Экспертная сеть

Алексей Грамматчиков
обозреватель журнала «Эксперт»
16 сентября 2013, 00:00

На российском рынке начинают появляться оригинальные ИТ-решения для развития так называемых экспертных сетей — сообщества профессионалов, которые могут составить основу еще не развитого в стране рынка независимой экспертизы

Павел Адылин

Рынок независимой экспертизы играет большую роль в развитых мировых экономиках. Допустим, приступает компания к строительству крупного офисного центра. Еще до начала работ она хочет узнать, насколько грамотно подрядчик выполнил проект. Для этого компания обращается к независимой экспертизе, которая может оценить сильные и слабые стороны проекта и предложить полезные идеи.

Такой подход весьма распространен на Западе — например, в США ежегодный оборот услуг независимых экспертов превышает полмиллиарда долларов. В России этот сегмент пока крайне слаб, мощный импульс ему должны дать новые ИТ-решения для развития так называемых экспертных сетей.

Посткраудсорсинговые технологии

Вообще, в основе развития экспертных сетей лежит серьезная философская база. По словам их создателей, появление таких сетей знаменует собой, ни много ни мало, новую эпоху коллективной человеческой деятельности.

Социологи называют несколько ключевых форм организации трудовых ресурсов. Первая эпоха — инсорсинг (in — внутренний, source — ресурс) стала символом индустриализации мировой экономики, так как она предполагает глубокую специализацию внутри предприятия. В свое время в рамках предприятия люди стали специализироваться на определенных производственных функциях (слесарь, водитель, бухгалтер, юрист и т. д.), что стало основой механизации и автоматизации процессов производства.

Потом наступает эра аутсорсинга (out — внешний), с которой связывают нынешнюю постиндустриальную эпоху. Здесь производство товаров рассыпается на множество промежуточных сервисов. И одному предприятию уже не выгодно содержать их все внутри своей структуры. Можно передавать часть функций внешним компаниям, специализирующимся на определенных видах деятельности.

Сейчас новая информационная эра порождает следующую форму коллективной человеческой деятельности — краудсорсинг (crowd — толпа), когда в качестве ресурса можно привлечь огромные сообщества людей. Технологии краудсорсинга сегодня все чаще используют крупные компании и государственные структуры. Например, в США не так давно решали проблему снижения смертности от так называемых внелечебных ошибок — то есть смертности по вине, халатности, неосторожности медсестер, сиделок и другого обслуживающего персонала. От этих ошибок в Америке ежегодно умирало до 400 тыс. человек. И тогда на всеобщее обсуждение был вынесен вопрос: как изменить эту страшную статистику? К поиску решения в общей сложности подключилось около миллиона человек, и в результате такой массовой мозговой атаки было выработано несколько десятков советов, позволивших за год снизить число смертей от внелечебных ошибок почти на четверть.

Подобные инструменты социальных инноваций сейчас начинают использовать многие коммерческие фирмы и даже научные учреждения, которые пытаются вовлечь в свою деятельность широкие социальные круги. Например, не так давно ученые, разрабатывающие средство против ВИЧ, привлекли к своей деятельности сообщества любителей компьютерных игр. Геймеры всего за несколько недель помогли ученым разработать трехмерную структуру белка, способного работать против вируса.

И хотя краудсорсинг пользуется все большим вниманием бизнеса и государства, ученые уже говорят о скором появлении посткраудсорсинговых технологий, или ноосорсинга (noos — разум), которые будут объединять деятельность специалистов и экспертов.

Не конкуренция, а совместная работа

В России в последнее время предпринимается много попыток создания экспертных сетей — профессиональные сообщества в различных сферах пытаются объединить, например, такие структуры и организации, как GlobalCIO, ЛИНЭКС, экспертный совет фонда «Сколково» и др. Один из примечательных стартапов последнего времени — новая сеть EXPINET, которая пока объединяет специалистов ИТ-отрасли. «Все-таки краудсорсинг происходит от слова “толпа”, а толпа не может быстро и эффективно решать сложные узкоспециальные задачи», — объясняет принцип посткраудсорсинговых технологий Кирилл Еремин, руководитель проекта EXPINET.

По его словам, современные социальные сети, такие как Facebook, «Одноклассники», и даже профессиональные, как LinkedIn, не приспособлены для коллективной экспертной деятельности. В социальных сетях люди абсолютно свободны: хотят делают, не хотят — не делают. Принципиальное же отличие экспертных сетей — участники должны брать на себя определенные обязательства по выполнению коллективной работы.

Перед запуском сотрудники EXPINET попытались выяснить, что движет участниками тех или иных социальных сетей. Вот, например, ученые в книге «Рождение коллективного разума» говорят, что основная мотивация участника современной социальной сети — «показать себя», заставить обратить на себя внимание. Этим, например, объясняется мотив человека, который быстрее всех хочет написать на ленте новостей соцсети, скажем, «Березовский умер». Ведь о кончине этого человека очень скоро и так все узнают, однако в данном случае мотивация участника сети — с помощью громкой новости обратить на себя внимание.

