Свой кусок, и ни крошки больше

Сергей Кудияров
специальный корреспондент журнала «Эксперт»
1 июля 2013, 00:00

После 2015 года ситуация на мировом нефтяном рынке может оказаться неудачной для России. Растущий спрос будет обеспечиваться добычей в новых регионах и за счет других углеводородных источников сырья. Россия же сможет принять участие в разделе этого пирога лишь после 2020 года

Фото: ИТАР-ТАСС
Растущий спрос на углеводороды заставляет нефтегазовые компании вовлекать все более дорогостоящие нетрадиционные запасы в разработку: вести добычу на глубоководном шельфе, разрабатывать месторождения нефти с высокой вязкостью или из низкопроницаемых коллекторов

На прошлой неделе нефтяная компания «ЛУКойл» представила доклад с долгосрочными (до 2025 года) прогнозами развития рынка углеводородов в стране и в мире. До сих пор таких исследований в России не проводили. Да и среди зарубежных грандов, составляющих подобные прогнозы и делающих их достоянием публики, можно отметить, наверное, лишь BP и Shell.

Судя по выкладкам «ЛУКойла», в ближайшее десятилетие российскую нефтяную отрасль ждут непростые времена. В 2016–2017 годах добыча в России снова начнет снижаться, если, конечно, не начать стимулировать применение новых технологий. А чтобы массированные инвестиции в увеличение добычи на старых месторождениях были экономически выгодными, в отношении нефтяной отрасли необходима новая — дифференцированная — налоговая политика.

Общество старых потребителей

Потребление нефти в мире будет только расти. К 2025 году, по прогнозам «ЛУКойла», спрос составит 38,3 млрд баррелей в год (ежегодный прирост — 1,2%). В компании считают, что прежде всего повышение спроса обеспечит транспортный сектор. Традиционно автомобильная промышленность считается зрелым сектором с более или менее статичным рынком, где конкуренция и так слишком высока. Однако на самом деле автопром еще не исчерпал свой потенциал.

Волна экономического роста во многих странах мира, особенно в густонаселенных Азии и Африке, урбанизация и рост качества жизни в них в скором времени создадут огромный новый спрос на личную мобильность. По прогнозам «ЛУКойла», к 2025 году население мира вырастет более чем на 1 млрд человек. В Азии, на которую в основном и приходится прирост населения, автомобилизация будет только активизироваться. В Китае, например, на 1000 человек приходится примерно 40 автомобилей, а к 2025 году этот показатель приблизится к 220 (и даже тогда Китай будет находиться примерно в середине процесса автомобилизации!). Значительное увеличение легкового автопарка будет происходить в Индии и других развивающихся азиатских странах. А к 2025 году масштабный рост автопарка начнется и в африканских странах. По лукойловским оценкам, суммарный мировой автопарк к 2025 году вырастет на 65%. В абсолютных цифрах прирост за 2010–2025 годы составит 670 млн автомобилей, что приведет к увеличению потребления топлива на 9 млн баррелей в день.

Правда, на более дальнюю перспективу придется сделать определенную корректировку. Действительно, рост численности населения и урбанизация приведут к росту благосостояния и числа автомобилей, однако человечество продолжит стареть, и население, перемещаясь жить в города, будет предъявлять все больше требований к качеству жизни, к экологии. Так что вместе с ростом автомобилизации следует ожидать еще и устойчивого роста продаж автомобилей с альтернативными двигателями, в значительно меньшей степени загрязняющими окружающую среду. К таким автомобилям относятся машины, работающие на сжиженном природном или нефтяном газе, дизельном топливе, гибридные модели, в том числе с зарядкой батареи от электросети, электромобили, а также машины с топливными элементами.

Главная интрига в том, сможет ли устоять в этой конкуренции автомобиль с традиционным двигателем внутреннего сгорания. Некоторые аналитики прогнозируют, что в мире перестанут доминировать автомобили, работающие на одном виде тяги, что означает распространение спроса на другие источники энергии и топливного сырья. Не случайно потребление газа, по прогнозам «ЛУКойла», будет расти примерно в два раза быстрее, чем потребление нефти (на 2,2% ежегодно). Ключевые факторы роста спроса на природный газ — экологичность и низкая стоимость по сравнению с другими видами ископаемых топлив.

Впрочем, эта технологическая альтернатива пока что не столь хороша для потребителя, поэтому роль нефти как основного источника топлива для транспорта в ближайшее десятилетие, по оценкам «ЛУКойла», останется высокой. Тем более что в мире появляются дополнительные традиционные и альтернативные ее источники.

Нефтяные альтернативы

Возможным нефтяным Эльдорадо, призванным за счет многократного роста добычи резко увеличить предложение нефти в мире, считался Ирак. Международное энергетическое агентство (МЭА) в октябре прошлого года опубликовало исследование, в котором спрогнозировало более чем двукратный рост объемов добычи нефти в этой стране к 2020 году. Ирак должен будет выйти с нынешних 3 млн баррелей в сутки на 6,1 млн баррелей и продолжить рост, к 2035 году превысив уровень 8,3 млн баррелей в сутки.

Однако столь резкое увеличение добычи потребует дополнительных, и весьма серьезных, инвестиций — не менее 25 млрд долларов ежегодно. Тогда как в считающемся успешным 2011 году вся иракская нефтяная индустрия получила 9 млрд долларов инвестиций. Если инвестиции в иракскую нефтянку и дальше будут ограничены, то, по оценкам МЭА, страна не сможет показать роста добычи более чем до 4 млн баррелей в сутки к 2020 году. А этого явно недостаточно для радикального изменения рыночной ситуации.

