Перенастройка региона

Сергей Чернышов
2 сентября 2013, 00:00

Персональная ответственность за результат, порядок в управлении, развитие реального сектора по всей области

Фото: ИТАР-ТАСС
Губернатор Иркутской области Сергей Ерощенко

В мае 2012 года губернатором Иркутской области впервые за долгие годы стал не варяг, а местный предприниматель Сергей Ерощенко. Его назначения не предвидел ни один политолог, хотя в области он известен хорошо. Созданный им и его старшим братом холдинг «Истлэнд» к тому времени работал едва ли не во всех отраслях экономики региона. Тут было и пароходство, и туризм, и уголь, и региональная авиация. Методы работы в бизнесе — ориентир на результат и персональная ответственность — губернатор использует и на государственной службе. Только результаты, которых он сейчас стремится добиться, лежат в социально-политической плоскости.

О перенастройке региона, привлечении инвестиций и сложностях развития перспективных отраслей рассказывает Сергей Ерощенко.

Сейчас возможностей не меньше

Раньше вы управляли крупным региональным холдингом, теперь — регионом. Что изменилось в вашей работе?

— Я всегда относился к жизни ответственно, анализировал каждое свое действие — в этом смысле ничего не изменилось. Но задачи губернатора совершенно иные, нежели задачи крепкого хозяйственника или политика. Сфера деятельности губернатора гораздо шире — это социально-экономическое развитие региона. Я четко понимаю свое предназначение и куда попал. Я бы никогда не согласился на эту работу, если бы не считал, что могу что-то реально сдвинуть в Иркутской области. В своей уверенности я опираюсь на историю региона: строили же здесь в советское время плотины и заводы. Что изменилось-то? Сейчас возможностей не меньше.

Говорят, например, что у нас хороший бюджет. А я говорю, что нет — с точки зрения достижения результата. Приходится фактически в ручном режиме управлять регионом, изобретать решения. Я много езжу по области не от нечего делать, борюсь с системой, которая настроена не на результат, а совсем на другие цели: освоить средства как получится, отчитаться поэффектнее, изобрести громкий прожект. Система должна работать на комплексное решение по развитию.

Как вы оцениваете результат своей работы?

— По статистике социально-экономического развития, темпы роста промышленного производства в области за 2012 год составили 144 процента, мы лидируем в Сибири и шестые по России. Темп роста валового регионального продукта в два раза превышает общероссийский — около 108 процентов. По налоговым доходам на душу населения, равным 43,5 тысячи рублей, по итогам прошлого года Иркутская область опередила Кемеровскую и стала второй после Красноярского края, а по темпам роста собственных доходов занимает первое место в Сибирском федеральном округе.

Многое приходится делать заново

В регионе много болевых точек — Байкальский ЦБК, буксующий проект строительства туристической зоны «Ворота Байкала»…

— То же самое можно сказать и про Усолье-Сибирское, Саянск, Иркутск. Сегодня эти города имеют сильно запущенную проблемную историю. Проблемы возникли потому, что от их решения чаще всего просто уходили. Поэтому надо заниматься конкретикой, чтобы в том же Байкальске людям не просто воду включили, а ликвидировали саму возможность отсутствия воды. Этим мы сейчас и занимаемся — выправляем истории болезней.

А как продвигается проект «Ворота Байкала», есть какой-то результат за год вашей работы?

— Есть, но путь пришлось проделать очень сложный. Некоторые проекты приходится создавать заново. Вот, например, в свое время на новый аэропорт Иркутска было потрачено 600 миллионов рублей. Но место для строительства современного аэропорта изначально выбрали совсем не подходящее. Проект, по сути, остался на бумаге. То же самое и с туристической зоной. Там все время занимались проектированием, потратив на это немалые средства.

У нас часто забывают, что туризм — не только территория и гостиницы. Это еще и транспорт, и обученный персонал, и энергия, и завод по переработке мусора. Словом, сейчас мы наводим порядок во всех отраслях, и в туризме в частности. Недавно были выявлены нарушения в лесной отрасли, убытки составили 2 миллиарда рублей. Этим делом, особо его не афишируя, мы занимались год совместно с федеральными органами власти. Люди просто выкачивали деньги из региона.

Туризм же прокормить регион вряд ли в состоянии, но благоприятно повлиять на его имидж, на миграционные потоки может.

В 2012 году областной ВРП, о котором вы уже говорили, рос в основном за счет лесного комплекса и сырьевых отраслей. Планируется ли развитие глубокой переработки в этих секторах?

— В Иркутской области не только значительные запасы природных ресурсов, но и избыточные энергетические мощности, хороший кадровый потенциал, это дает возможность экономике региона успешно развиваться по различным направлениям. Обеспечить значительный рост в среднесрочный период способны машиностроение, металлургия, обработка древесины, химия, в том числе лесохимия.

