Деловая конъюнктура

8 июля 2013, 00:00

Девальвационные ожидания негативно отразись на деловой активности; Отток капитала перестал снижаться; День независимости в США приостановил ослабление рубля

Так получилось, что основные идеи, которым, по мнению бывшего руководства МЭР, надлежало открыть России дорогу к ускорению экономического роста и новой индустриализации, кажется, начали реализовываться сами собой после его смены. Правда, не в виде инструментов политики, а как следствие замедления роста экономики. Некоторую пикантность ситуации придает то, что новый руководитель МЭР ранее придерживался диаметрально противоположных взглядов, создавших ему репутацию монетарного «ястреба».

Во всяком случае, ослабление рубля налицо. Дефицита бюджета пока нет, но о его возможности заговорили в Минфине, пообещав, что Резервный фонд, возможно, придется не пополнять, а тратить еще в текущем году. И это несмотря на то, что цена на нефть, восстановившаяся к концу недели до 106 долларов за баррель Brent, заметно выше 97 долларов, принятых при верстке бюджета, а уровень нефтегазовых доходов в рублях при курсе доллара в диапазоне 32–33 рублей уже не выглядит нереальным.

Тем не менее опережающие индикаторы конца полугодия, в частности индексы PMI, на которые приходится полагаться в отсутствие официальной статистики (а что-то достоверное о динамике ВВП России во 2-м квартале мы узнаем лишь в конце августа), похоже, указывают на первую за три года приостановку экономического роста в июне. На сей раз деловая активность неожиданно снизилась в секторе услуг, хотя обрабатывающий сектор продолжил развиваться. Часть сферы услуг, обслуживающая движение товаров (торговля и транспорт), отрапортовала о продолжении роста деловой активности. А существенное снижение показали операции с недвижимостью, аренда и прочие услуги.

Вероятной причиной спада в секторе услуг могла стать задержка реакции на динамику выпуска материального производства, а также волна распродаж, прокатившаяся по мировым финансовым рынкам в июне. Девальвационные ожидания в России, сложившиеся на фоне снижения стоимости сырьевых товаров (почти не затронувшего нефть), укрепления доллара по отношению к основным валютам и роста доходности облигаций, оказали негативное влияние на конъюнктуру прежде всего в наименее инерционном секторе, то есть в услугах.

Возможно, некоторым утешением для россиян может послужить то, что индекс PMI опустился до самого низкого уровня с начала года, правда, оставив мировую экономику в зоне роста, продолжающегося уже почти четыре года. Слабый экономический рост в июне везде был связан с резким замедлением активности в сфере услуг.

Оценки платежного баланса за 2-й квартал, опубликованные ЦБ, дают возможность если не выступить с прогнозами дальнейшего поведения курса рубля, то хотя бы разобраться с причиной его ослабления. Отток капитала, традиционно снижающийся во 2-м квартале из-за значительного роста выплат за границу инвестиционных доходов, проходящих по счету текущих операций, оказался на сей раз нехарактерно большим — 10 млрд долларов (5,4 млрд в прошлом году). С поправкой на сезонный профиль оттока капитала это означает, что отток остался на уровне 1-го квартала, и тенденция его снижения, которая в прошлом году вела к реальному укреплению рубля, в этом году уже не действовала.

Несмотря на близкую к постоянной цену на нефть, на протяжении последних полутора лет экспортная выручка снижается, а расходы на импорт продолжают расти, хоть и не так быстро, как раньше. Однако на сей раз уменьшение сальдо текущего счета поддерживалось не уменьшением оттока капитала, а интервенциями ЦБ. В итоге рубль оказался не то чтобы реально переоцененным, но факторы, которые способствовали бы его дальнейшему реальному укреплению, перестали действовать. В этих условиях номинально рубль должен двигаться примерно как разница темпов инфляции, то есть систематически слабеть.

Тем временем в конце минувшей недели из-за праздника в США регулятор снизил свое присутствие на валютном рынке, в четверг — почти в 10 раз, с 200 млн до 24 млн долларов. Несмотря на отсутствие поддержки ЦБ, рубль перестал слабеть по отношению к корзине (повышение курса доллара в конце недели связано с его укреплением по отношению к евро). На денежном рынке произошло снижение ставок, и ЦБ абсорбировал избыточную рублевую ликвидность. Обычно такое сочетание служит признаком достижения курсом рубля временного равновесного состояния.