«Амедиа» ставит на HBO

Вячеслав Суриков
редактор отдела культура журнала «Эксперт»
26 августа 2013, 00:00

Компания «Амедиа» запустила платный телеканал. Его программа состоит исключительно из новинок сериальной и киноиндустрии

Фото: Eter Marlow \ Magnum Photos \ Grinberg Agency
Телевидение может быть умным, если зритель готов за него платить

Высокопрофессиональное и высокохудожественное кино на «Амедиа Премиум» идет без рекламы. В поддержку каналу стартовал проект «Амедиатека», где все то же самое можно получить через интернет. Что сразу бросается в глаза: собственные сериалы компании не вписались в формат «Амедиа Премиум», они так и остались на канале «Амедиа 2», изначально предназначенном для демонстрации сериалов собственного производства. Сериалы, которые показывает «Премиум», уже получили 114 номинаций на главную телевизионную премию «Эмми». Такого нет нигде: мировые лидеры (HBO, Showtime, Starz, CBS, FOX), жестко конкурирующие между собой в США, в России неожиданно слились в едином порыве на «Амедиа Премиум». Суммы, в которые обошлась покупка авторских прав, исчисляются десятками миллионов долларов.

Легкий нелегальный доступ к тем же сериалам в cети стал едва ли не основным препятствием на переговорах с правообладателями. Условия заключения контрактов пришлось обсуждать от полутора до трех лет. Каждый из сериалов — это, безусловно, бренд, и его владельцы очень заинтересованы в том, чтобы он не продавался на каждом углу. С ними согласовывались все технические детали, в первую очередь качество сигнала и степень его защищенности. Их пришлось убеждать, что проект «Амедиа Премиум» — это всерьез, что, независимо от того, насколько успешной будет борьба с пиратством, в России достаточно людей, готовых платить за контент.

На взыскательную категорию зрителей, уже распробовавшую, что это за продукт — американские сериалы, и рассчитан новый канал «Амедиа». Президент кинокомпании Александр Акопов признает, что отечественная сериальная продукция пока не дотягивает по художественному уровню до того, чтобы попасть в его эфир. И проекты, которые могли бы занять место в эфирной сетке рядом с сериалами HBO, находятся лишь на стадии обсуждения. Здесь кроется еще один бизнес-парадокс платного телеканала. С фантастическим успехом вытеснив с телевизионного рынка западных конкурентов, «Амедиа» (тоже детище Акопова — главный в России производитель сериалов) теперь отыгрывает назад и создает площадку для качественного зарубежного сериала.

Да, в мировом кинопроцессе платные каналы вышли на лидирующие позиции: именно они сейчас определяют будущее мирового кинематографа. Они могут себе позволить не пытаться угодить всем подряд, но, с другой стороны, это коммерческий продукт, который должен удивить аудиторию настолько, чтобы она не смогла себе отказать в желании увидеть его первой, ни в коем случае не покидая ряды подписчиков. Платные каналы действительно удивляют, но только не аудиторию эфирных российских каналов — здесь, как правило, их ждет рейтинговое фиаско. И вот появляется «Амедиа Премиум» — структура, заточенная на импорт американских сериалов. Вместо того чтобы тратить заработанные нелегким трудом на внутреннем рынке деньги, она не только финансово поддерживает американскую киноиндустрию, но и создает для нее легальную нишу в России. А для этого еще необходимо предпринять титанические усилия по расчистке интернет-пространства от пиратского флота, который из группы одиночек-любителей превратился в массовое «партизанское» движение. Зачем все это?

Александр Акопов, утверждая, что платный канал — это все-таки бизнес, который должен окупиться в реальные сроки, не забывает и о культуртрегерских идеях. План таков: сначала воспитать зрителя на чужих сериалах, подтянуть уровень его художественных запросов, попутно осваивая новые технологии взимания платы за просмотр и накапливая финансовые ресурсы, а потом и самим снимать кино не хуже и не дешевле американского. Главные предпосылки успеха: достаточное число платежеспособных зрителей и сильные кинематографические традиции. То и другое есть не у каждой страны — некоторые государства никогда не смогут себе позволить канал, где будут идти качественные сериалы только собственного производства. У России есть все шансы на реализацию этой телевизионной мечты. Сможет ли «Амедиа Премиум» стать аналогом HBO? Удастся ли найти своего зрителя и убедить его, что канал предоставит ему самое лучшее?

