Москва. Лето. Выборы

Александр Лабыкин
обозреватель журнала «Эксперт»
Петр Скоробогатый
заместитель главного редактора, редактор отдела политика журнала «Эксперт»

Кремль задает новый тренд: рост политической конкуренции. Выборы в Москве и других регионах призваны показать пример бескомпромиссной борьбы

Фото: РИА Новости

Сюрпризов на региональных выборах по итогам единого дня голосования 8 сентября для Кремля не предвидится. Не в том смысле, что результаты заранее предрешены, а победители известны. Как раз наоборот: задача на ближайший электоральный цикл — обеспечить максимальную политическую конкурентность и честную политическую борьбу. Провластным кандидатам дали четкий сигнал: фетиш «высокого результата любой ценой» остался в прошлом, на выходе должны быть представлены реальные цифры поддержки населения.

Первый заместитель руководителя администрации президента Вячеслав Володин заверяет, что это решение президент принял в интересах развития всей избирательной системы, поскольку он уверен в стабильности нынешней модели и убежден, что все естественные риски сполна нивелируются политическими дивидендами: появление новых людей, взращивание свежих идей и концепций.

Желанием усилить конкуренцию и объясняется фактическая поддержка властью фигур Алексея Навального, Геннадия Гудкова и Евгения Ройзмана на этапе выдвижения на выборы, соответственно, в Москве, Подмосковье и Екатеринбурге. При этом проблемы с прохождением этих кандидатов через муниципальный фильтр Кремль не смутили — этот барьер, по-видимому, будет сохранен и после 8 сентября. Объяснение простое: упрощение регистрации новых партий привело к размытию электората, что не нравится ни власти, ни оппозиции.

«Единая Россия» не отодвигается с центральной позиции на политическом поле, скорее наоборот. По нашим данным, губернаторам и политикам с партбилетом запрещено идти на выборы в качестве самовыдвиженцев. Исключение было сделано лишь для врио мэра столицы Сергея Собянина.

Тренд на усиление политической конкуренции будет развиваться и дальше, например в процессе перехода на мажоритарную систему выборов. Кроме того, будут продолжены поиски новых решений. Например, обсуждаются возможности диалога партий с целью выработки эффективных и консолидированных решений в сфере управления регионом, вплоть до создания коалиционных правительств из состава партий, показавших сильные результаты на региональных выборах. Не исключено, что подобные механизмы будут закреплены на законодательном уровне.

Михаил Дегтярев призван несколько омолодить имидж ЛДПР 016_expert_34_1.jpg Фото: РИА Новости
Михаил Дегтярев призван несколько омолодить имидж ЛДПР
Фото: РИА Новости

Еще один важный аспект развития новой модели — обеспечение независимости региональных СМИ. В то время как десятки московских СМИ могут жестко критиковать федеральную власть, начиная с президента страны, региональные издания вынуждены крайне аккуратно освещать работу губернаторов и мэров. В условиях общего усиления политической конкуренции такая ситуация выглядит атавизмом.

Заданный Кремлем новый политический тренд проходит первую обкатку в регионах. На данный момент можно констатировать: к новым условиям ведения избирательной кампании будет непросто привыкнуть не только кандидатам от «Единой России», но и их оппонентам. Это хорошо заметно на уровне столичных выборов, которые априори станут витриной выборного сезона. Конкуренты Сергея Собянина получили максимальную свободу в этом избирательном цикле, где-то даже индульгенцию от власти, но, по-видимому, заранее смирились с поражением, не навязали серьезной борьбы врио мэра, не затруднились детальной проработкой программ и в итоге сфокусировались на более простой федеральной повестке.

Ловушка для Навального

Несмотря на активность кандидатов от парламентских партий, рефрен предвыборной кампании в Москве — противостояние Сергея Собянина и Алексея Навального. Противостояние наигранное и надуманное, ведь эти фигуры никак не претендуют на электорат друг друга, не говоря уже о конкуренции программ или идей. Вместе с тем эта условная борьба выгодна обоим претендентам как раз для мобилизации «своего» избирателя. Впрочем, Алексей Навальный с самого начала попал в электоральную ловушку.