Другое дело профессиональная сеть. «В профессиональной сети основная мотивация — совместное участие в процессе познания, — говорит Борис Славин, директор по исследованиям и инновациям группы компаний “АйТи”. — Для людей, которые уже состоялись как профессионалы, не так важно просто себя показывать — этим, кстати, объясняется то, что в социальных сетях 90 процентов профессионалов — это “молчуны”. Для них важно сделать что-то значимое и интересное вместе. Они получают от этого удовольствие и даже готовы участвовать в таком коллективном труде безвозмездно».

Проблема современных социальных сетей в том, что они часто создают конкурентную среду. Если почитать ленты обсуждений, например, в «Живом журнале», так там участники дискуссий часто «гасят» друг друга. Такая конкуренция убивает желание коллективной работы, настоящая же экспертная сеть должна способствовать взаимодействию и совместной работе, а не конкуренции и противостоянию.

Оценка компетенций

Основатели EXPINET постарались создать механизмы, максимально стимулирующие к совместной работе. Экспертная сеть не гонится за численностью — здесь важно не число участников, а их компетенция. Поэтому создатели EXPINET сделали одним из ключевых моментов определение компетенции участников.

Начать с того, что вступить в экспертную сеть можно только по рекомендации. Став членом сети, эксперт определяет спектр своих компетенций. Например, заявляет, что силен в вопросах информационной безопасности или же в мобильных приложениях. После этого в процессе работы компетенции данного эксперта подтверждаются другими участниками сети — они ставят ему оценки и таким образом повышают или понижают его рейтинг.

В сети определяется три основных вида деятельности. Любой эксперт является носителем какого-то знания. Специалист может создать, внедрить или передать знание, и по этим действиям он получает оценки. При этом сам процесс выставления оценок очень прозрачен, каждый участник сообщества всегда может увидеть, кто, как и за что выставил ему оценку.

Как упоминалось выше, основное отличие экспертной сети от социальной — наличие обязательств у ее участников. В EXPINET специалисты обязаны делать определенный объем работы в месяц, иначе их рейтинг будет понижаться. Интересно, что в сети для каждого эксперта предусмотрен такой статус, как «отпуск»: определенное время каждый эксперт может не принимать участия в коллективной работе.

Что касается конкретных экспертных проектов, то пока в сети EXPINET специалисты в основном заняты рецензированием и оценкой статей по профессиональной тематике. В эпоху информационного бума важно, чтобы кто-то авторитетно посоветовал прочитать ту или иную статью и объяснить, чем она может быть полезна.

В этом процессе объединенные в сеть специалисты имеют свои компетенции: кто-то выбирает статьи для рецензирования, кто-то их читает и оценивает, и за каждый вид деятельности экспертное сообщество выставляет участнику оценки, влияющие на рейтинг.

Но отбор информации лишь начальный этап. Постепенно к EXPINET начинают обращаться с более серьезными задачами. Один из самых значимых заказов, например, недавно поступил от Минкомсвязи, которое попросило экспертное сообщество оценить предлагаемую стратегию развития ИТ-отрасли в России. Эксперты оценили проект и выложили свои рекомендации. «Система оценки проекта стратегии развития ИТ-отрасли в России сработала очень хорошо, — говорит Борис Славин. — Наши эксперты с энтузиазмом и абсолютно бесплатно взялись за эту работу. В результате был подготовлен большой объем рекомендаций, которые министерство оценило очень высоко. Его представители звонили нам и благодарили за проделанную работу».

Недавно к экспертной сети обратились представители «Росатома». Обращение было связано с разбирательством в суде: один из подрядчиков госкорпорации, по их мнению, сделал не очень качественный проект — экспертам предлагалось оценить его. Эту работу экспертная сеть выполняла уже за деньги.

Монетизация экспертных услуг

Пока, как уже отмечалось, EXPINET объединяет экспертов в области ИТ. Однако в ближайшем будущем сеть планирует развиваться — у проекта есть предложения о сотрудничестве с такими профессиональными сообществами юристов, психотерапевтов, кулинаров.

Сейчас EXPINET работает в стартовом режиме, и часть ее функций ограничена, на полную мощность проект должен выйти в течение ближайшего года. Основной инвестор — группа компаний «АйТи», которая заявляет, что общие вложения в проект составили около миллиона долларов. Из них 10 млн рублей инвестировал Фонд содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере (Фонд Бортника). В ближайшее время сеть планирует привлечь соинвесторов.

В целом же создатели EXPINET убеждены, что проекты развития экспертных сетей имеют хорошую коммерческую перспективу, и со временем они рассчитывают получать платные заказы на проведение экспертных оценок. Например, в США бизнес-модель подобных проектов работает так: заказчик обращается за независимой экспертизой, 20–30% оплаты работы получает сеть, а остальное — эксперты.

Правда, для развития рынка независимых экспертиз в России должно измениться отношение к ним. «У нас в стране отношение к независимым экспертизам связано с негативом, — говорит Борис Славин. — Как правило, у нас такая экспертиза используется как оружие, для того чтобы доказать, что кто-то неправ, и, скажем, выиграть дело в суде. На Западе же подобная экспертиза скорее дружеский совет. Ведь это хорошее подспорье в работе, когда квалифицированные эксперты могут высказать свое мнение о том или ином проекте и помочь ему развиваться в нужном направлении. Мы надеемся, что в России со временем независимая экспертиза будет восприниматься в этом же ключе, и она станет важной составляющей работы государства и бизнеса».