А этого спасать не будем

Александр Кокшаров
23 сентября 2013, 00:00

В разгар кризиса 2008 года действия американских властей — прежде всего ФРС и министерства финансов — выглядели хаотичными и непоследовательными. По прошествии пяти лет выясняется, что логика в действиях властей имелась

Рисунок: Игорь Шапошников

Банкротство американского инвестбанка Lehman Brothers — главное глобальное событие на протяжении вот уже пяти лет. Даже война в Ливии и свержение Муаммара Каддафи меркнут на фоне совершенно нетелегеничного заката банка, запустившего глобальный экономический кризис (Великую рецессию), последствия которого мы продолжаем сегодня переживать и будем переживать еще не один год.

Напомним, что в середине сентября 2008 года Lehman Brothers был четвертым крупнейшим инвестбанком мира. Он имел активов на 639 млрд долларов и долгов на 613 млрд долларов, однако оценка значительной части активов (например, ипотечных облигаций CDO) оказалась сильно завышенной, из-за чего банк оказался неплатежеспособен. Вроде бы все просто и понятно. Тем не менее до сих пор остаются не до конца ясны истоки непоследовательности американских властей, которые в том же 2008 году предоставляли экстренное финансирование для спасения других крупных финансовых институтов. Почему же именно Lehman Brothers власти разрешили рухнуть?

Голые короли

Вопрос этот далеко не праздный, поскольку именно непоследовательность решений во многом определила глубину кризиса — по крайней мере в его стартовой фазе. Инвесторы перестали понимать логику властей, что было воспринято либо как нерешительность, либо как переход к избирательному отношению к крупнейшим финансовым домам — и то и другое одинаково губительно для рынков, особенно в условиях начинающего сдуваться пузыря.

«Невозможно отрицать, что федеральные чиновники, включая министра финансов Генри Полсона, главу ФРС Бена Бернанке и президента Федерального резервного банка Нью-Йорка Тимоти Гайтнера, сыграли свою роль в формировании паники на рынке через серию непоследовательных решений. Они предложили финансовую помощь Bear Stearns и помогли Fannie Mae и Freddie Mac, но вынудили Lehman начать процедуру банкротства, вскоре после чего спасли AIG. Каков был порядок этих решений? Какими были правила? Выглядит так, будто никаких правил не было, и инвесторы оказались в растерянности. Неудивительно, что они начали паниковать», — написал спустя полгода после банкротства Lehman американский журналист Эндрю Соркин в своей ставшей бестселлером книге «Слишком большие, чтобы рухнуть».

Естественно, что непрозрачность принятия решений привела к появлению различных легенд и конспирологических версий, объясняющих происшедшее. Например, шуму наделала история о том, что Lehman собирался спасти Уоррен Баффет, возглавивший компанию инвесторов, но до него в решающий момент не смогли дозвониться…

Теневую подоплеку этого проанализировал американский публицист Дэвид Уэссел, который представил свою (ставшую широко распространенной) интерпретацию происшедшего. В книге «В ФРС мы верим» (2009) он утверждает, что чиновники в самом деле пытались найти покупателя, чтобы предотвратить падение Lehman (напомним, еще в августе 2008 года велись переговоры о продаже этого американского банка Korea Development Bank и еще двум банкам). Однако при этом они не хотели оказывать финансовую помощь, необходимую для заключения подобной сделки.

И Бен Бернанке, и Генри Полсон отказывались раскошелиться из-за шквала критики, который обрушился на них за то, что они ранее, в 2008 году, оказывали подобную помощь при спасении Bear Stearns, Fannie Mae и Freddie Mac. Поэтому они опасались политических последствий в случае выделения очередного пакета помощи. В частности, Уэссел утверждает, что Полсон тогда сказал Бернанке и Гайтнеру: «Меня уже называют “Мистер Бейлаут”. Я не могу и дальше так поступать».

«Полсон и Бернанке заверяли друг друга, что все компании и трейдеры, которые по бизнесу были связаны с Lehman, получат достаточно времени, чтобы защититься в случае возможного банкротства банка. Они успокаивали друг друга, что ФРС с момента бейлаута Bear Stearns создала новые механизмы кредитования другим инвестиционным банкам, которые могут пострадать в случае коллапса Lehman. Они оба оказались неправы», — утверждает Уэссел.