Еще до начала избирательной кампании Навальный оказался в тисках федеральной и региональной специфики выборов. Парадокс в том, что он в принципе не способен выбраться из этой ловушки без потерь для своего имиджа.

Очевидно, что оппозиционер изначально не рассчитывал на мэрское кресло и планировал актуализировать и популяризировать свою привычную антивластную риторику в главном протестном регионе страны. Кроме того, участие в выборах наконец-то должно было легитимировать Навального в статусе политика и дать бесценный политтехнологический опыт его штабу.

Кампания Николая Левичева стала очередным свидетельством ослабления позиций «Справедливой России» 016_expert_34_2.jpg Фото: РИА Новости
Кампания Николая Левичева стала очередным свидетельством ослабления позиций «Справедливой России»
Фото: РИА Новости

Приговор суда по делу «Кировлеса» внес существенные коррективы в тактику Навального. Большинство политологов придерживаются версии о корреляции электорального результата блогера на столичных выборах и его дальнейшей судебной истории. Некоторая часть москвичей, не являющихся сторонниками кандидата, придут отдать свой голос, чтобы «спасти оппозиционера от тюрьмы». Однако для действительно серьезного процента придется завоевать симпатии тысяч умеренных горожан, и привычный для федерального уровня радикализм Навального их только отпугнет. Необходимо погрузиться в городскую тематику, смягчать позиции, искать компромиссы, однако такой разворот событий повлечет за собой обвинения в конформизме со стороны федеральных сторонников и потерю и без того небольшой поддержки в целом по стране.

Первый месяц предвыборной кампании показал, что малоопытный штаб Навального так и не определился с конкретной тактикой, а попытка найти баланс между федеральной и региональной тематикой оставляет неоднозначное, смазанное впечатление от программы кандидата.

Вспомним, как изначально тон кампании Навального задал глава его штаба Леонид Волков в интервью «Ленте.ру»: «Ясно как божий день, что самый быстрый путь к изменению страны и освобождению политзаключенных ― это победа на выборах мэра». В этом случае приговор Навальному отменят, иначе «будет революция as it is (как она есть), настоящая, с кровищей». При иных раскладах такое заявление стало бы политическим самоубийством для кандидата в мэры, однако в случае с Навальным стало органичным этапом раскрутки его прежнего имиджа.

Раскручиваемые штабом Навального скандалы тоже отыгрывали федеральную повестку. Сначала последовала атака на Собянина. Якобы мэру при переезде в Москву удалось нелегальным способом получить квартиру площадью 300 квадратных метров, и сейчас там проживает старшая дочь градоначальника. Позже досталось и младшей дочери — подозрения касались ее незадекларированной квартиры в центре Петербурга. Претензии развить не удалось. Все соответствующие правоустанавливающие документы были представлены на суд общественности. И тут же новый скандал: Навальный потребовал предъявить письменное согласие президента на переизбрание Собянина. Эта норма, правда нечетко прописанная, действительно есть в законодательстве. Оппозиционер был настойчив, даже обратился в суд, несмотря на явную и публичную поддержку врио мэра со стороны Владимира Путина. Документ в итоге был продемонстрирован, а в проведении графологической экспертизы подписи Путина Навальному отказали.

Коммунист Иван Мельников своим спокойным деловым подходом привлек на свою сторону многих колеблющихся избирателей 016_expert_34_3.jpg Фото: РИА Новости
Коммунист Иван Мельников своим спокойным деловым подходом привлек на свою сторону многих колеблющихся избирателей
Фото: РИА Новости

Оппоненты блогера немедленно вступили в это провокационное сражение. Прокуратура по наводке Владимира Жириновского предъявила претензии к способам финансирования кампании Навального. Напомним, предвыборные деньги его штаб собирает в основном посредством перечисления средств на электронный кошелек «Яндекс.Деньги». Силовики обнаружили некоторое количество иностранных IP-адресов, с которых отправляли пожертвования. Технически это еще не говорит о заграничном финансировании кампании Навального, но определенные подозрения вызывает. Кроме того, функционирует и другая, более запутанная схема, когда соратники-бизнесмены перечисляют максимально допустимую сумму в один миллион рублей, публикуют номера своих электронных кошельков, а затем любой желающий возмещает им затраты. Проверить эти перечисления еще сложнее.