Но экономика области по-прежнему зависит от добывающего комплекса. Мы хотим ослабить эту зависимость, и здесь путь один — создание крупных производств по глубокой переработке сырьевых ресурсов. Например, вовлечение газовых запасов региона в промышленное производство создаст исключительные условия для формирования крупнейшего на востоке России и одного из крупнейших в мире Восточно-Сибирского нефтегазохимического кластера.

Этот же принцип должен быть применен и при разработке прочих природных ресурсов области, таких как лес, месторождения редких металлов и другие.

В регионе два крупнейших месторождения углеводородов — Ковыктинское и Верхнечонское. Как сегодня обстоят дела с их освоением?

— Проект освоения Верхнечонского нефтегазоносного месторождения вполне успешный. Растут объемы добычи нефти, значительно увеличились налоговые поступления и в региональный бюджет.

Немного сложнее с Ковыктинским месторождением. В минувшем июне мы подписали с «Газпромом» декларацию о намерениях инвестирования в строительство объектов газоснабжения южных районов Иркутской области. Это первый шаг к реализации масштабных планов по газификации их ковыктинским газом.

Кстати, не стоит забывать и о малых и средних углеводородных месторождениях региона, таких как Дулисьменское, Братское, Ярактинское и Марковское. Реализуемые на их базе проекты не менее значимы для экономики области. В настоящее время имеется инвестор, готовый вкладываться в газификацию северных районов области, в частности в Усть-Кут, и строить на базе местных ресурсов предприятия по глубокой переработке газового сырья и получению продукции газохимии.

Тяжелые времена для иждивенцев

Иркутская область вошла в программу Минвостокразвития по развитию Дальнего Востока и Байкальского региона. Как вы сотрудничаете с этим ведомством?

— Иркутская область выгодно отличается высокоразвитым промышленным потенциалом от других территорий Дальнего Востока и Прибайкалья. Мы предложили внести в госпрограмму «Социально-экономическое развитие Дальнего Востока и Байкальского региона на период до 2025 года» четыре комплексные зоны: Усть-Кут, Братско-Усть-Илимскую промышленную зону, Южную зону инновационного развития и Ленско-Ангарское Прибайкалье. Наиболее эффективными зонами по объемам инвестиций, создаваемым рабочим местам и для развития всего востока страны Минвостокразвития признал Южную и Братско-Усть-Илимскую зоны. В рамках госпрограммы и проекта соответствующей целевой программы для них предусмотрены средства на строительство энергетической, инженерной, коммунальной, социальной инфраструктур, создание межрегиональных транспортных коридоров. Объем средств, планируемых к получению из федерального бюджета в рамках указанных программ, составляет порядка 150 миллиардов рублей.

В Иркутской области 42 муниципальных образования, 25 из них находятся на труднодоступных территориях, а 11 вообще на Крайнем Севере. Это создает определенные сложности для их развития. Но у этих районов есть и существенное преимущество — запасы природных ресурсов общероссийского значения: золота, нефти, газа, калийных солей, железной руды и многого другого. Мы активизируем их промышленное освоение, вследствие чего жизнь на труднодоступных удаленных территориях будет меняться.

Сейчас ведется работа по формированию Северо-Сибирского индустриального пояса. В рамках этого мегапроекта продолжится модернизация предприятий, освоение природно-ресурсного потенциала и углубление переработки сырья. Для этого здесь созданы все условия: образован Инвестиционный фонд Иркутской области объемом более 3 миллиардов рублей, будут предоставляться госгарантии, создан центр по привлечению инвестиций, формируются индустриальные парки.

По инвестициям мы первые в России. Среди крупных производств, которые были поддержаны за последнее время, «Илим» и Иркутская нефтяная компания. «Илим» фактически построил новый комбинат в Братске, потому что правительство региона убедило инвесторов. И уже есть реальный эффект для бюджета — 3 миллиарда рублей.

Особое внимание мы уделим строительству и реконструкции автодорог, сохранению и развитию малой авиации, модернизации социальной инфраструктуры и закреплению квалифицированных кадров на севере области.

В связи с этим какие задачи вы ставите перед местными органами власти?

— Для начала мы их поддерживаем. Более 40 процентов областного бюджета идет на поддержку муниципалитетов. Но эти средства не всегда используются эффективно. Поэтому в дальнейшем мы будем уходить от практики поддержки неэффективных и иждивенчески настроенных территорий. Я постоянно говорю главам муниципалитетов: ответственность за результаты работы будет персональной.

Нужно формировать экономическую базу — это главное, что я пытаюсь донести до министров и глав муниципалитетов. Построили новый детский сад — хорошо. Но его нужно содержать, а значит, необходимо увеличивать поступления в бюджет от новых реализованных проектов. Пока мы не построим новые предприятия в Байкальске, мы так и будем ежегодно тратить на поддержание жизни города до 180 миллионов рублей, а ведь он может зарабатывать их сам.

Иркутск