Тщетная попытка Обамы

Александр Кокшаров
8 июля 2013, 00:00

Соединенные Штаты вновь обратили свое внимание на Африку, где они хотят составить экономическую конкуренцию Китаю, который сегодня уже является главным торговым партнером этого континента

Фото: AP
Экономическая направленность африканского вояжа Обамы показывает: в Вашингтоне обратили внимание на подзабытый американскими политиками континент. Если раньше США отдавали приоритет развитию экономических отношений с Латинской Америкой, Европой и Азией, то сейчас от американского бизнеса ждут разворота в сторону Африки

Выступая в крупнейшем городе Танзании Дар-эс-Саламе, президент США Барак Обама заявил о планах построения нового партнерства между Соединенными Штатами и африканскими странами, которое должно поддержать быстрый экономический рост на континенте и сократить бедность. «Мы рассматриваем новую модель, которая будет основываться не только на помощи, но также на торговле и партнерстве, — заявил президент США. — В конце концов, целью является, чтобы Африка строилась африканцами. Наша задача — быть партнерами в этом процессе».

Обама провел в Африке целую неделю, посетив за это время три страны — Сенегал, ЮАР и Танзанию. Во время визита в африканские страны он отметил, насколько континент изменился со времени его последнего визита сюда — четыре года назад в Гану. С тех пор темпы экономического роста в большинстве стран региона заметно выросли, а перспективы стали куда более оптимистичными. Так, сегодня в Африке находятся многие из наиболее быстрорастущих экономик мира. В то время как Европа продолжает стагнировать, а в Азии темпы роста замедляются, на Черном континенте экономический рост ускоряется. По прогнозу МВФ, рост ВВП Африки к югу от Сахары в 2013 году составит 5,1%. В следующем году экономический рост там ускорится до 5,4%, а в 2015-м — до 5,7%.

За последнее десятилетие объемы торговли между США и африканскими странами выросли более чем вдвое. Однако в 2009 году по объемам торговли с Африкой Соединенные Штаты обогнал Китай. Произошло это прежде всего из-за растущего спроса на сырьевые товары — от нефти и меди до древесины и продовольствия. Китай также превратился в главный источник прямых иностранных инвестиций для африканских стран, обогнав компании и Евросоюза, и США.

Кроме того, две трети торговли между африканскими странами и США приходится всего на три страны — ЮАР, Нигерию и Анголу. Чтобы диверсифицировать географию внешней торговли и потеснить влияние Китая на континенте, во время визита Обама заявил, что Пенни Притцкер, новый министр торговли в вашингтонской администрации, опубликует «значительную торговую инициативу», касающуюся Африки, уже в этом году.

Экономическая направленность африканского вояжа Обамы показывает, что в Вашингтоне обратили внимание на подзабытый американскими политиками континент. Если раньше США отдавали приоритет развитию экономических отношений с Латинской Америкой, Европой и Азией, то сейчас от американского бизнеса ждут разворота в сторону Африки. Отчасти потому, что именно этот континент превращается в последний фронтир мировой экономики.

Назад в Африку

Барак Обама прилетел в Дар-эс-Салам всего три месяца спустя после визита председателя КНР Си Цзиньпиня, который направился в Танзанию вскоре после избрания. Поэтому в африканских столицах приезд американского лидера в Африку рассматривали именно как попытку нагнать конкурента.

«Визит Обамы произошел на фоне двух важных тенденций. Во-первых, мы наблюдаем восстановление экономики США, которая находится сегодня в лучшей форме с начала кризиса. И это на фоне замедления темпов роста в Китае и экономических проблем в Европе. Значит, американские компании находятся в хорошей форме для инвестиций. Во-вторых, во многих странах Африки в последнее время стала слышна критика меркантилистской политики Китая на континенте — доходит до обвинений Пекина в неоколониализме, поскольку китайские компании заинтересованы в разработке природных ресурсов африканских стран в обмен на поставки товаров массового потребления из Китая. С начала века торговля между Китаем и африканскими странами выросла более чем в десять раз. В странах континента базируются 150 китайских торговых атташе — против всего шести американских. Но во многих странах не хотят чрезмерного экономического доминирования Китая в своих экономиках», — рассказала «Эксперту» Прэт Такер, экономист исследовательского центра Economist Intelligence Unit.

Сегодня население Африки превысило 1 млрд человек — и более 40% из них моложе 15 лет. Это означает, что в ближайшие десятилетия на рынок труда здесь будут поступать сотни миллионов человек, что дает возможности для роста занятости. Даже в краткосрочной перспективе быстрая урбанизация и рост мегаполисов (Лагос, Киншаса, Аддис-Абеба, Дакар, Найроби и прочие) создадут колоссальный спрос на потребительские товары и потребуют значительных инвестиций в инфраструктуру.

Существенную роль смогут сыграть и африканские диаспоры в США — это та карта, которой нет у Китая. Миллионы выходцев из африканских стран (особенно значительны и заметны диаспоры из Эфиопии, Нигерии, Либерии, Кении, Ганы, Египта и Марокко) живут в Соединенных Штатах, но сохраняют семейные, культурные и деловые связи со своими странами. Эти связи, как надеются в Вашингтоне, помогут увеличить как инвестиции в африканские страны, так и американо-африканскую торговлю.

Забыть об отключениях

Самое масштабное экономическое заявление американский президент сделал, впрочем, в ЮАР, по-прежнему крупнейшей экономике Африки. В Кейптауне он объявил об американской инициативе, которая позволит значительно увеличить выработку электроэнергии в африканских странах — примерно вдвое, — что должно подстегнуть темпы роста. Так, правительство США потратит в рамках энергетической инициативы 7 млрд долларов в ближайшие пять лет на инвестиции в электроэнергетику в африканских странах. Еще 9 млрд долларов инвестируют американские компании, включая General Electric.