Другая линия претензий к штабу оппозиционера — незаконная агитация. Какими бы обстоятельствами ни сопровождалось вскрытие квартиры так называемых «друзей Навального», факт остается фактом: полиция обнаружила огромное количество незаконных агитационных материалов. На прошлой неделе другие многочисленные подозрения в предвыборных нарушениях подобного рода привели к масштабной проверке Мосгоризбиркомом и даже вновь актуализировали вопрос о снятии Навального с выборов.

Все эти истории на самом деле имеют лишь формальное отношение к самим столичным выборам и призваны насытить конфликтную линию власть—оппозиция. Во многом такая стратегия реализуется по инерции, но столь же важно понимание того, что у Навального наблюдается критический дефицит альтернативной повестки. Опросы показывают, что коррупционные перипетии для московских избирателей находятся далеко не на первых позициях в списке актуальных вопросов. Поднадоевшее несистемное противостояние власти и оппозиции тем более не способно привлечь новых сторонников в пул кандидата на уровне города.

Большой опыт помог «яблочнику» Сергею Митрохину достойно выглядеть на этих выборах 017_expert_34_1.jpg Фото: РИА Новости
Большой опыт помог «яблочнику» Сергею Митрохину достойно выглядеть на этих выборах
Фото: РИА Новости

Очевидно, Навальный хорошо осознает этот электоральный тупик. Вероятно, этим и можно объяснить явное смягчение его риторики в последние недели. Он уже готов «работать в интересах всех москвичей», «последовательно разбираться с проблемами города» и даже «пытаться искать взаимопонимания» с федеральным центром. Своего рода второе «политическое самоубийство», правда, теперь в глазах своего изначального электората.

Впрочем, есть мнение, что на самом деле Навальный может отказаться от претензий на умеренный городской электорат, который, по большому счету, после выборов окажется ему не нужен. «Лично я считаю, что Навальный участвует в этой избирательной кампании для того, чтобы, стопроцентно проиграв, объявить эти выборы нелегитимными, — считает Алексей Зудин, заместитель директора центра политической конъюнктуры. — Протестное движение очевидно теряет энергетику. И возможность объявить выборы нечестными дает Навальному возможность “перезагрузить” уличное движение, потому что это знакомый ему лозунг. Это главное для Навального, а результаты выборов — только повод».

Собянин-стайл

В отличие от Навального Сергей Собянин избрал прямо противоположную тактику ведения избирательной кампании: минимум публичности и эпатажа, ставка на конкретные действия и обещания. Он отказался от дебатов, чем навлек на себя гнев оппонентов, однако на медийное присутствие жаловаться, понятное дело, не может — раздает интервью по конкретным проблемам развития города и в присутствии журналистов представляет новые инфраструктурные объекты. То есть воплощает образ «хозяйственника, далекого от политики», привычный российскому избирателю. Однако есть важный нюанс: Собянин не только реализует естественный электоральный потенциал «ставленника власти». Ему уже есть что предъявить горожанам: упразднение хаотичной ларечной торговли, ограничение на массовую жилищную застройку, благоустройство дворов, модернизация медицинского фонда, борьба с очередями в детские сады, повышение социальных выплат, обновление парков, пресловутая дорожная плитка, пешеходные зоны, платная парковка, общественный транспорт. Мэр реформировал сферу госконтрактов, выжал недобросовестных подрядчиков, конечно, снизил конкуренцию, но в итоге добился высокой эффективности работы и удивительной скорости сдачи объектов — новых станций метрополитена, дорог, зданий. Перемены в жизни столицы особенно контрастируют с поздним правлением Юрия Лужкова, когда денег было в разы больше, а сделано в разы меньше. Особо отметим, что все эти программы были заявлены (а многие и осуществлены) задолго до решения Собянина идти на досрочные выборы и всего за два с лишним года. Финальный аккорд — недавняя «атака» полиции на нелегальных мигрантов, что выбило последний козырь из рукава политических оппонентов.

