Уроки Цигломеня

Сергей Кудияров
специальный корреспондент журнала «Эксперт»
16 сентября 2013, 00:00

В Архангельской области компания «Титан» запустила новый крупный лесообрабатывающий завод. Это событие произошло на фоне кризиса в отрасли, сопровождающегося падением объемов производства пиломатериалов и заготовки древесины в России

Главное конкурентное преимущество Лесозавода 25 — собственная электроэнергия

Один из лидеров отечественной лесной промышленности — компания «Титан», — ввела в строй новый лесообрабатывающий завод в поселке Цигломень. Проект реализован по типу brownfield, на базе уже существовавших мощностей Лесозавода 25. Новое предприятие включает в себя два производственных участка — Маймаксанский и Цигломенский. До 2003 года это были разные предприятия, но потом владельцы приняли решение их объединить.

«Еще в 2004 году на Маймаксанском участке началась глубокая модернизация, которую удалось завершить только четыре года спустя. А Цигломенский участок вплоть до конца прошлого десятилетия так и оставался старым советским производством с отсталой технологической базой, — говорит гендиректор Лесозавода 25 Дмитрий Крылов. У них была огромная разница как в производительности, так и в качестве выпускаемой продукции. И это не могло не сказаться на объемах продаж: сбыт продукции с Цигломенского участка резко упал. В этой ситуации нам надо было либо закрыть его совсем, либо модернизировать. Мы выбрали второй вариант, так как сворачивание производства привело бы к негативным социальным последствиям и ударило бы по компании».

Модернизация обошлась «Титану» в 2,5 млрд рублей. Это довольно большая сумма для лесной отрасли. Для сравнения: годовой оборот того же Лесозавода 25, считающегося крупнейшим предприятием лесной отрасли в Северо-Западном федеральном округе, составляет 2,8 млрд рублей.

Половину инвестиций в новое производство «Титан» профинансировал за счет собственных средств, другую половину составили заемные средства «Юникредита», ВТБ и Сбербанка. Срок окупаемости нового проекта в компании оценивают примерно в пять лет. Запустив новое предприятие, «Титан» увеличил свои новые производственные мощности сразу на 520 тыс. кубометров пиломатериалов в год. Для России это смелое инвестиционное решение, поскольку последние несколько лет лесоперерабатывающая отрасль пребывает в кризисе.

Ставка на рост

Производство пиломатериалов в нашей стране падает уже второй год подряд. Только за первые шесть месяцев нынешнего года объем их выпуска снизился на 2,6%, до 10 млн кубометров. А за прошлый год спад составил 2,2%. Примерно так же обстоят дела и с заготовкой леса. В первом полугодии заготовка леса хвойных пород сократилась на 4,4% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, а лиственных пород — на 2,2%.

«Негативные тенденции начали проявляться еще в 2008 году, — рассказывает Дмитрий Крылов. — До этого времени рынок пиломатериалов демонстрировал положительную динамику, главным образом за счет строительства. Но потом в США стал разрастаться кризис жилищного кредитования, объемы строительства резко снизились, а следом сократилось и потребление пиломатериалов, что, в свою очередь, привело к падению цен почти на 40 процентов». Это не могло не ударить по лесопромышленникам в России. Хорошо известно, что три четверти всей продукции отечественной лесной отрасли уходит на экспорт. И для многих наших предприятий падение цен вкупе с сокращением поставок на внешний рынок обернулось катастрофой. «Только в Архангельской области за последнее время закрылись 2-й, 3-й, 12-й и 23-й лесозаводы, Соломбальский ЦБК. Практически ничего не производит 4-й лесозавод, — рассказывает г-н Крылов. — Уцелеть смогли лишь немногие компании с невысокими издержками, которые достаточно крепко стоят на ногах».

По идее, в этих условиях наших лесозаготовителей могла бы спасти переориентация на внутренний рынок, где у них был бы шанс компенсировать потери от падения экспорта. Но этого не произошло. «Все дело в том, что внутренний рынок России развит очень слабо. В стране нет спроса на качественную продукцию, а слабый спрос на продукцию невысокого качества удовлетворяется небольшими лесопилками», — говорит Дмитрий Крылов.

Но тогда на что же надеется «Титан», запуская в такое сложное для отрасли время новый крупный проект? Все дело в уникальной структуре расходов и доходов Лесозавода 25, которая не типична для российской лесной отрасли.

«Мы устояли, потому что по сравнению с другими предприятиями имеем ряд преимуществ. Во-первых, мы работаем в тесной связи с Архангельским ЦБК, в частности, поставляем им щепу, и для нас это большое финансовое подспорье. Во-вторых, почти 60 процентов потребностей нашего предприятия в электроэнергии покрывается за счет собственной генерации: мы сжигаем на электростанции кору, которую другие просто выбрасывают. И наконец, в-третьих, мы изготавливаем из опилок топливные пеллеты, что также влияет на выручку», — объясняет гендиректор Лесозавода 25.

