Все решает погода

Наталья Литвинова
26 августа 2013, 00:00

Сбор урожая зерновых в этом сезоне привел к вполне комфортной конъюнктуре рынка: свести концы удается всем — экспортерам, животноводам, аграриям. Но для развития отрасли этого недостаточно

Фото: ИТАР-ТАСС
В этом сезоне аграриям нужно будет потратить больше времени и средств на подработку зерна: виноваты плохая погода и невысокое качество урожая

На прошлой неделе Минсельхоз снизил свой прогноз на нынешний урожай зерновых с 95 млн до 90 млн тонн. Погода вносит свои коррективы: где-то выдался засушливый июнь, где-то затяжные дожди в июле, и в итоге общая картина стала чуть менее радужной. Впрочем, в Сибири уборка только началась, и если погода будет благоприятной, то там можно ожидать рекордного урожая, несмотря на то что сев в этом сезоне запоздал в регионе на две недели. Впрочем, рекорды зернопроизводителям не нужны — даже неплохие виды на урожай довольно сильно, почти в два раза, обвалили цены в начале сезона. Сейчас цены стабилизировались: 1 тонна пшеницы 3-го класса стоит около 6700 рублей (на юге выше, в центре ниже), а в последние две недели даже наметился рост на 100–150 рублей. Такая цена довольно комфортна для рынка — она обеспечивает нормальный экспортный спрос, поскольку соответствует среднему мировому уровню, и устраивает животноводов, чуть меньше — зернопроизводителей, у которых в этом сезоне при растущих издержках сократилась господдержка. В Зерновом союзе считают, что сегодняшняя доходность в производстве зерна вряд ли может служить большим стимулом для развития отрасли. Многое, конечно, зависит от компетентности управляющих и условий в каждом конкретном хозяйстве, но в целом прорыва ждать не приходится.

Урожай в зоне комфорта

Снижение официального прогноза по сборам урожая рынок практически не заметил, поскольку эксперты и аналитики и ранее предрекали всего 90–91 млн тонн. По мнению Андрея Сизова, исполнительного директора центра «СовЭкон», речь и вовсе о 86 млн тонн, не выше. «Мы с марта весьма консервативно оценивали новый урожай — состояние озимых было не самое хорошее, затем добавились проблемы с яровыми, в первую очередь в Поволжье. К тому же среднее качество зерна этого урожая хуже прошлогоднего по показателям клейковины, протеину и натурному весу», — говорит Сизов.

Впрочем, даже самый минимальный прогноз значительно превышает сборы прошлого года в 70,9 млн тонн. Прогнозы мирового урожая зерновых также выше прошлогодних, а значит, сумасшедшего роста цен до 12–13 тыс. за тонну пшеницы, как прошлой зимой, в этом году не будет. Животноводы могут слегка расслабиться. К тому же структура нынешнего урожая также в их пользу: низкое качество зерна означает, что на рынке будет больше фуража, который дешевле продовольственной пшеницы на 400–500 рублей. Ожидается очередной рекордный урожай кукурузы — порядка 10 млн тонн (в прошлом году — 8,2 млн). Эта культура становится все популярнее среди производителей, поскольку рентабельнее пшеницы, имеет неплохой внутренний рынок на фоне развивающегося птицеводства и экспортный спрос в объеме около 3 млн тонн (в прошлом году). Также в этом сезоне прогнозируются более высокие по сравнению с прошлым годом сборы ячменя, рапса, сои.

Неплохие виды на урожай привели к резкому падению цены на пшеницу в начале сезона — если зимой тонна стоила 12–13 тыс. рублей, то в июне — уже 6,3 тыс. рублей. Впрочем, очень хороший экспортный спрос (нынешний июль оказался рекордным за последние годы по объемам вывоза зерна — 2,5 млн тонн) вызвал даже небольшой рост цен, особенно в южных регионах, где тонна пшеницы 3-го класса может стоить больше 7 тыс. рублей.

В дальнейшем на цены могут повлиять разные факторы. С одной стороны, отмечает «СовЭкон», в этом году у нас рекордно низкие переходящие запасы, из-за чего цены могут вырасти, с другой — в Сибири можно ожидать рекордных сборов, если повезет с погодой, что приведет к понижению цен. К тому же ценовой тренд во всем мире все еще направлен вниз из-за ожидающегося рекордного мирового урожая пшеницы. Правда, и потребление прогнозируется рекордное, и, возможно, в итоге мировые цены будут расти.

