Где у нас бобо?

Книги
Москва, 19.08.2013
«Эксперт» №33 (863)
Книга о том, кто такие bourgeois bohemian, об их деловой, духовной и интеллектуальной жизни, удовольствиях и о политике

Книга появилась в США еще в 2000 году, но выход ее на русском только сейчас вполне закономерен. После бурной зимы 2011/12 года, когда молодые «образованные горожане» впервые в новейшей российской истории выделились как отдельная политическая сила, получили собственное наименование «креативный класс» (и даже дикую аббревиатуру «креаклы»), этому самому классу остро захотелось вписать себя в мировой контекст. И исследование американского социолога пришлось как нельзя кстати.

Действительно, на первый взгляд может показаться, что герои, которых автор называет «богемные буржуа» (BOhemian BOurgeois, отсюда и «бобо») — все эти финансовые аналитики в джинсах и вольные художники, ведущие успешные бизнесы, объединяя в себе протест шестидесятых и прагматизм восьмидесятых, — если не родные, то двоюродные братья столичных оппозиционных «бульвардье». Брукс с юмором описывает типичных представителей новой элиты на улицах респектабельного городка: «На улицах Уэйна стали преобладать представители околотворческой интеллигенции: адвокаты-романисты, профессора-садовники, необычайно начитанные риэлторы, психологи в бижутерии ар-нуво…», кафе с огромными ценами за якобы простую органическую еду и магазины для бобо-персонажей: «Ощущение от магазина можно обозначить как “Год в Провансе” (имеется в виду роман Питера Мейла о радостях непритязательной деревенской жизни. — Эксперт”), тогда как цены говорят — шесть лет успешной медицинской практики, и это будет вам по карману». Принадлежность к тому или иному классу не определяется больше средствами производства. «Сегодня можно сказать, что классы определяют себя средствами потребления», — ядовито замечает автор.

Что более существенно, Брукс вычленяет новое отношение к деньгам: «В 1950-х считалось, что деньги лучше всего получать по наследству. В среде сегодняшней бобо-элиты считается, что лучше всего разбогатеть по стечению обстоятельств. Деньги просто случилось заработать по пути к реализации творческой задачи». И наконец, уже совсем горячо: «Владельцы ресторана, гостиницы или кафе могут использовать свой бизнес для создания ячейки гражданского общества».

Так, значит, образованные горожане крупных российских городов, они же хипстеры и креаклы, это и есть бобо, пусть пока и немногочисленные?

Ничего подобного. Внимательное чтение книги показывает: разница не количественная, а качественная.

Феномен новой буржуазии, которая сорвала наконец строгие костюмы и галстуки и, не теряя осмотрительности, занялась бизнесом в стиле фанк, оказался возможным благодаря колоссальным переменам, произошедшим в США в 1960-е годы. Нет, речь не о Вудстоке, «лете любви» и движении хиппи, как можно предположить, — по мнению автора, влияние этих широко разрекламированных феноменов сильно преувеличено. А о том, что в послевоенные десятилетия с подачи президента Гарвардского университета Дж. Б. Конанта, озабоченного «окукливанием» старой протестантской элиты и космическим (в прямом и переносном смысле слова) рывком СССР, социолог Генри Чонсей, заняв по

У партнеров

    «Эксперт»
    №33 (863) 19 августа 2013
    Россия - США
    Содержание:
    И разговаривать тут не о чем

    Пауза в российско-американских отношениях затягивается, и это совсем не плохо

    Международный бизнес
    Наука и технологии
    Потребление
    Реклама