Деловая конъюнктура

2 сентября 2013, 00:00

Бизнес в России теряет прибыльность; Центральный банк снизил уровень поддержки рубля; Рынок легковых автомобилей вот-вот нащупает дно

Прибыль реального сектора, с поправкой на сезонные сдвиги, во втором квартале в целом не снизилась, но и не выросла, оставшись примерно на 2 трлн рублей (в годовом измерении и с поправкой на инфляцию) ниже, чем год назад: чуть более 6 трлн против 8 трлн рублей. Заметное снижение прибыли отмечается во всех основных видах деятельности, особенно быстрое — в обрабатывающей промышленности. Во всех отраслях, за исключением добычи полезных ископаемых, прибыль в реальном выражении ниже докризисного уровня. Быстро теряет прибыльность деятельность железнодорожного транспорта, в первом полугодии она составляла лишь треть прошлогодней, что, по-видимому, в значительной мере связано со снижением крупнотоннажных экспортных поставок (угля, руды и т. п.) в Китай. Почти на треть упала в сравнении с прошлом годом прибыль оптовой и розничной торговли.

Сокращение доли прибыли в прибавочном продукте имеет малоприятные побочные эффекты в виде сокращения инвестиционных возможностей реального сектора и падения доходов региональных бюджетов. Банки же, дающие значительную прибыль, а также торговый опт, локализованы главным образом в столице. Так что для поддержания должного уровня медицины и образования, а также дорог и труб, местному населению необходимо патриотично налегать на спиртное и курительное, а также побольше ездить туда-сюда на машинах, доставляя поток акцизов в доходы субъектов федерации.

Дополнительные надежды могут быть связаны с тенденцией повышенного спроса на промышленную продукцию, отмечавшегося, по данным опросов, в июле—августе. В эти месяцы наблюдалось уменьшение избыточности запасов готовой продукции, пик которой, по данным Сергея Цухло из ИЭП им. Е. Т. Гайдара, был пройден в июне — это также могло стать причиной низкой прибыльности обрабатывающей промышленности и торговли в первом полугодии.

Бюджетная статистика июля выявила на первый взгляд настораживающую тенденцию — дефицит в размере 2,2% ВВП. Обычно дефицит не характерен для летных месяцев с относительно умеренным уровнем расходов. На самом деле причин для беспокойства пока нет, уровень бюджетных доходов если и снижается, то в рамках среднесрочной тенденции, а рост расходов компенсировал их низкий уровень в предыдущие месяцы.

На значительное давление, которому подвергался в августе курс рубля, регулятор ответил с двух сторон: повысил среднедневной объем интервенций и одновременно опустил центральное значение операционного интервала, что позволяет этим интервенциям оставаться все же достаточно умеренными. В результате семи последовательных корректировок интервала в августе он сместился на 45 коп. (до этого с начала года по конец июля всего на 5 коп.), интервенции составили свыше 6 млрд долларов, и бивалютная корзина подорожала всего лишь на 1%. Чиновники Минфина и ЦБ характеризуют нынешнюю ситуацию с рублем как «курсовые колебания», отмечая, что фундаментальных причин для перехода ее в долгосрочную тенденцию нет. Тем временем Минфин пообещал, что купит на рынке для госфонда до конца года лишь около 1 млрд долларов, что на фоне операций ЦБ в поддержку рубля (с начала лета они достигли уже 14 млрд долларов) величина практически незаметная.

Сжатие рынка новых легковых автомобилей продолжается, однако темпы падения продаж уменьшаются. По данным агентства «Автостат», в июле в России было продано 219,3 тыс. машин, на 9% меньше, чем в июле 2012 года. В предыдущие два месяца продажи отставали от показателей годичной давности более чем на 12%. Рынок легковых автомобилей подвержен серьезному влиянию сезонного фактора. Если же провести очистку помесячного ряда продаж от его влияния, то возникает ощущение, что дно рынка где-то близко и в ближайшие месяцы вероятен перелом тренда от сжатия к восстановительному росту. Запущенная государством программа льготного кредитования покупателей новых автомобилей вполне может поспособствовать этому. Кстати говоря, сезонная очистка рядов продаж приводит к интересному выводу: нынешнее сжатие рынка началось еще во второй половине лета прошлого года, а не весной текущего, когда о нем хором заговорили аналитики, отслеживающие динамику продаж традиционным показателем изменения к соответствующему месяцу прошлого года.