Отложенная свадьба

Алексей Хазбиев
заместитель главного редактора журнала «Эксперт»
8 июля 2013, 00:00

«Tele2 Россия» потеряет свой бизнес, если не сможет оказывать услуги связи в сетях 3G и 4G LTE. Оставшиеся шансы — получить новые лицензии или создать СП с «Ростелекомом», который впоследствии неминуемо поглотит оператора

Фото: ИТАР-ТАСС
Банк ВТБ заплатил за «Tele2 Россия» 3,55 млрд долларов

Банк ВТБ, недавно закрывший сделку по покупке сотового оператора «Tele2 Россия», уже начал активные поиски партнеров, готовых вложиться в этот актив. «Мы сейчас ведем переговоры о продаже части нашего пакета в “Tele2 Россия” с целым рядом частных инвесторов, причем с некоторыми переговоры уже в достаточно продвинутой стадии. Думаю, что в течение трех-четырех месяцев такая сделка состоится», — заявил в конце июня журналистам первый зампред правления ВТБ Юрий Соловьев. И вот на днях стало известно, что таким инвестором может стать банк «Россия», подконтрольный предпринимателю Юрию Ковальчуку. Банк выразил готовность приобрести около 30% «Tele2 Россия». Источник газеты «Ведомости» в ВТБ эту информацию подтвердил, оговорившись, что 30% — лишь ориентир, а точный размер пакета пока не определен. Но уже ясно, что в любом случае он будет меньше контрольного. «Мы остаемся контролирующим акционером “Теlе2 Россия”, хотим развивать эту компанию и считаем, что у нее большой потенциал», — подчеркнул Юрий Соловьев. Ни сумму сделки, ни другие ее детали банкиры раскрывать не стали. И этому есть объяснение.

Известно, что ВТБ приобрел «Tele2 Россия» намного дешевле, чем готовы были заплатить за эту компанию конкуренты. В общей сложности госбанк выплатил шведам за сотового оператора 2,4 млрд долларов наличными и при этом обязался погасить все его долги (1,15 млрд долларов). Но самое главное условие сделки заключается в том, что, если ВТБ перепродаст компанию целиком или даже ее часть в течение года, то должен будет выплатить шведам половину полученной прибыли. Все это позволяет сделать предположение о том, что «Россия» не конечный покупатель сотового оператора, а всего лишь посредник. Именно поэтому цена сделки с «Россией» вряд ли будет существенно отличаться от того, что заплатил шведам сам ВТБ. Очевидно, что, приобретая сейчас пакет «Tele2 Россия» с минимальной наценкой, банк «Россия» в дальнейшем перепродаст его профильному стратегическому инвестору за полную стоимость. Нет никаких сомнений и в том, что этому же инвестору в конечном итоге продаст свой пакет «Tele2 Россия» и сам ВТБ. В сегодняшней ситуации этим инвестором может быть только «Ростелеком».

Технологический тупик

Если брать в расчет только финансовые и производственные показатели, то бизнес «Tele2 Россия» предстает поистине фантастическим. Эта компания начала свою операционную деятельность в России десять лет назад и за это время сумела стать четвертым по величине сотовым оператором в стране. Сейчас она имеет лицензии GSM в частотном диапазоне 900 и 1800 МГц в 43 российских регионах, из них в 40 оказывает услуги, обслуживая в общей сложности 23 млн абонентов. По итогам прошлого года выручка «Tele2 Россия» вплотную приблизилась к 2 млрд долларов, EBITDA составила 730 млн, а чистая прибыль — 300 млн долларов.

«Tele2 Россия» использует бизнес-модель дискаунтера, то есть предоставляет свои услуги на 15–25% дешевле, чем конкуренты. Такая стратегия очень хорошо себя зарекомендовала: рыночная доля компании составляет уже 10% в целом по стране и продолжает увеличиваться. Более того, в ряде регионов этот оператор является безусловным лидером. Например, в Кемеровской области, Омске, а также в некоторых других крупных городах Сибири и Центрального федерального округа доля рынка «Tele2 Россия» превышает 35%. Буквально на днях компания объявила о приобретении воронежской «Кодотел» — одного из последних независимых сотовых операторов России с абонентской базой порядка 100 тыс. клиентов. Эта сделка закрепила главенствующее положение «Tele2 Россия» на рынке Воронежской области. Сейчас ее абонентская база здесь выросла до 1,1 млн человек, тогда как, например, у «Мегафона», занимающего второе место в области, насчитывается всего 715 тыс. клиентов. Но и это еще не все достижения. «Tele2 Россия» имеет один из самых низких показателей оттока абонентов среди всех сотовых операторов России, что уменьшает необходимость новых масштабных подключений и, соответственно, сокращает расходы на комиссии дилерам. Это обстоятельство очень позитивно влияет на уровень операционной маржи. Несмотря на низкие цены, EBITDA у «Tele2 Россия» всего на несколько процентных пунктов ниже, чем у компаний «большой тройки». Если у «Мегафона» и МТС это 43–44%, а у «Вымпелкома» 41%, то у «Tele2 Россия» — вполне приличные 37%.

