 лет развития 034_expert_25.jpg Фото предоставлено группой «Илим»
Старое и новое: три шага ходьбы, 30 лет развития
Фото предоставлено группой «Илим»

Как рассказал главный управляющий директор по Братской площадке Владимир Соколовский, International Paper, американская целлюлозно-бумажная корпорация — акционер группы «Илим», активно участвовала в строительстве, контролировала пусконаладку. Американские специалисты были на всех участках. Например, пусконаладочные работы организовывали американские инженеры.

В проектировании новых производств принимали участие специалисты из нескольких стран: США, Австрии, Польши и Чехии. Даже рабочие вакансии пришлось заполнять иностранцами. В Сибири не обошлось без китайцев. По словам Соколовского, до нулевого цикла здесь работало до 500 китайских плотников-бетонщиков, специалистов в России нет. На другие работы людей тоже собирали по всей стране и в ближнем зарубежье. «Купили краны Liebherr, а людей для них в России не нашлось, пришлось привезти до 60 крановщиков из Белоруссии», — жалуется г-н Соколовский.

Даже с учетом надзора «варягов» без накладок не обошлось. «Мы строили и получали бесценный опыт, — рассказывает Владимир Соколовский. Наши американские партнеры посчитали, проведя соответствующее исследование, что нам на это строительство понадобится 36 месяцев. Мы в эти сроки уложились. Правда, мы вышли из первоначальной сметы: планировалось потратить 700 миллионов долларов, а в итоге вышло 800 миллионов, но мы учились по ходу строительства, и надо сделать на это скидку. Начни мы сейчас новое такое же строительство, построили бы быстрее и дешевле». Понятно, что превышение сметы строительства не стало критическим, поэтому г-н Соколовский прав. Возможно, участникам проекта стоит тиражировать свой опыт, чтобы братский комбинат «Илима» не стал разовым подвигом, а действительно открыл новую страницу в истории активного промышленного строительства в лесопромышленной отрасли всей страны.

Москва—Братск