«Доступ к электричеству является фундаментальной возможностью нашего времени. Это и свет, при котором учатся дети, и энергия, которая позволяет превратить идеи в реальные бизнесы», — заявил Обама. По мнению американского президента, лишь после того, как африканцы получат доступ к такой базовой услуге, как доступ к электричеству, африканские экономики смогут подключиться к мировой экономике.

«Хронический дефицит производства электроэнергии в Африке является гигантской проблемой, которая ограничивает экономический рост и инвестиции в большинстве стран континента. Речь идет о дополнительных нескольких процентных пунктах роста ВВП ежегодно», — рассказала «Эксперту» Марита Питерсен, профессор экономики Университета Йоханнесбурга.

На африканские страны приходится 10% мировой добычи бокситов, 46% хромитов, 59% кобальта, 22% золота, 40% марганца, 31% фосфатов и 46% натуральных алмазов, 13% мировой добычи нефти и 16% — урана 042_expert_27.jpg Фото: AP
На африканские страны приходится 10% мировой добычи бокситов, 46% хромитов, 59% кобальта, 22% золота, 40% марганца, 31% фосфатов и 46% натуральных алмазов, 13% мировой добычи нефти и 16% — урана
Фото: AP

В Африке к югу от Сахары доступ к электричеству, по данным Всемирного банка, имеет лишь около 25% населения. Что значительно ниже, чем 50% в Южной Азии и 80% в Латинской Америке, на Ближнем Востоке и в Северной Африке. По оценкам того же Всемирного банка, в 25 из 54 стран Африки наблюдается энергетический кризис. Так, в первое десятилетие XXI века средние темпы экономического роста в Африке составляли 4,9% в год, при этом рост энергомощностей составлял всего 1,2%. В среднем из-за перебоев с электричеством промышленное производство в африканских странах теряет 56 рабочих дней в году — от 25 дней в Сенегале до 144 дней в Бурунди. Кроме того, несмотря на ненадежность обеспечения электроэнергией, во многих африканских странах она обходится дороже, чем в большинстве развивающихся экономик.

Даже в ЮАР, самой развитой экономике Африки, наблюдается дефицит генерирующих мощностей, из-за чего даже в этой стране случаются веерные отключения электричества. Впрочем, в Южной Африке инвестиции в электроэнергетику будут искать из собственных средств. Американская инициатива «Энергия для Африки» сначала коснется лишь шести стран — Эфиопии, Ганы, Кении, Либерии, Нигерии и Танзании. Но в будущем эта программа может быть расширена и на другие африканские страны.

Но, конечно, американских денег окажется недостаточно, чтобы решить все проблемы с энергообеспечением континента. Так, в ближайшие 10 лет в Африке, чтобы решить проблему производства энергии, потребуется строительство 100–120 гигаватт дополнительных мощностей. На что необходимо не менее 160 млрд долларов.

На волне сырьевого бума

Довольно долго африканские страны оказывались в тени более богатых и быстрорастущих государств Азии, Ближнего Востока и Латинской Америки, но бум на рынке сырьевых товаров на протяжении последнего десятилетия изменил эту динамику.

При площади 30 млн кв. км Африка является вторым крупнейшим континентом в мире после Евразии, и ее недра полны минеральных ресурсов. Здесь находятся крупнейшие в мире запасы бокситов (сырья для производства алюминия), кобальта, алмазов, фосфатов, платиноидов и циркония. На африканские страны приходится 10% мировой добычи боксита, 46% хромита, 59% кобальта, 22% золота, 40% марганца, 31% фосфатов и 46% натуральных алмазов. Африка также является важным источником энергетического сырья — на нее приходится 13% мировой добычи нефти и 16% урана.

Рост спроса на сырье, особенно со стороны Китая и других развивающихся стран, привел к тому, что даже в разгар кризиса здесь были крупные инвестпроекты. Так, из находящихся в стадии инвестиций программ масштабом более 1 млрд долларов сегодня реализуются проекты в ЮАР (платина и золото), Гвинее (бокситы и алюминий), на Мадагаскаре (никель), в Мозамбике (уголь и природный газ), ДР Конго и Замбии (кобальт и медь), Нигерии, Гане и Южном Судане (нефть), Сенегале (железная руда).

«Бум спроса на сырьевые товары поддерживает высокие темпы роста во многих странах Африки. Экономический подъем усиливают растущий спрос на внутренних рынках из-за роста африканского среднего класса, повышение уровня доходов и урбанизация, а также рост госрасходов и иностранных инвестиций», — полагает Прэт Такер из EIU.

Правда, выигрывают от этого далеко не все. «Африка показала очень неплохие экономические результаты уже на протяжении целого ряда лет. Однако рост остается сконцентрированным в сырьевом сегменте. Индустриализация Африки по азиатскому сценарию, о которой так много говорилось, пока так и не происходит. Значительные части экономики оказываются неэффективными и плохо интегрированы в мировую экономику», — заявил Жозеф Баришако, экономист Экономической комиссии Африки при ООН.

Распространение коррупции, особенно в сырьевых отраслях (нефтегазовый и горнодобывающий сектора), лишь увеличивает разбежку между богатыми и бедными. Впрочем, присутствие заметного теневого сектора экономики означает, что темпы роста в Африке могут ускориться — по мере того, как будет происходить переход бизнеса в официальный сектор.

Йоханнесбург—Кейптаун—Лондон