Но у «Tele2 Россия» есть один огромный недостаток, который перевешивает все ее блестящие достижения: у нее нет лицензий на предоставление услуг связи в сетях 3G и 4G LTE. Еще в 2007 году «Tele2 Россия» проиграла конкурс на лицензии 3G компаниям «большой тройки», а в прошлом году то же самое произошло и с лицензиями на 4G LTE. Они достались в итоге все той же «большой тройке», а также структурам «Ростелекома». На самом деле это обстоятельство не было бы так критично для «Tele2 Россия», если бы у нас в стране действовал принцип так называемой технологической нейтральности. То есть существовала бы законодательно разрешенная возможность использовать технологии 4G LTE на частотах 1800 МГц, где у «Tele2 Россия» уже развернуты сети 2G. «Надо ясно понимать, что во всем мире сети 4G LTE уже вовсю строятся в частотном диапазоне 1800 МГц — это магистральный путь развития телекоммуникационной индустрии, — говорит управляющий партнер AC&M Consulting Михаил Алексеев. — Наш же регулятор этого делать пока не разрешает. По всей вероятности, запаздывание с введением технологической нейтральности в диапазоне 1800 мегагерц — результат успешной деятельности лоббистов, исполнявших политическую волю “большой тройки”».

Очень похоже на правду. Еще в прошлом году на заседание госкомиссии по радиочастотам (ГКРЧ) был вынесен вопрос о возможности строительства сетей 4G LTE в диапазоне 1800 МГц, а 3G — в диапазоне 900 МГц. Но никакого решения принято не было. ГКРЧ, опасаясь «ухудшения качества сотовой связи», поручила провести дополнительные исследования, чтобы всесторонне изучить этот вопрос. И такие исследования компания «Tele2 Россия» провела в марте этого года в Омске и Пскове совместно со специалистами НИИ радио. Тестирование ясно показало, что применение технологии LTE и GSM в одном диапазоне частот никакого влияния на качество голосовых услуг не оказывает. Результаты тестов ГКРЧ рассмотрит на своем заседании уже осенью. Тогда же комиссия должна принять окончательное решение о том, будет введен принцип технологической нейтральности в России или нет. Очевидно, что руководство шведской Tele2 AB, продавая свою российскую «дочку» банку ВТБ, исходило из худшего варианта развития событий: если «Tele2 Россия» так и не дадут построить в нашей стране сети 4G LTE, то бизнес этой компании через несколько лет полностью исчезнет. «Во всех скандинавских странах во всех тарифных планах голос и эсэмэс уже повсеместно бесплатны, абоненты платят только за передачу данных. Потребителя не интересуют сложные системы тарификации, и успех операторов главным образом зависит от того, насколько эффективно и дешево они могут предоставлять доступ в интернет, — говорит Михаил Алексеев. — То же самое будет и у нас. Мы в любом случае придем к ситуации, когда у нас будет пять-десять тарифных планов. Первый будет называться 30 гигабайт в месяц и будет стоить 1,5 тысячи рублей, второй — 20 гигабайт за 1,2 тысячи рублей, третий — 15 гигабайт за тысячу и так далее до последнего, который будет называться “2 гигабайта за 400 рублей”. Голос и эсэмэс, как и в Скандинавии, будут бесплатными, люди станут покупать только гигабайты». Но беда «Tele2 Россия» в том и состоит, что обеспечить своим абонентам качественный мобильный интернет, да и вообще передачу данных с мало-мальски приемлемой скоростью в существующих сетях 2G просто нереально. Если сети 4G LTE позволяют передавать данные со скоростью 58–173 Mбит в секунду, 3G — 14 Mбит в секунду, то 2G — всего 474 кбит в секунду. «Разница гигантская. Не “Мерседес” и “Запорожец”, а еще больше — гоночный болид и велосипед», — говорит Михаил Алексеев. Технологический тупик, в котором оказалась «Tele2 Россия», уже повлиял на доходы этой компании. Сейчас суммарные доходы наших сотовых операторов от так называемых услуг с высокой добавленной стоимостью (скоростного мобильного интернета и связанных с ним сервисов) составляют 32% от их общей выручки. И эта доля стремительно увеличивается — на 13–15% каждый год. А у «Tele2 Россия» она ничтожно мала и практически не растет. Если доля «Мегафона» на рынке мобильной передачи данных составляет 36%, МТС — 34%, а «Вымпелкома» — 25%, то у «Tele2 Россия» она колеблется на уровне 2–2,5%. «Если говорить совсем грубо, то того бизнеса, в который Tele2 играет сейчас, лет через семь вообще не будет. Шведы это отлично поняли и поэтому приняли решение раскрыть парашют», — говорит Михаил Алексеев.