Предвыборная программа врио мэра — это, по сути, продолжение уже реализуемых направлений работы. Собянин определил семь приоритетов. Решение транспортных проблем за счет строительства новых дорог и массового внедрения общественного транспорта. Особая ставка на метро: всего к 2020 году планируется построить 160 км новых линий и открыть 79 новых станций. «Комфортный город»: обустройство дворов, парков, новые пешеходные зоны — более 30 маршрутов за пределами центральной части города. В вопросах градостроительной политики Собянин реализует принцип «не навреди», обещая отказаться от уплотнительной застройки и развивать территорию Новой Москвы в щадящем режиме. Он предлагает дополнительные программы в области образования и здравоохранения, адресную социальную помощь разным категориям москвичей. Быстрота и удобство взаимодействия с органами власти — еще один приоритет. Оказание абсолютного большинства государственных услуг будет сосредоточено в районных многофункциональных центрах оказания государственных услуг (МФЦ), работающих по принципу одного окна. Ну и, конечно, жесткая и бескомпромиссная борьба с нелегальными мигрантами, в том числе в сфере ЖКХ.

С таким конструктивным багажом Собянину не стоит опасаться конкуренции программ, даже если кто-нибудь из кандидатов и сподобился бы на составление сколь-либо содержательных предложений. Собянинская идеология развития города заложена в бюджет либо уже приносит пользу в виде готовой инфраструктуры или работающих программ. Главная задача фаворита — не растерять электоральный багаж в летний период. А также избежать «ловушки победителя», когда избиратель настолько уверен в итоговой виктории, что не видит смысла нести свой голос к урне.

Альтернативы фавориту

Конкуренты Сергея Собянина не смогли удивить москвичей оригинальными предвыборными программами и довольно неудачно попробовали заместить этот нюанс агитационной активностью. Сказалось отсутствие опыта проведения кампаний в летний сезон.

«Особенность московской кампании — феерический уровень глупости предвыборных штабов, — замечает Григорий Добромелов, исполнительный директор Института политических исследований. — Многое сделано неряшливо, например кампания Навального. Сам слоган: “Измени Москву, измени Россию”. Меняем чуть-чуть коннотацию и получаем “Измени Москве, измени России”. И американский флаг на отвороте пиджака. Лозунг Собянина: “Я хочу сделать Москву городом, из которого не хочется уезжать”. Вот это явно не то, чего хотят москвичи. Она и есть город, из которого не хочется уезжать, и в этом-то проблема, Сергей Семенович! Работают шаблонные технологи. Апофеоз глупости — ляп с плакатом Левичева, который рисует ручкой на планшете. Нет бы посмеялись, так серьезно доказывают, что так и было задумано».

По ходу предвыборной борьбы Алексей Навальный не сумел в полной мере оправдать надежд, которые возлагали на него сторонники 017_expert_34_2.jpg Фото: РИА Новости
По ходу предвыборной борьбы Алексей Навальный не сумел в полной мере оправдать надежд, которые возлагали на него сторонники
Фото: РИА Новости

Стоит признать, что самыми свежими идеями отличился все же штаб Навального, который попытался калькировать западную предвыборную модель: большое внимание атрибутике (стикеры на машинах, баннеры на балконах), активная работа на улицах («кубы Навального» — агитационные стенды на манер торговых палаток), ставка на молодых волонтеров, распространяющих листовки. Сам Навальный не устает повторять, что он обычный житель Марьина, «свой в доску» и единственный из кандидатов, кто занимается «уличной» агитацией.

Говорить, что такой агитационный подход на столичной почве выглядит выигрышным по сравнению с конкурентами, пока не приходится. Общий характер предвыборной кампании Навального больше напоминает не американскую модель, а украинскую, времен Майдана. Агитматериалы оппозиционера в основном состоят из обличительных посылов в адрес федеральной и столичной властей, этакие хроники борьбы с «жуликами и ворами». Агрессивный популизм кандидата отвлекает от достаточно слабой программы. Там легко найти стандартные намерения модернизировать ЖКХ, создать мобильный общественный транспорт, улучшить условия жизни пенсионеров, обеспечить доступное образование и медицину. Отличительная черта — намерение упразднить префектуры, передав большинство полномочий муниципалитетам, и внедрить выборность мировых судей. Практически не прописаны механизмы реализации обещаний, равно как и не определены имена реализаторов — свою команду Навальный пообещал назвать после удачного первого тура. От программы, написанной «интеллектуальным экспатом» Сергеем Гуриевым, можно было ожидать большего.