В целом же весьма вероятно, что российский рынок пшеницы на европейской части уже прошел свой ценовой сезонный минимум.

Так, в этом году серьезным игроком на рынке покупателей пшеницы впервые стал Китай (ранее он закупал только кукурузу, все остальное выращивал сам). Этот новый рынок, став ведущим импортером в Евразии, сегодня поглощает значительные объемы фуражного зерна. К сожалению, российское зерно пока не имеет доступа к китайскому рынку, хотя по логистике российская территория предпочтительнее основных поставщиков Китая — Америки и Австралии. «Освоением китайского зернового рынка должны заниматься первые лица государства, как в США, — отмечает Владимир Петриченко, директор компании ProZerno. — Это государственная политика с большим комплексом мер по продвижению отечественных продуктов, иначе на новый большой рынок не выйти».

Где взять деньги на прорыв

При сложившейся неплохой конъюнктуре рынка аналитики тем не менее очень осторожно высказываются о перспективах отрасли. Крайне низкий средний технологический уровень зернового производства приводит к неважным показателям средней урожайности и в итоге к высокой себестоимости продукции, что негативно влияет на доходность. «При сложившихся издержках и сокращении поддержки сельхозпроизводителей сегодня для обеспечения хорошей доходности нужна цена около восьми тысяч рублей за тонну хотя бы в течение двух лет, — говорит Александр Корбут, вице-президент Зернового союза. — Тогда доходность достигнет той планки, что позволит вкладывать в технику, семена, удобрения, развитие технологий. Конечно, все зависит от условий в конкретном хозяйстве, но есть много примеров, где себестоимость в этом году всего около шести тысяч за тонну, а значит, цена в 6700–7000 рублей не позволит таким хозяйствам развиваться и выйти из затянувшегося кризиса». В Тульской области, например, затяжные июльские дожди привели к потере до 40% урожая и, как следствие, значительному росту себестоимости. «При сложившейся сейчас в регионе цене 6050 рублей за тонну заработать в этом сезоне не удастся, — говорит Александр Попов, управляющий тульской компании “Заря”. — Весной мы планировали вложить полученные доходы от нового урожая в строительство элеватора».

Одной из главных проблем отрасли в Зерновом союзе считают закредитованность сельхозорганизаций. «Объем задолженностей сельхозорганизаций банкам сегодня практически равен годовому объему производства, — отмечает Александр Корбут. — Это слишком много и плохо влияет на рентабельность сельхозпроизводства, на доступность и стоимость финансовых ресурсов для отрасли. А без финансов нельзя ждать развития технологий, улучшения показателей урожайности, повышения рентабельности и производства в целом».

Таким образом, несмотря на сложившуюся неплохую конъюнктуру зернового рынка, о серьезном развитии и прогрессе в отрасли в дальнейшем говорить пока не приходится. В ней накопилось слишком много системных проблем, которые трудно решать, используя лишь рыночные инструменты и возможности. Зрелой и прогнозируемой государственной политики по развитию сельского хозяйства аграрии пока не видят. За сезон был лишь один положительный посыл — когда правительство не стало ограничивать экспорт зерновых, хотя решение об этом обсуждалось всерьез. Материальная поддержка в этом году после перехода на механизм погектарных субсидий сократилась. Накопились огромные задержки по выплатам государством субсидий на кредитную ставку по разным программам развития разных сельхозотраслей (только по субсидированным инвестиционным кредитам в сельском хозяйстве долг государства к началу 2013 года составил свыше 12 млрд рублей). Все это — негативные посылы, которые получают инвесторы и банки.

Оставляя ситуацию в нынешнем виде, уповая на то, что рынок все расставит по местам, мы еще долго будем находиться примерно на том же уровне при условии хорошей погоды. Успешные производители, которых, по оценкам экспертов, не больше 20% в экспорториентированных южных регионах, смогут постепенно развиваться, улучшая свои экономические показатели. Остальные будут с трудом сводить концы с концами, не имея ни малейшего запаса прочности на случай неблагоприятной погоды. Очередная серьезная засуха или затяжные ливни потребуют срочных бюджетных вливаний для латания дыр и элементарного выживания.