Туркам достались русские ферросплавы

Андрей Горбунов
19 августа 2013, 00:00

Группа «Мечел» продала турецкой Yildirim Group два своих ключевых ферросплавных актива. В результате этой сделки на российский рынок впервые пришла крупная турецкая металлургическая компания

Фото: photoxpress.ru
Тихвинский ферросплавный завод перешел к туркам

Группа «Мечел», имеющая запредельную для металлургического сектора долговую нагрузку и обремененная сразу несколькими крупными инвестиционными проектами, продала за 425 млн долларов Тихвинский ферросплавный завод в Ленинградской области и горно-обогатительный комбинат «Восход» в Казахстане. Оба эти предприятия входят в единую технологическую цепочку по производству феррохрома. В результате российская компания свернула один из самых своих значимых инвестпроектов по собственному производству ферросплавов, а турецкая сторона получила по приемлемой цене новый ферросплавный завод с собственной сырьевой базой.

Мастер на все руки

Единственная продукция Тихвинского ферросплавного завода — феррохром, сплав, применяемый при производстве нержавеющих, легированных и специальных сталей. «Мечел» традиционно специализируется на выплавке спецсталей — базовый для компании Челябинский металлургический комбинат создавался для обеспечения советской промышленности именно спецсталями. Вошедший в состав группы комбинат так и остался единственным крупным производителем специальных сталей в России — других заводов подобного профиля у нас в стране просто не создавалось.

В начале 2000-х годов руководство «Мечела» взялось за диверсификацию бизнеса компании. Предполагалось, что группа будет развиваться как интегрированная металлургическая структура со специализацией на выпуске сортового проката и при этом станет крупным экспортным производителем всего комплекса сырья для металлургического производства — от железной руды до коксующегося угля и ферросплавов. Параллельно компания планировала развивать и собственный энергетический бизнес. Реализуя первую часть стратегии, «Мечел» приобрел ряд небольших прокатных и передельных заводов в Румынии, начал строительство рельсобалочного стана в Челябинске. А в сырьевом дивизионе была анонсирована разработка Эльгинского месторождения коксующихся углей и начата консолидация ферросплавных активов.

Именно ферросплавы интересовали компанию в первую очередь. Правда, главные ферросплавные предприятия России — Челябинский электрометаллургический завод и Серовский завод ферросплавов — оказались поделенными между новыми собственниками, и продавать их «Мечелу» никто не собирался. В результате компании пришлось довольствоваться поглощением второстепенных производителей — Братского завода ферросплавов (специализируется на выпуске феррокремния) и комбината «Южуралникель».

Тем не менее «Мечел» стремился закрепиться в качестве производителя одного из наиболее важных видов ферросплавов — феррохрома. Поиски дополнительных активов привели компанию к Тихвинскому ферросплавному заводу, который в то время строила группа ИСТ Александра Несиса. Это предприятие создавалось на мощностях приобретенного группой Тихвинского завода транспортного машиностроения. Привлекательности проекту придавало и наличие собственной сырьевой базы — месторождения «Восход» в Казахстане, разработку которого начала британская Oriel Resources. Обогащенная руда из Казахстана должна была поставляться в Ленинградскую область, а полученный феррохром — отправляться на экспорт.

Проблема собственной сырьевой базы всегда была достаточно острой для российских производителей ферросплавов. Основные месторождения хромовых руд после распада СССР оказались на территории Казахстана. России же досталось сравнительно небольшое Саранское месторождение в Пермском крае и ряд мелких месторождений в Заполярье и Карелии, поэтому любой производитель феррохрома сталкивался с необходимостью импорта руды — из того же Казахстана или из Турции.

Строящийся ГОК и ферросплавный завод «Мечел» в 2008 году приобрел у группы ИСТ почти за 1,5 млрд долларов. На тот момент эта сделка стала одной из самых крупных в российской металлургической промышленности. С покупкой нового предприятия инвестиции «Мечела» не закончились — компании пришлось достраивать и шахту, и завод. В результате последняя очередь Тихвинского ферросплавного завода была введена только в прошлом году. Казалось бы, новое предприятие благодаря современному оборудованию и собственному сырью хорошо впишется в структуру компании — «Мечел» должен был получить рентабельное экспортное производство и одновременно удовлетворить собственные потребности в феррохроме. Но все вышло иначе.