Например, в 2009 году, в разгар кризиса, компания получала со своих генерирующих мощностей тепло по себестоимости — 461 рублей за гигакалорию, в то время как работающая в регионе ТГК-2 продавала ее по 1078 руб./Гкал. Электроэнергию же компания получала с собственных электростанций по 0,92 руб./кВт, в то время как за энергию из сети пришлось бы платить по 4,1 руб./кВт. Естественно, все это отражалось на себестоимости продукции.

Никаких трудностей со сбытом руководители нового лесозавода не ожидают. «У нас уже есть соглашения с основными строительными компаниями — потребителями пиломатериалов. При этом надо понимать, что рынок после кризиса очистился и конкуренция существенно ослабла. Кроме того, мы надеемся, что уже в ближайшей перспективе спрос на пиломатериалы восстановится», — говорит Дмитрий Крылов. Эту точку зрения разделяют и некоторые отраслевые эксперты.

«Перспективы для роста есть. Я думаю, оживление начнется уже до конца этого года, — считает вице-президент Союза лесопромышленников Андрей Фролов. — Что же касается непосредственно “Титана”, то сбыт этой компании фактически гарантирован — она имеет налаженные связи с потребителями и может позволить себе наращивать выпуск».

С ним согласен и гендиректор Научно-исследовательского центра экономики леса и природопользования Николай Петрунин. Перспективы у нового проекта, по его мнению, есть, но определяются они не только возможностями сбыта. «Отрасль еще не оправилась от кризиса, объемы заготовки древесины пока что примерно на восемь процентов ниже уровня 2007 года, и о стабильности пока говорить не приходится, — говорит г-н Петрунин. — Сегодня мало инвестировать в модернизацию производства и решить проблемы ресурсного обеспечения и сбыта. Нужно еще подготовить квалифицированных специалистов и создать необходимую инфраструктуру».

Но значит ли это, что в случае быстрого восстановления спроса удачный пример создания нового производства в Цигломени может быть успешно тиражирован другими участниками рынка?

Пределы роста

Помимо создания нового производства на базе Лесозавода 25 в последние годы в российской лесной отрасли было объявлено еще как минимум о 117 новых инвестиционных проектах. Но, как сообщил этим летом на совещании по развитию лесопромышленного комплекса премьер-министр Дмитрий Медведев, реализовано из них лишь 27, то есть менее четверти. Столь низкий результат объясняется тем, что большинство новых предприятий не имеют удобного доступа к сырью.

Формально Россия обладает огромными площадями лесов и колоссальными запасами доступной для разработки древесины, но фактически интенсивность использования лесных ресурсов у нас невысока. Например, в той же Архангельской области объем допустимого к изъятию леса составляет 23,8 млн кубометров. В то время как реальная заготовка леса за 2012 год составила всего лишь 11,4 млн кубометров (48% допустимого объема).

«Я работаю в отрасли двенадцать лет и все это время слышу разговоры о нехватке сырья, — говорит Дмитрий Крылов. — И это действительно так: удобно расположенные участки уже исчерпаны. Есть и другие участки, где можно рубить и рубить. Но там нет инфраструктуры, нет дорог, чтобы вывезти оттуда сырье. В результате получается, что реально можно вывезти леса на переработку ровно столько, сколько сейчас и вывозится, то есть 20–40 процентов».

С Дмитрием Крыловым согласен и Николай Петрунин. По его мнению, главный сдерживающий фактор в наращивании объемов лесозаготовок — отсутствие хорошо развитой транспортной инфраструктуры. «Сегодня в России самая низкая плотность лесных дорог на тысячу гектаров земель лесного фонда. Да и качество их желает лучшего. Из 1,24 миллиона километров имеющихся лесных дорог только 59 тысяч километров имеют твердое покрытие, еще 972 тысячи — грунтовое, а оставшиеся 220 тысяч и вовсе зимники, — говорит г-н Петрунин. — До сих пор на законодательном уровне не решены вопросы порядка финансирования строительства лесных дорог, условий привлечения инвестиций и предоставления преференций инвесторам при их строительстве. А отсутствие гарантий со стороны государства делает строительство лесной транспортной инфраструктуры непривлекательным для частного бизнеса. Поэтому примерно 195 миллионов кубометров древесины находится вне транспортной досягаемости».

И пока все эти проблемы, включая развитие собственной «зеленой» генерации на древесных отходах, не будут решены, успешного повторения в нашей стране проектов, аналогичных цигломенскому, ожидать, судя по всему, не стоит.