Коммунисты на этих выборах оказались в непростой ситуации. Уже свыкшаяся со статусом «вечно второй» КПРФ в Москве рискует бороться разве что за бронзу. Кандидат Иван Мельников — второй в партии после Зюганова — хорошо известный политик, но без опыта работы на административных должностях. При этом он хорошо понимает городскую специфику, у него профессиональная партийная команда, но ему сильно не хватает харизмы и оригинальной программы. Мельников выступает с позиции защитника академической науки, призывает оставить в покое РАН и остановить реформу школьного образования. К удивлению многих, он много внимания уделяет нуждам молодежи. И даже объявил о сотрудничестве с Пиратской партией на ниве борьбы с «антипиратским» законом. Впрочем, серьезно рассчитывать на юный электорат Мельникову все же не приходится, как и на протестный потенциал среднего класса — его абсорбирует Навальный. Скорее всего, представителю КПРФ необходимо вновь мобилизовать свой стабильный возрастной умеренно-протестный электорат.

Сергей Собянин провел на удивление не агрессивную, но заметную предвыборную кампанию 017_expert_34_3.jpg Фото: РИА Новости
Сергей Собянин провел на удивление не агрессивную, но заметную предвыборную кампанию
Фото: РИА Новости

В непростой ситуации оказался и кандидат от «Справедливой России» Николай Левичев. Партия окончательно растеряла и без того зыбкий имидж парламентской оппозиции и едва ли может рассчитывать на часть голосов «креативного класса». Ставка, по-видимому, сделана на интеллигенцию и москвичей преклонного возраста. Агитматериалы эсера, распространяемые старушками у входов метро, более всего напоминают жутковатый гибрид изданий ЗОЖ и «Экспресс-газеты». Обвинения столичных чиновников в коррупции, заметки о пользе шиповника и сканворд прилагаются. В предвыборных обещаниях — ставка на социальные программы, повышение пенсий и расширение льгот для пенсионеров. У Левичева пока самые низкие рейтинги. Возможно, поэтому штаб кандидата использует скандальную тактику: по наводке эсеров полиция нагрянула с обыском в квартиру сторонников Навального и его типографию. Едва ли такие мутные истории способны привести к большому успеху, но процент-другой накинуть могут.

Сергей Митрохин, кандидат от партии «Яблоко», строит кампанию на индивидуальных достижениях. В предвыборных агитках он напоминает потенциальному избирателю о своих заслугах перед городом за последние десять лет — личная борьба с незаконными стройками, коррупцией и план сохранения природных ресурсов столицы. Программа «яблочного» кандидата — эффективно управляемый город с доступным жильем и без нелегальных иммигрантов. Основной конек — экология, выгодное, но единственное отличие от предложений других кандидатов.

Наконец, Михаил Дегтярев, молодой кандидат от ЛДПР, ему всего 32 года. С одной стороны, политик эксплуатирует образ агрессивного молодого Жириновского, подчас максимально близко копируя манеру поведения своего шефа. С другой — демонстрирует неплохую осведомленность в нюансах развития столицы, понимание интересов молодежи и нужд социально незащищенных групп населения. Такое позиционирование позволяет охватить довольно широкий спектр электората, что точно не приведет к впечатляющим результатам, но может обеспечить 5–6%.

Лозунг программы Дегтярева — «Порядок, комфорт, достаток» — подходит, скорее, некой буржуазно-консервативной партии, нежели ЛДПР. Кандидат желает одновременно заручиться симпатиями бедных студентов, пенсионеров-дачников, бюджетников и молодых семей, а заодно и националистов. Довольно пассивная позиция ЛДПР на столичных выборах при наличии перспективного молодого кандидата и развернутой программы кажется странной только на первый взгляд: по мнению главы Фонда развития гражданского общества Константина Костина, основная электоральная база ЛДПР не столица, а регионы. Задача партии в Москве — доказать способность быстро раскрутить неизвестного молодого политика. Выдвижение Дегтярева с программой, дополненной пунктами о развитии отечественных инновационных проектов и реформировании бизнес-инкубаторов, — отличная возможность показать общественности, что в партии есть не только бессменный лидер, но и молодая кровь, свежая повестка дня и современное видение развития страны.