Вынужденный альянс

Все проблемы, с которыми в свое время не сумели справиться шведы, предстоит решать банку ВТБ. Просто взять и продать «Tele2 Россия» по частям «большой тройке» он не может — этому будет активно противодействовать ФАС, поскольку такая сделка сразу же приведет к появлению множества региональных монополий, в результате чего тарифы на связь резко вырастут. Кстати, это обстоятельство и стало причиной того, что шведы продали свой сотовый бизнес в России именно ВТБ, а не компаниям «большой тройки», которые готовы были выложить за «Tele2 Россия» на 20–30% больше, чем госбанк. Да и в самом ВТБ такой сценарий отвергают. Глава банка Андрей Костин прямо заявил, что «точно не станет расчленять компанию на мелкие кусочки», и добавил, что ВТБ намерен непосредственно участвовать в повышении капитализации «Tele2 Россия». «Но окончательный способ для этого пока не выбран: это могут быть объединения с другими компаниями или получение дополнительных лицензий», — заявил банкир. В качестве ориентира по капитализации «Tele2 Россия» в ВТБ называют 10 млрд долларов. Но всем ясно, что добиться этого без новых лицензий или партнерства с тем, у кого они уже есть, невозможно. Последние события указывают на то, что партнером «Tele2 Россия» с очень высокой долей вероятности станет не кто иной, как «Ростелеком», которым не смог сам купить этот актив, так как находится в стадии объединения со «Связьинвестом». Во-первых, сразу после сделки со шведами ВТБ назначил главой «Tele2 Россия» Александра Провоторова, который до последнего времени занимал пост гендиректора «Ростелекома». Во-вторых, «Ростелеком» уже начал вести переговоры с «Tele2 Россия» о совместной работе на сетях друг друга по модели виртуального оператора (так называемый MVNO). «Первое, что мы сейчас сделаем, попробуем договориться с ними об MVNO. По регионам мы дополняем друг друга, так что логика здесь есть», — заявил глава «Ростелекома» Сергей Калугин. Проблема в том, что модель MVNO не очень-то выгодна «Tele2 Россия», так как ей придется отчислять заметную долю своих доходов базовому оператору, то есть «Ростелекому». Но самое главное в другом: такая схема работы не решает стратегических задач «Tele2 Россия» по сохранению собственного бизнеса и его расширению за счет развертывания своих сетей 3G и 4G LTE. Учитывая, что у «Ростелекома» есть все необходимые лицензии на 3G и 4G LTE, но при этом очень слабая абонентская база, наиболее вероятным сценарием развития событий выглядит организация СП между «Ростелекомом» и «Tele2 Россия». Если такая компания будет создана, она сразу же станет полноценным четвертым федеральным сотовым оператором, который на первых порах будет обслуживать 40 млн абонентов и займет около 17% рынка, а в будущем его доля может вырасти почти до 25%. Очевидно, что «Ростелеком» крайне заинтересован в готовой инфраструктуре, которая есть у «Tele2 Россия» и которую можно легко и быстро модернизировать до уровня 3G и 4G LTE. По расчетам экспертов, СП сумеет, вложив 3 млрд долларов в течение двух лет, обзавестись такими же сетями, какими сейчас обладает лидер рынка — МТС. А уже после этого ВТБ и банк «Россия» спокойно смогут продать госоператору свою долю в этом СП, не платя никаких лишних денег шведам.