Китайский фактор

Расчет на быструю окупаемость проекта во многом определялся благоприятной динамикой мировых цен на хром и хромовые руды. Хром не является редким элементом, но основную роль в добыче хромитов в мире играют четыре страны, лидирующие в этой сфере на протяжении нескольких десятилетий, — ЮАР, Казахстан, Индия и Турция, на которые приходится более 80% добычи. Еще пять-десять лет назад мировые цены на хромиты и феррохром непрерывно росли, достигнув пика к середине 2008-го. Но уже в конце того же года произошел резкий обвал, а к началу 2013 года цены на феррохром оказались ниже максимума почти вдвое. В результате многие инвестиционные проекты по добыче и переработке хромовых руд были заморожены. Правда, на динамике добычи обвал цен сказался незначительно — после небольшого спада в 2009 году она опять начала расти. Это связано с тем, что добыча хромовых руд — во многом уже сложившийся бизнес с высокой степенью амортизации. Крупнейшие компании разрабатывают свои месторождения несколько десятилетий, поэтому колебание цены на хром для них не критично. Но есть и еще одна причина быстрого восстановления — глобальное изменение структуры спроса на хромовые руды. Дело в том, что их крупнейшим потребителем в последние годы стал Китай, не располагающий значимой сырьевой базой, но нарастивший производство и импорт феррохрома в несколько раз. В результате в выигрыше на мировом рынке оказались те компании, которые смогли организовать экспорт руды непосредственно в КНР. И в первую очередь здесь преуспели добывающие компании ЮАР, Индии, Австралии и Казахстана. А вот «Мечел» сделать этого не смог — весь ферросплавный дивизион группы оказался на грани рентабельности. И понятно почему. С момента запуска Тихвинского завода там выпускалось не более 70 тыс. тонн феррохрома в год при проектной мощности 120 тыс. тонн. Потребности Челябинского металлургического комбината «Мечела» в феррохроме также оказались достаточно скромными — менее 15 тыс. тонн в год. И загрузить простаивающие мощности завода никаких шансов у «Мечела», судя по всему, не было. Тем не менее, если бы не чрезмерная долговая нагрузка «Мечела», перевалившая за 9 млрд долларов, группа, скорее всего, оставила бы актив у себя до лучших времен. Но необходимость ежегодно платить несколько сотен миллионов долларов процентов заставила руководство «Мечела» выставить ферросплавные активы на торги.

Почему Yildirim Group

Изначально считалось, что наиболее вероятные покупатели Тихвинского завода — крупнейшие производители ферросплавов в России и Казахстане: Челябинский электрометаллургический завод и компания «Казхром», входящая в состав ENRC и являющаяся наряду с южноафриканской Samancore крупнейшим производителем феррохрома в мире. Интерес «Казхрома» к ферросплавным активам «Мечела» понятен: основные добывающие предприятия казахской компании находятся в непосредственной близости от ГОКа «Восход». Таким образом, в случае поглощения казахи могли бы не только резко сократить логистические расходы, но и получить дополнительную прибыль, увеличив загрузку Тихвинского завода. Но договориться с «Мечелом» им не удалось — по всей вероятности, стороны просто не сошлись в цене. А вот турки скупиться не стали. После приобретения новых ферросплавных заводов Yildirim Group увеличит свои мощности по производству феррохрома почти на треть. Эта компания — один из лидеров по добыче хромитов и производству феррохрома в Турции. Но начать активную зарубежную экспансию у нее до последнего времени не получалось. Туркам принадлежит лишь один небольшой ферросплавный завод в Швеции, а других активов за пределами своей страны ни по добыче хромитов, ни по производству ферросплавов у Yildirim Group нет. Так что покупка Тихвинского завода и ГОКа «Восход» практически на самом дне рынка может стать не только выгодной долгосрочной инвестицией, но и плацдармом для продолжения экспансии турецкой компании в Европу и Азию.