Демобилизирующий канцлер

Сергей Сумленный
12 августа 2013, 00:00

За шесть недель до парламентских выборов в Германии немцы уже знают, кто будет новым канцлером. Все остальное пока неясно

Фото: AP
Личный рейтинг Ангелы Меркель среди всех избирателей составляет 67%, а среди сторонников ХДС — 97%

«Результат выборов? Я готов определенно сказать лишь то, что одна из партий, формирующих правительство, будет “черной”, это будут консерваторы», — политический обозреватель немецкого телеканала Phoenix предпочитает ответить на вопрос о предстоящих выборах шуткой. И хотя парламентские выборы пройдут в Германии только 22 сентября, через полтора месяца, уже сегодня все говорит о том, что на них гарантированно победит партия Ангелы Меркель, Христианско-демократический союз (ХДС).

Показатели и лично Ангелы Меркель, и возглавляемой ею партии действительно поражают. Личный рейтинг Меркель среди всех избирателей составляет 67%, а среди сторонников ХДС — 97%. Согласно последним данным социологических опросов, за ХДС на прошлой неделе проголосовал бы 41% избирателей, а за их ближайших соперников из СДПГ — всего 26%. Это самый большой разрыв между двумя партиями за последние восемь лет, и это самый высокий рейтинг ХДС. Ранее партии Меркель удавалось выигрывать выборы, даже получая 35,2% голосов (в 2005 году) и 33,8% (в 2009 году).

Потому победа Меркель кажется сама собой разумеющейся. Букмекерские конторы принимают ставки на победу ХДС с коэффициентом 1,1, в то время как ставки на победу второй крупнейшей партии страны СДПГ берутся уже с коэффициентом 6, а на три оставшиеся парламентские партии («Зеленые» «Левые» и СвДП) — под сказочные коэффициенты 150 и даже 300.

Консервативный социализм

Бывшая восточногерманская комсомолка, физик по образованию, Ангела Меркель готовится в третий раз стать канцлером Германии. (В отличие от многих президентских республик, в Германии срок работы канцлером не ограничен, и два самых известных германских канцлера, Конрад Аденауэр и Гельмут Коль, избирались на этот пост по четыре раза подряд.) Скорее всего, это удастся ей без особых проблем.

Секрет успеха Меркель — в выбранной ею стратегии «асимметричной демобилизации электората», считает Ральф Тильс, эксперт центра политических исследований университета Люнебурга. «В лагере христианских демократов этот термин почти табуизирован, и ему пытаются найти более приятно звучащий аналог, однако в последние годы именно эта тактика составляет политический фундамент ХДС под руководством Меркель. Главная идея стратегии проста — это ослабление противника за счет демобилизации его электората. Своего главного противника, социал-демократов, Меркель ослабляет за счет смещения центра ХДС влево. Кстати, это еще и следствие личного опыта Меркель. На выборах 2005 года она получила меньше голосов, чем рассчитывала, из-за излишне консервативной риторики. Так вот, теперь она атакует СДПГ за счет того, что “ворует” их темы, от введения минимальной зарплаты до пособий родителям. Таким образом, у сторонников социал-демократов нет больше повода идти на выборы. Зачем голосовать, если ХДС и так проводит социал-демократическую политику?» — говорит Тильс.

На руку Меркель и то, что социал-демократы так и не смогли предложить избирателям хоть сколько-нибудь харизматичного лидера. Официальным кандидатом от СДПГ стал Пеер Штайнбрюк, бывший министр финансов в правительстве «большой коалиции» ХДС и СДПГ, существовавшем с 2005-го по 2009 год. Уже один факт работы под руководством Меркель является сильным аргументом против Штайнбрюка в глазах избирателей — ведь кандидат от СДПГ не может всерьез критиковать решения правительства, в котором он сам был министром. Однако главная проблема Штайнбрюка — в его недружелюбном и снобистском имидже.

Свою карьеру кандидата в канцлеры Пеер Штайнбрюк начал с того, что назвал зарплату канцлера ФРГ непривлекательной. Глава немецкого правительства получает чуть больше 100 тыс. евро в год. Это действительно очень скромная зарплата, особенно если сравнивать ее с миллионными доходами менеджеров. Однако жалобы политика на свой доход традиционно считаются в Германии неприличными. «Если тебе не нравится зарплата канцлера, зачем ты баллотируешься на этот пост? Разве в политику идут из-за денег?» — писали немцы в блогах.

Сразу же за этим скандалом последовали другие. Пеер Штайнбрюк заявил, что «не стал бы пить красное вино дешевле пяти евро за бутылку», тем самым нанеся прямое оскорбление миллионам немцев, не гнушающихся покупать в недорогих супермаркетах вина по 1,5 или 2 евро. Затем выяснилось, что, будучи депутатом парламента, лидер социал-демократов регулярно выступал на мероприятиях, организованных крупными банками, и получал за свои доклады баснословные гонорары. После долгих препирательств с контрольной комиссией бундестага журналисты узнали, что за последний год сумма гонораров Штайнбрюка составила более 1 млн евро. Сам же кандидат не уставал повторять, что размер гонораров — это его личное дело до тех пор, пока он честно платит с них налоги. Для социал-демократических избирателей, часто получающих в месяц меньше, чем Штайнбрюк получал за один доклад, такое поведение стало еще одним поводом отвернуться от СДПГ.

