Вероломство от бессилия

Иван Рубанов
2 сентября 2013, 00:00

Белорусские власти арестовали Владислава Баумгертнера, главу «Уралкалия» — одной из крупнейших российских химических компаний. Ответ на выход из совместного с «Беларуськалием» торгового картеля, объявленный «Уралкалием» месяц назад, поражает неадекватной жесткостью. Конфликт вышел на межгосударственный уровень

Фото: ИТАР-ТАСС
Гендиректор «Уралкалия» Владислав Баумгертнер стал жертвой неадекватной реакции белорусских властей на корпоративные решения его компании

Владислав Баумгертнер был задержан 26 августа в аэропорту Минска. Баумгертнер в Белоруссию не собирался, а приехал туда по приглашению премьер-министра страны Михаила Мясниковича, которое было согласовано с российским вице-премьером Аркадием Дворковичем, — таким людям не принято отказывать. Дать санкцию на арест, очевидно, мог только белорусский президент Александр Лукашенко. Очевидно также, что при любом развитии событий случившееся фатально повлияет на «уровень доверия» (как говорят дипломаты) российско-белорусских деловых и политических контактов.

При всей экстравагантности Лукашенко, его вызывающий поступок шокирует. Каковы были его мотивы и чего, собственно, он добивается? Какие возможности давления на белорусские власти есть в распоряжении Москвы?

Эскалация конфликта

Баумгертнеру предъявлено обвинение в превышении должностных полномочий, создании незаконных схем деятельности и обвале мирового калийного рынка, которые, по мнению следствия, нанесли «Беларуськалию» ущерб в размере 100 млн долларов. По соответствующей статье белорусского законодательства топ-менеджеру «Уралкалия» грозит лишение свободы сроком до десяти лет. Кроме того, белорусы объявили в розыск ряд менеджеров «Уралкалия» и Белорусской калийной компании (БКК) — до недавнего времени общего трейдера двух калийных гигантов, — в том числе по линии Интерпола. Было также заявлено, что белорусские активы компании могут быть арестованы (правда, ничего существенного у «Уралкалия» там нет).

Конфликт белорусских властей с «Уралкалием» перешел в открытую фазу в конце июля, когда российское предприятие объявило о выходе из БКК и переходе к самостоятельной политике на мировом рынке калийных удобрений (подробнее об этом см. «На Керимова Лукашенко нашелся» в «Эксперте» № 32 за 2013 г.). БКК была создана в 2005 году и вела экспортные продажи продукции двух предприятий из СНГ, являясь одним из двух крупнейших игроков глобального калийного рынка. Объединение экспортных каналов «Уралкалия» и «Беларуськалия» позволяло поддерживать высокие цены на продукцию, которая имеет особую значимость для белорусской экономики. Калийные удобрения обеспечивают соседям около 7% экспортной выручки (в России — доли процента), при этом их продажи сильно влияют на торговый баланс. В отличие от лидирующих в структуре белорусского экспорта нефтепродуктов производство калийных удобрений не требует закупки дорогого российского сырья.

«Беларуськалий» изначально назначал директора БКК и, таким образом, имел больший вес в управлении общей структурой (что, кстати, указывает на абсурдность обвинений в адрес Баумгертнера). В условиях низкой загрузки мощностей предприятий калийной индустрии главным вопросом совместной деятельности становилось распределение экспортных квот. И здесь белорусы оказывались в существенно лучшем положении, чем россияне. В 2012 году ключевые показатели у них были почти на 20% выше, чем у российской компании! Такое положение вещей не соответствовало роли «Уралкалия», который после поглощения конкурирующей компании «Сильвинит» в 2007 году стал немного крупнее партнера и всегда имел более значительные компетенции в части международной торговли.

Несмотря на это, в 2013 году стороны достигли соглашения о том, что белорусы будут получать некоторую премию за лучшее качество своей продукции. В этих условиях кураторам белорусской компании сидеть бы тихо и радоваться, но нет. В декабре 2012 года Александр Лукашенко издал указ, открывающий для госкомпании возможности продаж вне БКК; решение о его отмене так и не было принято. Именно это обстоятельство и фактические попытки белорусов предлагать товар вне общего канала сбыта «Уралкалий» назвал причиной, побудившей его отказаться от партнерства. Это привело к обвалу цен акций всех крупнейших калийных компаний, включая и самого разрушителя статус-кво (см. график 1).

Паралич экспорта

После «развода» с БКК «Уралкалий» объявил о переходе к стратегии максимизации продаж и грядущем обвале цен. За прошедший месяц российская компания смогла заключить крупный контракт на поставку 500 тыс. тонн удобрений в Китай (это традиционный покупатель и для белорусов); по нашим данным, цена контракта составила порядка 350 долларов за тонну — это на 20% ниже прежнего уровня рыночных цен. Игра на понижение началась. Понятно, что последствия этого для Белоруссии будут весьма болезненными. Дело усугубляется тем, что России удалось настоять на прекращении незаконного беспошлинного реэкспорта закупаемых по спецценам российских энергоресурсов, а также продуктов их переработки под видом «растворителей и разбавителей». Ущерб российскому бюджету от подобных схем оценивался в 1,5–2,5 млрд долларов, а то и больше (подробнее см. «“Зайчик” может раствориться» в «Эксперте» № 46 за 2012 г.). Закрытие схем стало одним из серьезных факторов сокращения белорусского экспорта — в первом полугодии он упал на 20% по отношению к январю—июню прошлого года (см. график 2).

