Однажды на ближнем Западе

Марк Завадский
9 сентября 2013, 00:00

Из Азии российский Дальний Восток может выглядеть совсем не так, как из Москвы, но пока там его не могут как следует разглядеть

Фото: РИА Новости
Затраченные на проведение во Владивостоке саммита АТЭС усилия, кажется, начали приносить свои плоды, хотя и не совсем те, на которые рассчитывали в Москве

«Я никогда раньше не слышала о Владивостоке, но было очень интересно сюда попасть, оказывается, до России лететь не десять часов, а три», — говорит мне китайская художница И Чжоу, главная звезда 8-й Владивостокской биеннале искусств, проходившей в городе в последние две недели августа. И Чжоу, известная сотрудничеством со знаменитыми модными брендами, привезла во Владивосток новые видеоинсталляции — их показывали целую неделю на одной из городских набережных.

В сентябре 2012 года во Владивостоке прошел саммит АТЭС, который стал кульминацией государственных усилий по вовлечению российского Дальнего Востока в восточноазиатскую политическую и экономическую среду. Азиатские политики и бизнесмены, проведя несколько дней в университетских общежитиях на острове Русский, уехали и больше не возвращались, но затраченные усилия, кажется, начали приносить свои плоды, хотя и не совсем те, на которые рассчитывали в Москве. Вместо инвесторов в дорогих костюмах, для которых так и не построили хороших гостиниц, город заполонили китайские и японские художники и музыканты в джинсах и майках.

В России уже был один эксперимент по культурному переформатированию Владивостока — обращенный на Запад пермский проект Марата Гельмана, закончившийся фактическим изгнанием знаменитого галериста после смены власти в регионе. Ярковыраженный азиатский (или даже тихоокеанский) культурный вектор Владивостока кажется чуть менее искусственным и привнесенным извне и потому имеет больше шансов на реализацию. Да и главного пророка «нового Владивостока» — Илью Лагутенко — выгнать из города будет, пожалуй, невозможно. С одной стороны, он там давно не живет, с другой — представить себе современный Владивосток без него просто немыслимо.

Фантастическая реальность

«В августе тут и правда весело, но зимой тухловато. Единственное оживление было, когда весь город снимался в клипе “Мумий Тролля” на песню “Четвертый троллейбус”», — рассказывает владивостокская художница Анна Парменова. Кульминация клипа: Илья Лагутенко, играя на дудочке, ведет куда-то разрастающуюся толпу горожан, причем в первом ряду вместе со всеми весело шагает и владивостокский мэр Игорь Пушкарев.

Лагутенко — главный герой современного Владивостока, «Мумий Тролль» — единственное, что за двадцать лет город смог предложить стране и миру (в последние пару лет «Мумий Тролль» записывает альбомы на английском и активно гастролирует в США, Европе и Азии).

«Я помню первый концерт группы во Владивостоке после того, как он получил известность в России, туда шел весь город, это было невероятное ощущение», — рассказывает преподаватель Дальневосточного федерального университета Иван Зуенко. Всероссийское пришествие «Мумий Тролля» стало здесь катализатором бурного взлета музыкальной жизни в конце 1990-х. Местные любители музыки до сих пор вспоминают о тех временах с ностальгией, в начале нулевых это движение фактически закончилось — кто-то ушел в бизнес, кто-то уехал покорять Москву и там затерялся. Но славное прошлое все время дает о себе знать, благообразный арт-директор клуба «Мумий Тролль» оказывается фронтмэном легендарной группы «Мексиканские пчелки-убийцы» Жукой Паленым, а встречающий тебя человек в костюме и галстуке вечером выходит гитаристом в современной реинкарнации другого исторического ВИА — «Туманный 100н».

