Переиграть процентные ножницы

Михаил Доронкин
9 сентября 2013, 00:00

Опережающее по сравнению со ставками привлечения снижение стоимости кредитов особенно сильно ударит по банкам с высоким уровнем расходов. Выход — в оптимизации бизнес-процессов и расширении масштабов кредитования малого и среднего бизнеса

Иллюстрация: Эксперт Online
Опережающее по сравнению со ставками привлечения снижение стоимости кредитов особенно сильно ударит по банкам с высоким уровнем расходов

Банковский рынок продемонстрировал заметное ускорение во втором квартале 2013 года. Конкуренция ужесточается, что на фоне слабого экономического роста и стабильной инфляции способно привести к существенному снижению ставок по кредитам уже до конца года. В результате отдельные банки могут столкнуться с падением доходности кредитования при относительной стабильности ставок по пассивам. Наиболее уязвимы к так называемым процентным ножницам небольшие банки, несущие очень высокие расходы на обеспечение деятельности. Им необходимо не только провести очевидно назревшую оптимизацию бизнес-процессов, но и активно снижать долю постоянных издержек за счет наращивания масштабов бизнеса. Тем более что итоги первого полугодия показали: резервы для роста небольших банков не исчерпаны, и они вполне способны на равных конкурировать с лидерами.

Квартальное ускорение

Второй квартал 2013 года оказался для банковского сектора более удачным по динамике ключевых сегментов, чем начало года. Заметнее всего активизировалось розничное кредитование: за май—июнь портфель кредитов физическим лицам вырос на 700 млрд рублей против 360 млрд рублей тремя месяцами ранее. Всего за первое полугодие розничный кредитный портфель прибавил 13,7% (4,7% в первом квартале). Результаты кредитования организаций скромнее: с начала года плюс 5,3% (см. график 1). Вместе с тем именно второй квартал внес основной вклад в динамику портфеля (4,1 против 1,1% в первом квартале): в апреле после трехмесячной стагнации возобновился рост портфеля крупного бизнеса. Хороший рост демонстрирует и сегмент кредитования малого и среднего бизнеса (МСБ): за первое полугодие портфель вырос на 8,4%.

Интересно, что основной вклад в динамику кредитования организаций в первом полугодии 2013 года внесли средние и малые банки (см. график 2). Темпы прироста портфеля юридических лиц и индивидуальных предпринимателей у банков ниже топ-50 по активам оказались в два — два с половиной раза выше динамики крупных фининститутов: в среднем 20–25% против 5–10%. Основа роста таких банков — кредитование МСБ: по итогам первого полугодия портфель кредитов МСБ у банков ниже топ-30 по активам вырос на 12% против 6% у тридцатки крупнейших. При этом небольшим банкам удается демонстрировать среднерыночные темпы прироста кредитования и в розничном сегменте.

Рост по итогам полугодия показала и чистая процентная маржа банков, составившая (без учета данных Сбербанка России) 4,6 против 4,3% за 2012 год (см. график 3). Основной прирост отмечен в первом квартале, что связано с сезонностью: на этот период приходятся выплаты по кредитам, выданным в традиционно удачном в смысле спроса на заемные средства четвертом квартале. В первую очередь это касается розничных кредитов, отличающихся наибольшей доходностью: в ноябре—декабре 2012 года месячные темпы роста портфеля кредитов физлицам превышали 2%.

Маржа под давлением

Вместе с тем мы предполагаем, что по итогам 2013 года значение чистой процентной маржи (без учета Сбербанка) не превысит 4,3%. Ожидаемое «Эксперт РА» замедление ключевых сегментов банковского бизнеса до конца 2013 года приведет к усилению конкуренции за заемщиков, в первую очередь в розничном сегменте. На фоне стабильной инфляции это может выразиться в резком снижении ставок по кредитам. Уже с начала 2013 года крупнейшие госбанки, имеющие широкий доступ к «бесплатным» средствам крупных компаний, проводят политику снижения ставок по кредитам организациям и населению. В частности, Сбербанк дважды — в марте и в мае — понижал ставки, и, по заявлениям руководства госбанка, до конца года планируется еще одно снижение. При этом банки будут вынуждены как минимум полгода платить высокие проценты по дорогим депозитам физлиц: рост ставок наблюдался со второй половины 2012 года, и этот тренд был сломлен лишь в мае 2013-го. На фоне стремительного роста потребкредитования крупнейшие розничные банки всю вторую половину 2012 года завышали ставки по вкладам. За ними были вынуждены следовать небольшие банки, не имеющие широкого доступа к корпоративным ресурсам либо к межбанковскому рынку.

Разнонаправленная динамика ставок привлечения и размещения может привести к тому, что уже до конца 2013 года отдельные банки попадут в ножницы процентных ставок. Дополнительное давление на рентабельность фининститутов способно оказать и ухудшение качества кредитного портфеля. Это будет связано не только с тем, что станет сложнее «размывать» просрочку по розничному портфелю за счет новых выдач, но и с тем, что на фоне ужесточения конкуренции снизятся требования к заемщикам. Некоторого роста просроченных кредитов можно ожидать и вследствие расширения масштабов «кредитных фабрик» для малого бизнеса, поскольку этот инструмент используется меньше двух лет и еще не прошел «проверку на прочность». На этом фоне мы ожидаем роста отчислений в резервы, что фактически будет означать снижение прибыли банковского сектора.