Важная альтернатива разработке новых крупных месторождений — добыча так называемой нетрадиционной нефти. Развитие технологий горизонтального бурения и гидроразрыва пласта сделало технически возможным и экономически рентабельным широкое вовлечение в разработку нефти, добываемой из плотных, низкопроницаемых слоев осадочных пород, например из сланцев. Эти технологии получили в последнее время обкатку на практике и уже начали давать первые результаты. В США освоение добычи сланцевой нефти (главным образом в формации Баккен в Северной Дакоте и Игл-Форд в Техасе) позволило впервые с 1970-х начать прирост объемов нефтедобычи. Рост добычи на участках формации Баккен вырос в 2011–2012 годах в 7,5 раза, до 589 тыс. баррелей в сутки. А всего объем американской добычи из низкопроницаемых коллекторов по итогам 2012 года составил 1,2 млн баррелей в сутки. Оптимисты даже стали полагать, что Соединенные Штаты снова, как в старые добрые времена, начнут полностью обеспечивать себя нефтью и даже поставлять что-то на экспорт.

Однако и здесь специалисты «ЛУКойла» видят подводные камни. Запасы нетрадиционной нефти трудно поддаются оценке. По большинству скважин формации Баккен фактические данные есть только за три-четыре года. Оценка же может сильно различаться в зависимости от качества пласта, технологии гидроразрыва и многих иных обстоятельств. Поэтому запасы часто пересматриваются. Например, по формации Баккен в 2008 году геологическая служба США давала оценку 4,3 млрд баррелей, а в 2011 году Continental Resources оценила извлекаемые запасы в 24 млрд баррелей. Потому есть большой риск их сильной переоценки.

Кроме того, существуют и трудности в самой добыче нетрадиционной нефти. Здесь дебиты скважин показывают очень сильное падение в первый же год добычи, на 60–70% от максимума, поэтому для поддержания объема добычи нужно бурить все больше и больше скважин. Все это приводит к объективному удорожанию этой нетрадиционной нефти. Так что в конечном счете рост добычи в Северной Америке не приведет к обвалу цен на мировом рынке, считают в «ЛУКойле».

Кроме того, ряд факторов, среди которых растущая стоимость восполнения запасов, балансирующая роль ОПЕК и ослабление доллара, окажут поддержку ценам на нефть в среднесрочной перспективе.

Не оставаться константой

Какой может быть углеводородная стратегия России в этих условиях?

Если не предпринимать должных усилий, добыча нефти в России будет в лучшем случае стагнировать. В 2012 году в России было добыто 518 млн тонн нефти. Но, по словам вице-президента «ЛУКойла» Леонида Федуна, при сохранении существующей ситуации в 2020 году в России будет не хватать 60 млн тонн нефти, в 2025 году — уже 130 млн тонн. Ведь новых месторождений открывается все меньше.

Благодаря интенсификации добычи на действующих месторождениях и внедрению технологий повышения нефтеотдачи добыча нефти в России на протяжении 2000-х динамично росла. В частности, получила распространение технология гидроразрыва пласта (ГРП), активно внедрялись другие новые технологии и техники. Большая часть российской добычи основывается на открытиях, сделанных еще во времена СССР. Около 90% добычи нефти в Российской Федерации ведется на месторождениях, открытых до 1988 года, и лишь 10% осуществляется на месторождениях, открытых в 1990-е и 2000-е. Эта ситуация, по оценке специалистов нефтяной компании, обусловлена тем, что новые месторождения расположены в основном в удаленных регионах со сложными климатическими или иными условиями. Поэтому вовлечение их в разработку требует значительных инвестиций.

Неудивительно, что во время кризиса 2008–2009 годов наметилась тенденция к падению добычи нефти в России. Однако, как отмечают нефтяники, своевременно принятые российским правительством меры по смягчению налоговой нагрузки позволили стабилизировать добычу и даже обеспечить ее прирост. Положительная динамика добычи, наблюдаемая с 2010 года, во многом связана с вводом в разработку новых крупных месторождений. Наибольший прирост добычи пришелся на Восточную Сибирь, где были введены такие крупные месторождения, как Ванкор, Талаканское и Верхнечонское. Но для преодоления естественного падения добычи необходимо ежегодно вводить по три-четыре месторождения, сопоставимых по размерам с Ванкором.

В конце прошлого года были распределены лицензии на разработку последних крупных нефтяных участков, находящихся на балансе государства: Лодочное (Красноярский край), им. Шпильмана (Ханты-Мансийский округ) и Имилорское (Ханты-Мансийский округ). Согласно планам российских нефтяных компаний, до 2020 года будут введены в эксплуатацию Юрубчено-Тохомское, Русское, Восточно-Мессояхское, Новопортовское, Куюмбинское, Имилорское месторождения. Они смогут обеспечить прирост годовой добычи примерно на 100 млн тонн к 2025 году. Но большая их часть будет введена в эксплуатацию после 2015 года, что рискованно с точки зрения поддержания добычи в стране на устойчивом уровне.

Чтобы пройти этот рискованный период, необходимо масштабное внедрение новых технологий. Как отмечает г-н Федун, увеличение коэффициента извлечения нефти в России до 43% (сейчас 20%) позволит дополнительно вовлечь в разработку около 4 млрд тонн запасов. Если уже сегодня не начать применять новые технологии добычи, то в 2016–2017 годах производство начнет снижаться. Но чтобы использование новых дорогостоящих технологий было экономически эффективным, необходимы налоговые послабления, например дифференцированное понижение НДПИ на нефть, добываемую на старых скважинах.