В августе 2013-го Лагутенко спродюсировал во Владивостоке первый российский «шоукейс-фестиваль» Vladivostok Rocks, на который съехались группы, музыканты и продюсеры из всех уголков России, а также из Азии и США. Однако и на пресс-конференции, и во время интервью чувствовалось, что Лагутенко осторожно примеряет на себя новую функцию — то ли культурного менеджера, то ли музыкального продюсера, то ли просто главного по глобальному продвижению Владивостока. «Я думаю, что в будущем я стану больше заниматься продюсированием и чуть меньше музыкой», — сказал он журналисту, поинтересовавшемуся его творческими планами.

Наверное, главная особенность владивостокского визионерского проекта, — странный симбиоз между искусством и государством, вопреки ожиданиям, не вызывающий отторжения. Официальная страница V-ROX находится на сайте Vladivostok 3000, существующем на грант от администрации города, а сам фестиваль, безусловно, сыграл на руку действующему главе Владивостока Игорю Пушкарев (наряду с Лагутенко Пушкарев был главным публичным спикером фестиваля), идущему на выборы 8 сентября.

Впрочем, прямой агитации на концертах не звучало, а финансовая помощь из бюджета была достаточно скромной — большинство коллективов Лагутенко сумел убедить прилететь сыграть без гонорара.

Финансовый вопрос

Культурное оживление во Владивостоке отмечают все, вопрос лишь в том, насколько оно жизнеспособно в средне- и долгосрочной перспективе. Все культурные проекты пока дотационны, а денег в городском бюджете не так уж много — внимание Москвы, прикованное к Владивостоку перед саммитом АТЭС, смещается на другие города и проекты, а у Владивостока в 2013 году более 800 млн рублей дефицита бюджета, для выполнения обязательств городу пришлось брать банковские кредиты.

Есть и ярковыраженный сезонный фактор: владивостокская экономика очень медленно раскачивается, набирая приличные обороты лишь к осени. «В нашей отрасли мы два квартала сидим на месте, что-то серьезное появляется ближе к концу лета, такое впечатление, что в начале года все друг другу должны, поэтому ни у кого не получается сделать первый шаг», — рассказывает генеральный директор портала о пиаре и рекламе PrimMarketing Леонид Копылов.

Впрочем, в сокращении федерального финансирования можно увидеть и некоторый шанс: единственная альтернатива федеральным дотациям для города — азиатские деньги. Частный российский капитал не слишком охотно инвестирует даже «на Западе» (так во Владивостоке называют остальную Россию), что уж говорить о дальнем во всех смыслах Востоке. У азиатских же инвесторов очень большие возможности, но для того, чтобы Владивосток попал в их поле зрения, необходима системная работа на протяжении нескольких лет. Культурные проекты здесь могут сыграть роль «мягкой силы», создающей необходимую среду, в которой азиатские инвесторы будут чувствовать себя достаточно уверенно, чтобы вкладывать деньги в регион.

Добрый рок Владивостока

В начале сентября стало известно, что Владивосток вошел в предварительный список городов, где планируется ввести правило 72-часовой транзитной визы для иностранных туристов. Ослабление визовой политики может стать одним из важных факторов для роста региона — Владивосток находится в нескольких часах лета от крупнейших экономических центров Восточной Азии и связан с ними прямыми авиарейсами. Туристический потенциал региона еще не раскрыт.

Главная проблема — отсутствие системной и скоординированной политики города и края на внешнем направлении, помноженное на постоянную чехарду в высоких кабинетах. «Я вышел на работу, и мне достались пустые коробки, предыдущие сотрудники прошлись по жестким дискам с магнитами», — рассказывает «Эксперту» новый начальник департамента одного из владивостокских учебных заведений.

России необходимо приучить азиатские страны к тому, что российский Дальний Восток является частью Азии, ее ближним Западом — дешевой и удобной альтернативой более далеким поездкам в Европу и США. В этом смысле Vladivostock Rocks мог бы стать хорошим началом. Если приучить китайцев, японцев и корейцев летать во Владивосток хотя бы каждый август, со временем эту моду можно распространить и на другие месяцы года, и на туристов из других стран.

Владивосток—Гонконг