Конкуренты врио мэра Москвы Собянина так и не смогли выйти за рамки привычной федеральной повестки дня и не предложили альтернативной программы развития города 018_expert_34.jpg Фото: РИА Новости
Конкуренты врио мэра Москвы Собянина так и не смогли выйти за рамки привычной федеральной повестки дня и не предложили альтернативной программы развития города
Фото: РИА Новости

В целом на данный момент можно констатировать серьезный кризис содержательной повестки московских выборов и неспособность кандидатов бороться с врио мэра на профессиональном уровне сити-менеджеров. «Для того чтобы конкурировать с Собяниным, надо предложить принципиально другую программу развития Москвы, — утверждает Дмитрий Абзалов, вице-президент Центра стратегических коммуникаций. — Надо показать, что схема Собянина ошибочна, что она угробит столицу. Надо показать драматизм кампании, нерв. Иначе непонятно, в чем смысл противостояния. Ведь выборы — это не просто борьба кандидатов, это усиление дискурса и содержания, идей, а не лиц на экранах. Конкуренция проектов развития, а их нет. У Собянина есть недостатки в программе, но их никто не использует. Предложите другую стратегию приватизации, иные инфраструктурные решения, не хордовую систему дорожного строительства, а хайвеи. Предложите другую систему пригородного строительства или скажите, каким образом сокращать очереди в детские сады. Но эта содержательная часть не интересует наших политиков. Они фокусируются на федеральной повестке».

«Главная проблема московских выборов — общая неадекватность нашей политики, — считает Алексей Зудин. — У нас любая политика обязательно федеральная. Но в федеральной еще возможна квазиальтернатива в виде соперничающих идеологий: этот правый, этот левый, этот центрист. Эти цвета создают возможность выбора, несмотря на слабость программ. А если выйти на уровень города, то цвета большого значения не имеют. Выясняется, что, если городом уже руководит адекватный успешный человек, а конкуренты не предлагают содержательных программ, альтернативы ему нет».

Дебаты в формате «КВН»

Нивелировать дефицит программной конкуренции кандидаты могли в публичных дебатах, которые москвичи увидели впервые за 10 лет. Тем более что главный конкурент Сергей Собянин отказался участвовать в проекте, сославшись на нежелание поднимать рейтинг соперникам. Оппоненты мэра полученным шансом воспользовались не слишком эффективно. Впрочем, тут вина в большей степени лежит на организаторах политического шоу.

12 раундов дебатов запланированы на каналах «Москва-24» и «Москва-Доверие», а также на радиостанциях «Москва-FM» и «Говорит Москва» с 12 августа по 6 сентября. При этом формат встреч выбран на редкость неудачный. В каждом раунде принимают участие одновременно все желающие кандидаты, у них есть возможность отвечать на вопросы конкурентов и ведущего, а также задавать свои.
В итоге первые три телеэфира прошли немного скучно, участники оказались зажаты в тиски скудного эфирного времени, полемика отсутствовала как таковая. В третьем туре Николай Левичев даже извинился перед телезрителями за «квновский» формат, имея в виду вовсе не «весёлость и находчивость», а нелогично жёсткий регламент.

На большинство вопросов было невозможно ответить за отведённую минуту, поэтому кандидаты часто просто декламировали пункты своей программы и предвыборные лозунги. Вопросы не отличались изяществом, чаще всего соперники призывали друг друга присоединиться к обличению тех или иных промашек власти. Также дебатёры грешили федеральной повесткой в ущерб обсуждения локальных городских проблем.

Многие ждали феерии от Навального, рассчитывая что уж тут то Алексей покажет свои лучшие качества, однако в итоге ярче всех выступил Михаил Дегтярёв, правда со знаком минус. Он успевал всюду вставить свои замечания, перебивал соперников, отбирая у них время, где-то перегибал палку и откровенно хамил, в общем – максимально реализовывал привычный для ЛДПР образ «политического ястребка».

На общем фоне потерялся Иван Мельников: его выступления переполняли канцеляризмы и штампы, стиль советской номенклатуры усиливали природная скромность и нежелание тягаться в популизме и громкой риторике. Он часто обращался к документам, подчас зачитывая с листа целые абзацы.