Однако паника на рынках и критика бездействия властей после банкротства Lehman Brothers во много раз превзошла предыдущую критику (за выделение помощи) — Бернанке и Полсон были вынуждены пойти на попятную и приняли решение оказать финансовую помощь страховому гиганту AIG.

Впрочем, официально эта версия так и не была принята. По понятным причинам: никому не хочется признавать, что глобальный экономический кризис начался из-за нежелания пары чиновников получить дополнительную порцию общественной критики. Поэтому уже спустя несколько недель после событий с Lehman Brothers Бернанке и Полсон начали продвигать в своих публичных выступлениях версию о том, что они-де были ограничены в своей способности оказать поддержку инвестбанку, поскольку тот не мог предоставить достаточный залог. Почему они изменили свое описание тех событий? В интервью с Уэсселом в январе 2009 года Полсон отметил: «Вы не можете сказать: мы позволили ему упасть, потому что были бессильны что-либо сделать. Не хочется признаваться, что король-то голый».

Как бы то ни было, формально такие объяснения непротиворечивы. Поскольку лишь 3 октября 2008 года (то есть три недели спустя после банкротства Lehman Brothers) Конгресс принял закон о чрезвычайной экономической стабилизации, который наделил минфин США полномочиями инвестировать и выдавать кредиты финансовым институтам, а также приобретать проблемные активы — через механизм Программы помощи по проблемным активам (TARP). Именно после этого американские чиновники стали упоминать, что во время сентябрьских событий 2008 года и ранее их полномочия были ограничены.

Без шансов

Впрочем, существует еще одно объяснение того, почему провалились попытки спасти Lehman Brothers. И это весьма прозаическое объяснение — его финансовое состояние было слишком плохо. «Спасение Lehman потребовало бы обмана со стороны ФРС, чего не требовалось для других срочных кредитов. Lehman был не в состоянии быстро предоставить залог в том размере, в каком ему требовалось кредитование. Хотя Бернанке и Полсон сначала не подчеркивали этот факт, он мог сыграть решающую роль», — утверждают в своей недавней статье экономисты Уильям Клайн и Джозеф Ганьон.

Согласно анализу экономистов из Института мировой экономики Петерсона, из пяти финансовых институтов, получивших финансовую помощь в 2008 году, Lehman Brothers был единственным неплатежеспособным — у него не было достаточно качественных активов, которые могли бы послужить залогом. Так, анализ банковского баланса Lehman Brothers с момента банкротства показывает, что чистая стоимость банка из-за массовых списаний проблемных активов в сентябре 2008 года упала до глубоко отрицательного уровня минус 245 млрд долларов.

Для Lehman Brothers искали возможного покупателя (напомним, что в марте того года Bear Stearns избежал банкротства через продажу банку J.P. Morgan). В частности, в Вашингтоне вели переговоры с американским Bank of America и британским Barclays. После оценки балансовой отчетности Lehman Brothers руководство Bank of America сочло, что качество активов инвестбанка слишком низкое, и предпочло приобрести другой инвестбанк — Merrill Lynch. Британский же Barclays проявлял к Lehman значительный интерес — но лишь при условии, что ему не придется приобретать сильно переоцененные активы Lehman на сумму 52 млрд долларов. Однако и это предложение — еще до того, как Barclays смог начать переговоры с ФРС по поводу покупки банка, — было фактически заблокировано решением британского финансового регулятора FSA, который запретил сделку без одобрения акционеров Barclays. В результате Barclays приобрел одно лишь североамериканское подразделение Lehman Brothers минус все его долги за совершенно незначительную сумму 3,1 млрд долларов — уже после банкротства, во второй половине сентября 2008 года.

Расчеты Клайна и Ганьона показывают, что в отличие от Lehman Brothers другие финансовые институты, получившие поддержку от ФРС и американского минфина в 2008 году, были платежеспособны, хотя и испытывали трудности с финансированием в краткосрочной перспективе. Именно поэтому они и были поддержаны. Более того, финансовая помощь, полученная в тот период Bear Stearns, Fannie Mae, Freddie Mac и AIG, была выплачена этими институтами в последующие годы, поэтому американский налогоплательщик в итоге не пострадал. Чего не скажешь о банкротстве Lehman Brothers.

Лондон