В зоне особого риска небольшие банки ниже топ-200 по активам. С одной стороны, их деятельность характеризуется наиболее высокими значениями чистой процентной маржи — по итогам первого полугодия 2013 года она составила 5,9 против 4,9% (см. график 4) в среднем по рынку. Но, с другой стороны, такое их преимущество нивелируется значительным уровнем расходов на обеспечение деятельности (см. график 5) — за указанный период они составили 5,6% среднего актива (4,4% без учета амортизации). Для сравнения: маржа и уровень расходов у банков из топ-5 — 4,6 и 2,1% (1,6% без учета амортизации) соответственно. Неудивительно, что показатели рентабельности капитала небольших банков поддерживаются заметно ниже среднерыночного уровня (11,6 против 18% за первое полугодие 2013 года, см. график 6). Разница в уровне расходов на ведение бизнеса наглядно демонстрирует действие эффекта масштаба на банковском рынке. В результате именно небольшие банки оказываются сегодня особенно уязвимыми к колебаниям рыночных ставок и процентным ножницам.

Оптимизация роста

Избежать падения доходности смогут банки, способные в короткие сроки снизить стоимость пассивов и оптимизировать расходы на ведение бизнеса. Первый инструмент сегодня доступен в основном крупным и средним банкам из топ-50. Остальные участники рынка обладают крайне ограниченным доступом к ликвидности корпоративного сектора. Возможности же фондирования на межбанковском рынке сдерживаются очень слабым механизмом перетока ликвидности от крупных банков к более мелким. В такой ситуации в большинстве случаев средства населения — ключевой источник пассивов для небольших банков, и резкое снижение ставок способно привести к торможению всего бизнеса.

С другой стороны, именно небольшие банки обладают значительным потенциалом повышения рентабельности за счет снижения уровня расходов на ведение бизнеса. Ключевые инструменты — совершенствование (в том числе автоматизация) бизнес-процессов и увеличение масштабов бизнеса. И если эффект от внутренней оптимизации обычно растянут во времени, то наращивание активов способно в достаточно короткие сроки снизить долю постоянных издержек ведения бизнеса. Результаты первого полугодия показывают, что небольшие банки обладают достаточными конкурентными преимуществами: темпы прироста их кредитных портфелей как минимум не хуже динамики крупных фининститутов. Однако на фоне замедления кредитных рынков небольшим банкам необходимо искать ниши для расширения объемов деятельности. Сегменты кредитования крупного бизнеса и «конвейерных» ссуд физлицам для малых и средних банков уже фактически недоступны. Доступ на рынок таможенных гарантий ограничен минимальным размером капитала банков. Развитие ипотеки и автокредитов связано с заметными вложениями в инфраструктуру и поиском сопоставимых по срокам пассивов.

В такой ситуации основной потенциал снижения уровня расходов для них — работа с малым и средним бизнесом, в том числе по тендерным кредитам. Да и государство проявило особый интерес к расширению масштабов кредитования этого сегмента. Среди ключевых инициатив — создание федерального гарантийного фонда, использование средств Фонда национального благосостояния (около 100 млрд рублей) для финансирования МСБ, а также рефинансирование кредитных институтов Банком России под залог ценных бумаг, обеспеченных пулом кредитов МСБ. По оценкам «Эксперт РА», реализация этих мер в полном объеме обеспечит рынку кредитования МСБ 2–3 п. п. дополнительного роста в 2014 году и до 3 п. п. — в 2015-м.

Средние темпы прироста банков из топ-10 по активам за период с 1 июля 2012 года по 1 июля 2013 года составили 18%. Активы Сбербанка России выросли на 21%, ВТБ — на 23%. Наибольшие темпы прироста продемонстрировал ВТБ24 — 35%, или, в абсолютном выражении, более 400 млрд рублей. Одним из драйверов роста ВТБ и ВТБ24 выступил переток части клиентской базы из Транскредитбанка (он опустился в ренкинге по активам с 12-го на 23-е место). Среди крупных частных банков хорошие результаты показал Альфа-банк (объем активов увеличен на треть). Крупнейшие банки, принадлежащие нерезидентам, продолжают демонстрировать отрицательную динамику: Юникредитбанк сократил активы на 9%, Райффайзенбанк — на 2%. Стремительно наращивали масштабы своего бизнеса розничные банки: ХКФ-банк увеличил активы на 93%, «Русский стандарт» — на 62%. Неудивительно, что ХКФ-банк сохранил по итогам полугодия третье место по величине кредитного портфеля физических лиц. При этом «Русский стандарт» по этому показателю перебрался с 7-го (по итогам 2012 года) на 4-е место.

Из пока еще относительно небольших банков, ориентированных на работу с физическими лицами, можно особо выделить ТКС-банк. Его активы выросли на 89%, и он переместился с 93-го на 63-е место. А вот позиции его конкурента Связного банка даже ухудшились: он опустился с 75-го на 80-е место: на фоне ограничения приема вкладов банк фактически перестал продавать основной продукт — универсальную карту, на которую приходилось почти 100% его кредитного портфеля.