Интересно выглядел Сергей Митрохин. Он находил внятные ответы на многие вопросы, правда, перебарщивал с критикой власти в ущерб собственным идеям и предложениям. Николай Левичев стал заложником скандала с квартирой соратников Навального, эту историю ему постоянно припоминали. В итоге он несколько отстранился от самих дебатов, формат которых посчитал неэффективным для себя, и использовал эфир для таргетирования своей фокус-группы, игнорируя соперников.

Для второго раунда дебатов была выбрана узкая тематика – транспорт, однако новыми идеями кандидатами не порадовали, хотя затронули фактически многие аспекты этой проблемы. Самыми интересными оказались третьи дебаты, в основном за счёт «проснувшегося» Навального, который решил проблему с тугим галстуком и оставил попытки выглядеть «своим» в круге политиков. Он ясно давал понять, что его главный конкурент – Собянин, фокусировался на интересах избирателей, и просто игнорировал реплики Дягтерёва, апеллируя к невысокому рейтингу кандидата от ЛДПР.

В итоге по окончанию дебатов на «Москве-24» штаб Навального решил отказаться от дальнейшего участия в этом проекте, не побоявшись аналогий с критикуемым им Собяниным. Оппозиционер посчитал не интересным для себя охват аудитории канала «Доверие» и двух московских радиостанций, решив сосредоточиться на уличной агитации.

 

Эффект пожатых рук

К традиционным встречам с избирателями кандидаты отнеслись по-разному, однако, как отмечают политологи, большого электорального эффекта они пока не дают. Если в региональном городке еще можно «заглянуть в каждый двор», то в мегаполисе такой критерий, как «количество пожатых рук», не слишком эффективен. Кроме того, в России многие граждане традиционно рассматривают выборы как некий «сезон скидок». Потенциальные избиратели ждут от кандидатов в основном решения сугубо житейских проблем. Вопросы развития Москвы в целом их интересуют в меньшей степени, а иногда даже вызывают раздражение.

Активнее других кандидатов встречи с избирателями в целях привлечения электората используют Алексей Навальный и Сергей Митрохин. Но если к первому на каждую встречу приходят до тысячи человек и более, то «яблочнику» отчасти приходится самому гоняться за аудиторией. Он посещает закрытые по распоряжению Собянина рынки, где собираются согнанные со своих мест торговцы, участвует в «народных» сходах против точечной застройки или вырубки деревьев, инспектирует плохо отремонтированные подъезды. Правда, рейтингу кандидата это добавит лишь доли процента.

Николай Левичев не утруждает себя погоней за аудиторией. Он ежедневно проводит расписанные Мосизбиркомом встречи с избирателями, на которые приходит в среднем до ста человек. Активность аудитории невысокая, содержание стандартное: краткое изложение позиции и ответы на вопросы. Большинство реплик — общеполитического содержания, остальные — жалобы на бытовые условия. В таких случаях Левичеву помогают привлеченные юристы.

Наибольшую политическую ренту от прямых встреч с избирателями получил «герой улицы» оппозиционер Алексей Навальный 020_expert_34.jpg Фото: РИА Новости
Наибольшую политическую ренту от прямых встреч с избирателями получил «герой улицы» оппозиционер Алексей Навальный
Фото: РИА Новости

Коммунисту Ивану Мельникову тоже нет смысла ходить по дворам в поисках электората. Ему важнее просто показаться на глаза «ячеечной» аудитории КПРФ, морально поддержать ее. Иначе могут обидеться: мол, по дворам ходил, а к нам не заглянул. Для КПРФ выборы в мэры Москвы — хороший повод поддержать боевой дух сторонников с прицелом на следующие выборы в Госдуму. Поэтому Мельников встречается с низовыми партийными организациями и профсоюзами. А в день своего рождения побывал на фабрике «Большевичка», поговорил со швеями о трудовых правах и почему-то пообещал наполовину государственному ОАО инвестиции на развитие в случае избрания мэром.