«Лучшей предвыборной стратегией для нас было бы отправить Штайнбрюка до выборов куда-нибудь на Гаити, чтобы он поменьше появлялся перед журналистами», — горько шутили в штабе социал-демократов. Согласно последним данным соцопроса Infratest dimap, 53% немцев, решивших все же отдать свой голос СДПГ, сделают это исключительно из-за согласия с политической программой партии и вопреки антипатии к Штайнбрюку. Для сравнения: среди тех, кто проголосует за ХДС, только 8% сделают это из-за симпатии к партийной программе и вопреки антипатии лично к Меркель.

Борьба за место младшего брата

Впрочем, уверенность в том, что следующим канцлером ФРГ вновь будет Ангела Меркель, не означает, что выборы будут лишены интриги. Главный вопрос, который сегодня задают себе немецкие политологи: кто сможет стать младшим партнером в новом правительстве Меркель?

В ходе прямых выборов граждане отдают свои голоса как за партии, так и за депутатов-одномандатников, формирующих половину депутатов избранного парламента. Для назначения своего кандидата на пост канцлера (и для дальнейшего формирования правительства) победившей партии надо получить не менее 50% от голосов в парламенте. Такое за всю историю Германии было лишь однажды: в 1957 году ХДС под руководством Конрада Аденауэра набрал 50,2% голосов. Однако даже тогда в правительство Аденауэра вошли представители нескольких карликовых партий. Разумеется, если крупнейшая партия контролирует меньше половины мест в бундестаге, вопрос формирования правящей коалиции становится главным сразу же после выборов.

Уже сейчас понятно, что нынешний партнер ХДС либеральная Свободная демократическая партия (СвДП) не сможет выполнять роль союзника по коалиции после выборов. Согласно соцопросам либералы, скомпрометировавшие себя непрекращающейся внутрипартийной склокой и слишком открытыми симпатиями к крупному банковскому капиталу (не слишком популярная политическая программа на фоне европейского финансового кризиса), будут вынуждены бороться не за попадание в правительство, а за вхождение в парламент. Вот уже два года подряд рейтинг СвДП балансирует на уровне пятипроцентного барьера.

Таким образом, Ангеле Меркель придется выбирать из двух возможных коалиций — с социал-демократами или «Зелеными». В отличие от союза с идейно близкой СвДП, которая к тому же была готова идти на поводу у консерваторов по ряду важных для ХДС вопросов (например, СвДП фактически отказалась от поддержки приравнивания налогового статуса однополых гражданских союзов и разнополых браков), обе эти коалиции чреваты серьезными проблемами. На первый взгляд более продуктивным мог бы стать союз Меркель с «Зелеными» как с более слабой партией. Однако между «Зелеными» и ХДС много разногласий, начиная от взглядов на альтернативную энергетику и однополые семьи и до вопросов по приему беженцев и отношений к авторитарным режимам.

Куда ближе друг к другу (во многом благодаря меркелевской политике асимметричной демобилизации противника) позиции ХДС и СДПГ, однако такой союз может оказаться ядовитым подарком для социал-демократов. В обмен на вхождение в правительство СДПГ потеряет возможность резко критиковать Меркель и ее консерваторов на следующих выборах.

«Большая коалиция» с ХДС в первое правление Меркель уже стоила социал-демократам падения рейтинга — с 33% в 2005-м до 23% в 2009 году. Второе такое правление за двенадцать лет может поставить крест на полуторавековой истории немецкой социал-демократии, окончательно переведя СДПГ в разряд партий второго эшелона. Что еще более опасно — дальнейшее падение социал-демократов означало бы дальнейшее дробление немецкого политического ландшафта.

Триумф малых партий

Именно дробление политпространства представляется сегодня главным фактором нестабильности немецкой политической системы. Дробление структуры бундестага началось еще в 1980-х годах, когда в немецкий парламент прошла молодая партия «Зеленые» и фракций стало четыре. Формирование правящей коалиции, таким образом, превратилось из перетягивания крупными фракциями на свою сторону третьей, малой фракции в соревнование между союзами ХДС/ХСС—СвДП и СДПГ—«Зеленые».

В 1990-х годах в бундестаг вошли представители крайне левого движения ПДС, оформившиеся в результате выборов 2005 года в леворадикальную партию «Левые», ставшую пятой парламентской фракцией, что оттянуло голоса у остальных фракций и сделало формирование правящей коалиции еще более сложным делом. На прохождение в новый парламент претендуют еще две партии — левоанархистские «Пираты» и партия экономических консерваторов и евроскептиков «Альтернатива для Германии». Согласно соцопросам ни одна из этих партий не имеет шансов пройти пятипроцентный барьер, однако нельзя забывать, что потенциальный электорат молодых партий может резко менять свои симпатии.

В апреле 2012 года электоральный рейтинг только что созданной партии «Пираты», выступающей против контроля властей над интернетом, за легализацию наркотиков и существенное упрощение миграционного законодательства, достигал невероятных 12%, и партия прошла в городской парламент Берлина. Нынешний скандал с американской программой слежки в интернете в преддверии выборов может сыграть на руку «Пиратам».

Что касается «Альтернативы для Германии», то эта партия, возглавляемая университетскими профессорами и выступающая за выход Германии из еврозоны, может показать на выборах более высокий результат, поскольку граждане могут стесняться признаваться опрашивающим в своей симпатии к партии, проповедующей идеи отказа от европейской интеграции. В любом случае, если в бундестаге будет хотя бы шесть партий, германская политическая система сделает большой шаг к нестабильности. Ситуация, при которой правящая коалиция возможна только в случае союза трех партий, а количество потенциальных союзов превышает десяток, слишком сильно напоминает модель парламентаризма 1920-х годов, и именно поэтому немецкое общество старалось избегать такого дробления парламента.

Берлин