Однако, судя по всему, ситуация не ограничивается угрозой долгосрочного ухудшения торгового баланса Белоруссии. Похоже, развал БКК просто-напросто парализовал экспортные поставки «Беларуськалия». Исторически он никогда не имел трейдерской и филиальной сети, а костяк БКК составляли работники структуры торговой «дочки» «Уралкалия» — швейцарской компании Uralkali Trading. «После разрыва они покинули БКК, — поясняет источник, близкий к компании. — БКК все еще остается держателем крупных долгосрочных контрактов. Но в условиях резкого снижения цен на рынке крупные потребители из Китая и Индии под разными предлогами просто не будут выбирать очередные партии удобрений».

«Беларуськалий» вынужден был остановить часть мощностей на ремонт, а правительство решило предоставить своей «дойной корове» налоговые льготы. Тот факт, что белорусы поспешили заявить о рамочном соглашении с катарской трейдинговой компанией «Мунтаджат», лишь подтверждает тяжесть ситуации. Ближневосточная компания невелика и мало кому известна, опыта продаж хлоркалия у нее нет — подружиться с такой можно только от безысходности.

Давление на Керимова

«Уралкалий» вышел из БКК, не предупредив об этом загодя белорусскую сторону. Такая стратегия вполне понятна с точки зрения бизнеса (нельзя было допустить слива инсайда). Однако, возможно, она была не вполне уместна в адрес крупнейшей госкомпании союзного государства. Российские власти наверняка были поставлены в известность относительно грядущего распада БКК, но не предприняли активных дипломатических шагов для того, чтобы сохранить картель или хотя бы смягчить последствия его развала. Однако все эти соображения не способны оправдать силовые действия белорусских властей в отношении топ-менеджеров «Уралкалия».

Заявление белорусов о стомиллионном ущербе заставило многих предположить, что цель захвата Баумгертнера в заложники — банальный шантаж и последующий выкуп в заявленном размере. Нам такая тактическая цель кажется слишком малой для резонансного события, которое прямо затронуло межгосударственные отношения.

Более логичной была бы попытка белорусов частично отыграть назад «развод» с «Уралкалием» — оговорить некий переходный период и временную помощь от россиян в получении контрактов на калийные удобрения. Однако в нынешних условиях восстановить диалог весьма непросто. Наши источники в «Уралкалии» отмечают, что там пока не понимают, чего хотят от них белорусы: «Никаких внятных сигналов с их стороны мы не получали».

Возможно, белорусская сторона хочет повлиять на процесс смены собственников «Уралкалия» и теперь станет предлагать Москве и какому-либо потенциальному бенефициару новые выгодные схемы сотрудничества двух компаний. Вскоре после ареста Баумгертнера белорусы сообщили, что планируют завести уголовное дело на основного владельца «Уралкалия» Сулеймана Керимова и объявить его в розыск вместе с председателем совета директоров компании Александром Волошиным. В официальных белорусских СМИ вышел ряд едких публикаций с оскорбительными выпадами в адрес Керимова. В последнее время его влияние в политической элите пошло на спад, и Лукашенко может пытаться сыграть на противоречиях внутри российской власти. Однако вряд ли ему это удастся — не в интересах ни одной из групп позволять главе чужого государства влезать в их дела, да еще и с использованием столь беспардонных силовых методов.

Торговая война

Реакция России на арест Баумгертнера оказалась достаточно резкой. С заявлениями о недопустимости подобных действий выступили Аркадий Дворкович и первый зампред правительства Игорь Шувалов. Российский МИД и посол РФ в Белоруссии прямо заявили, что произошедшее наносит серьезный урон союзническим отношениям двух стран.

«Задержание Владислава Баумгертнера, прибывшего в Белоруссию по официальному приглашению для встречи с премьер-министром, является тревожным сигналом для российских предпринимателей, ведущих бизнес с белорусскими партнерами», — считает президент РСПП Александр Шохин.

Последовал и ряд чувствительных для соседей решений в практической плоскости. Глава Роспотребнадзора Геннадий Онищенко заявил, что у его организации возникло много претензий к белорусской молочной продукции, около 30% которой не соответствует российским техрегламентам. «Транснефть» сообщила, что приняла решение о плановом ремонте трубопровода «Дружба», в связи с чем в ближайшее время будут сокращены поставки нефти для белорусской стороны. Наконец, Дворкович заявил, что лица, причастные к действовавшим схемам полулегального экспорта «растворителей», произведенных из российского сырья, также могут быть объявлены в международный розыск. «Скорее всего, противостояние будет разворачиваться в рамках торговой войны, тогда как взаимоотношения сторон в финансовой и военно-технической сферах останутся без изменений», — считает профессор НИУ ВШЭ Алексей Портанский.

Когда верстался номер, стало известно, что российская сторона временно ограничивает ввоз живых свиней из Белоруссии, а заместитель гендиректора «Беларуськалия» Анатолий Махлай сообщил, что в связи со сложной ситуацией на рынке два из четырех рудоуправлений предприятия остановлены.

В подготовке статьи принимал участие Андрей Горбунов