Политологи изначально прогнозировали, что наибольшую политическую ренту от прямых встреч с избирателями получит «герой улицы» оппозиционер Алексей Навальный. И он активно использует эту возможность, проводя по нескольку встреч в день. Публика на встречах с энергичным Навальным в основном доброжелательная, люди задают немало дельных, осмысленных вопросов. Посмотреть на него с одинаковым интересом приходят, что называется, и стар и млад. Хотя большинство не верит в возможность его победы и, следовательно, решения их бытовых проблем. С ними к Навальному, кстати, обращаются меньше всего. В основном обсуждают абстрактные вопросы прав и справедливости.

Для работы в московских дворах Навальному следовало лишь увязать свою общефедеральную риторику с городской. Сделать это не составило труда: вас не устраивает размер пособий? Вот стану мэром, поборю коррупцию – и денег хватит на все: на пособия, дороги, детсады, капремонт и так далее. Все, на что можно попенять Собянину, Навальный с легкостью обращает в свою пользу. Вам мешает строительство Северо-Западной хорды? Вот заберем подряд у друзей Путина, будут вам справедливые цены на жильё.

Навальный активно использует различные риторические приемы – от патетики до «включения аудитории» путем вопросов: «Вы знаете, насколько увеличилась преступность в вашем районе?», «Вам известно, на каком месте Москва по уровню жизни среди крупнейших столиц мира?» и так далее. Это позволяет ему повысить авторитет, ненавязчиво демонстрируя эрудицию, помогает удерживать внимание аудитории и располагать к себе. Впрочем, сам оппозиционер признает, что не ожидает большого эффекта от встреч с избирателями: «Если даже я будут проводить по пять встреч в день, и при этом останусь жив, то добавлю голосов в пределах статистической погрешности».

Все, что полезно Навальному, Собянину противопоказано. Это наглядно показала вторая по счету встреча четверых его доверенных лиц с избирателями. Всего же в команде мэра более 70 посланцев — в основном заслуженные врачи, учителя, деятели культуры, общественники. Мероприятие для жителей Северного округа Москвы в Театре без названия прошло фактически со скандалом. Более трети почти двухтысячной аудитории устроили доверенным лицам обструкцию. Люди возмущались, почему на встречу не явился сам врио мэра, некоторые немедленно покидали зал. Телеведущей Арине Шараповой приходилось проявлять риторические чудеса, чтобы как-то снизить общий негативный, а порой и агрессивный настрой публики. «Мой ты хороший, мой дорогой, сейчас все будет, сейчас дадут микрофон», — словно ребенка увещевала Шарапова очередного агрессивного представителя местного населения.

Все попытки доверенных лиц рассказать о достижениях мэрии в сфере здравоохранения, образования и строительства завершались очередной волной негодования: «Почему нет Собянина?». Но по всему выходило, что быть ему здесь как раз незачем. Отчасти потому, что это небезопасно, отчасти потому, что ответы на мелкие бытовые вопросы – не уровень компетенции мэра. По идее, сюда бы «на заклание» префектов, но не факт, что они справятся с трудной аудиторией и добавят голосов Собянину.

Как отмечают эксперты, негативный настрой граждан – это не выражение отношения к самому Собянину. Скорее, это накопленная озлобленность на отдельных чиновников, которые кому-то что-то недодали, или обещали, но не сделали. Граждане выпускали пар, высказывая претензии к власти вообще - по реформе системы образования или здравоохранения. Впрочем, безусловно, как и на встречах с другими кандидатами, были вполне адекватные люди, интересующиеся нюансами городского развития.

Едва не сорванное мероприятие в «Театре без названия» говорит о том, что организация встреч с населением – большая проблема для штаба Собянина. Набить зал подневольными сотрудниками управ и префектур – не выход, все равно все всплывет наружу. Эксперты считают, что эффективнее всего было бы организовать несколько форумов общественных и профессиональных объединений города. На них Собянин и сможет сгенерировать несколько громких информационных поводов. Москвичи не раз увидят в СМИ поистине массовое конструктивное мероприятие, что снимет вопросы о близости Собянина к народу и автоматически сработает на повышение рейтинга.

Все пять кандидатов до 8 сентября должны провести 60 официально распределенных избиркомом по времени и районам встреч с избирателями. Этот «пылесос» по сбору наказов кандидатам уже вовсю работает, а ближе к выборам разгонится на полную мощность. Но вряд ли поспособствует повышению рейтинга кандидатов.