Мы видим, как HBO легко отходит от принципа сериальности и делает фильмы, которые идут один вечер. Платный канал может предложить режиссерам и сценаристам не только почти обезличенные съемки одного-двух эпизодов сериала — можно делать настоящее авторское кино, просто зритель увидит его не в кинотеатре, а на экране домашнего телевизора, который по техническим возможностям все более приближается к кинопроектору. «Амедиа» перешла на формат HD еще десять лет назад по настоянию своих партнеров — компании Sony Pictures. Сейчас она пожинает плоды: на телеканале «Амедиа 2» преобладает HD-качество картинки. На очереди формат 4K (UltraHD), у которого плотность изображения в четыре раза выше, чем у HD. Еще есть Smart TV — технология, сулящая немало революционных новшеств в формате восприятия контента. Большие домашние экраны и Smart TV — вот что изменит мир уже в самом недалеком будущем.

Выбирать, что важнее, технологии или контент, не приходится. По неписаным законам успеха HBO одно без другого невозможно. Как только зритель хоть раз в жизни увидит картинку с максимально насыщенными цветами, он никогда не сможет забыть этого ощущения. И он ваш — но до тех пор, пока не испытает еще более сильное впечатление. Если же зритель посмотрит один из современных американских сериальных хитов от начала до конца, его представление о том, что такое история из чужой жизни, зачем ее нужно смотреть и какое отношение она имеет именно к нему, изменится кардинально. По-другому не может быть: у голливудских сценаристов есть тысяча ключей к сердцам зрителей всего мира. Один из них обязательно подойдет.

«Во все тяжкие» (Breaking Bad)

 065_expert_34_1.jpg

Прародитель сериала Винс Гиллиган — таинственная машина, порождающая долгоиграющую историю про школьного учителя химии, который внезапно открыл в себе темную сторону, снова и снова заставляет замирать от восхищения и гадать, откуда у него столько крючков для развития интриги. И кто на самом деле выкручивается из тупиковых ситуаций — Винс Гиллиган, манипулирующий своими героями, как марионетками, или Винс Гиллиган, перевоплощающийся в своем воображении в Уайта-Хайзенберга и вызывающий магическими пассами из небытия в свой завораживающий сон всех остальных персонажей Breaking Bad. С небывалым для телесериалов совершенством он интерпретирует давнюю повесть шотландца Стивенсона, вышедшую в конце XIX века под названием «Странная история мистера Джекила и доктора Хайда», и виртуозно доказывает, что сюжет о совмещении в человеке диаметрально противоположных аспектов личности нисколько не потерял актуальности.         

«Служба новостей» (The Newsroom)

 065_expert_34_2.jpg

Сериал Аарона Соркина воспроизводит систему образов, заданную с ходу ставшим классическим «Доброй ночи и удачи» Джорджа Клуни. Особенно начиная с третьей серии первого сезона, когда ведущий вечерних новостей Уилл Макэвой становится глашатаем истины, избрав в качестве первой жертвы консервативно-либертарианское политическое движение. Мучительная смена формата новостной программы сопровождается перипетиями в личной жизни сотрудников отдела новостей, включая самого Макэвоя. Но если Клуни выбрал сдержанный черно-белый тон, и получилось, как в жизни, то Соркин вгоняет своих персонажей в истерику — и получается, как в театре. Он придумал очень эффектную первую серию, которая начинается с отлично написанной антиамериканской импровизации Макэвоя, а завершается триумфальным выпуском новостной программы: журналисты обретают свое профессиональное счастье, рассказывая эксклюзивные подробности о взрыве нефтяной платформы в Мексиканском заливе раньше всех остальных.          

«Родина» (Homeland)

 065_expert_34_3.jpg

Аналитик Центрального разведывательного управления Кэрри Мэтисон, как и Офелия, страдает психическим расстройством. Подобно Джульетте, она готова ради любви предать интересы своего клана. Вырвавшийся из арабского плена ценой предательства сержант морской пехоты Николас Броуди, как и принц Гамлет, одержим жаждой праведной мести и одновременно подвержен постоянным сомнениям в правильности принятых решений. Словно Ромео, его притягивает к девушкам, которых любить нельзя. Коллега и друг Кэрри Мэтисон Саул Беренсон — брат Лоренцо, директор Антитеррористического центра ЦРУ Дэвид Эстес — Полоний, вице-президент США Уильям Уолден — Клавдий. Сценарий «Родины» сочиняет израильтянин Гидеон Рафф. В том, что он вдохновляется пьесами великого английского барда, нет ничего предосудительного. Любопытно другое: как неожиданно в его голове комбинируются широко растиражированные художественные образы и сюжетные мотивы.