Аттракцион закрыт: все ушли гулять

Олег Головнев
20 сентября 2013, 19:20

В Москве идет градостроительная революция. Глобальные и стремительные преобразования общественных пространств — ответ на ожидания москвичей или работа на результат ради результата?

Фото: Алексей Андреев

За последние три года доля москвичей, недовольных своим городом, выросла с 24% до 31% — такие результаты собственных соцопросов приводит портал Superjob.ru. Иными словами, 4 млн жителей столицы считают, что (далее — цитаты из анкет участников опроса) в Москве «грязно и тесно», «из города устроили помойку», где «невозможно жить» и «невозможно отдыхать». Степень неудовлетворенности условиями жизни в Москве настолько велика, что 13% жителей столицы с радостью эмигрировали бы за границу (3% ежегодно воплощают эти планы в жизнь), а 9,3% москвичей в возрасте от 18 лет задумываются о переезде в российскую провинцию — для отечественных реалий показатель почти невероятный.

Думается, Москва пожинает плоды не столько советской, сколько постперестроечной градостроительной политики. «Городское пространство приватизируется крупным капиталом. В центре города начинают работать бульдозеры, сносящие дома. Бедняки выселяются на окраины, где для них строят кварталы доступного жилья. Капитал концентрируется в нескольких пространственных точках… В целом город становится ареной для спекулятивного капитала. Трагически меняются паттерны городской жизни, ломается привычный образ города. Неолиберализм оказывает на города разрушительное действие», — в интервью нашему журналу (см. «Эксперт» № 5 за 2013 год) мексиканский урбанист Мигель Рабле-Дюран предельно жестко высказался о последствиях «неолиберальной урбанизации» крупных городов. Москва 1990-х, увы, не стала исключением. Нынешний всплеск недовольства москвичей жизнью в городе — ответная реакция на излишне цепкое рукопожатие невидимой руки рынка.

Похоже, это недовольство сегодня достигло такого накала, игнорировать который невозможно. «Революционные» настроения вызвали активность и во властных кабинетах. Объявлено о старте программы «Народный парк», в рамках которой планируется разбить на территории города 49 новых парков — 19 за счет бюджета, 30 — с привлечением частного капитала. Заявляется, что в этом году на 80 километров увеличится протяженность велодорожек и на 50 километров — пешеходных улиц. Открываются для пешеходов набережные Москвы-реки. Но главное, как сообщают в Комитете по архитектуре и градостроительству Москвы, в новом градостроительном плане (его примут в следующем году) будут учтены не только рекомендации российских и зарубежных экспертов в области организации городских пространств, но и пожелания жителей столицы.

Какова общая логика преобразований? Кому адресованы изменения в облике Москвы — гостям или ее постоянным обитателям? Каковы экономические аспекты проектов модернизации общественных пространств и выдержит ли городской бюджет необходимую для преобразования столицы нагрузку? Возможна ли гармония между интересами рядовых москвичей, городских властей и частных инвесторов?

Чтобы попытаться ответить на эти вопросы, журнал «Эксперт» собрал на круглый стол «Общественные пространства и тематические парки Москвы: глобальная трансформация или точечная акупунктура» ведущих российских архитекторов, инвесторов и девелоперов, представителей городских властей и независимых экспертов в области градостроительства, журналистов массовых и специализированных СМИ.

 050_expert_38.jpg Фото: Алексей Андреев
Фото: Алексей Андреев

На выходе из лабиринта

Пренебрежение к интересам жителей — основная характеристика градостроительной политики на протяжении целых десятилетий ХХ века. Главный архитектор столицы и первый заместитель Комитета по архитектуре и градостроительству города Москвы Сергей Кузнецов считает, что результатом этого стало отсутствие полноценных дворов в новых микрорайонах, бесконечные лабиринты хаотичной застройки, гигантские пустыри, невообразимой ширины проспекты и прочее. «Все, что находится за порогом твоей квартиры, и есть общественные пространства, — говорит Сергей Кузнецов. — Если человек, покидая квартиру, оказывается в зоне постоянного дискомфорта, во враждебной для себя среде, как может он чувствовать себя счастливым, как может сохранять психическое равновесие?»

 051_expert_38_2.jpg Фото: Алексей Андреев
Фото: Алексей Андреев

Наш гость детально обрисовал проблемы, доставшиеся городу в наследство от предыдущих поколений власти. Интересы москвичей разнообразны, у каждой социальной группы свое представление о том, как проводить досуг, но столичные парки однотипны, многие открыты для посетителей только в светлое время суток, часть из них зимой и вовсе пустеет. Набережные отданы на откуп автомобилистам, пешеходам там места нет. Москва отстает от других столиц мира по масштабам преобразования бывших промзон в места культурного досуга. Протяженность пешеходных улиц недотягивает до мировых стандартов. «Во всем мире комфортное уличное пространство является главным магнитом, притягивающим в город туристов, молодых профессионалов, культуру и интеллект, — объясняет Кузнецов. — Улучшение качества жизни влечет за собой приток инвестиций, растут цены на землю и на недвижимость, развивается экономика города».

По словам главного архитектора Москвы, столичное правительство к планируемым изменениям в градостроительной политике относится максимально лояльно. Однако многие процессы требуют тонкой настройки и, «когда мы говорим о некоем идеальном мире, где горожанину-пешеходу (велосипедисту, автомобилисту) удобно и хорошо», не стоит ожидать сверхстремительных преобразований. Есть и отечественный, и зарубежный опыт, который может и должен стать ориентиром в городском планировании. Но есть и необходимость в организации диалога с жителями города. Требуется время на отработку механизмов частно-государственного партнерства при создании общественного пространства. «Ожидания не должны быть гипертрофированными. Спешить нельзя. Дайте срок», — резюмировал Сергей Кузнецов, предлагая перейти к обсуждению конкретных проектов.

Сергей Кузнецов, главный архитектор Москвы, первый заместитель Комитета по архитектуре и градостроительству Москвы: «Когда мы говорим о некоем идеальном мире, где горожанину-пешеходу, велосипедисту, автомобилисту удобно и хорошо, не стоит ожидать сверхстремительных преобразований» 052_expert_38_1.jpg
Сергей Кузнецов, главный архитектор Москвы, первый заместитель Комитета по архитектуре и градостроительству Москвы: «Когда мы говорим о некоем идеальном мире, где горожанину-пешеходу, велосипедисту, автомобилисту удобно и хорошо, не стоит ожидать сверхстремительных преобразований»

Ответ нашего гостя на вопрос, почему практически все преобразования ограничиваются пределами Третьего транспортного кольца, был во многом предсказуем и прозвучал несколько расплывчато: двигаться от центра к окраинам — обычная практика; придет время, и жители «примкадья» тоже ощутят перемены к лучшему. Точные временные ориентиры получить не удалось. Неясным осталось и то, насколько удачно сложится мозаика отдельных точечных проектов в целостную картину. В  идеале велосипедная дорожка, тематический парк, выставочная галерея под открытым небом, прогулочная аллея и т. д. — словом, все элементы городского пространства должны существовать как целостный организм, как единый пейзаж. Москва же сегодня больше напоминает архипелаг. Какие очертания примет обещанный в ее границах материк?

Белки, танцы и вай-фай

«Когда мы убрали аттракционы и спросили у москвичей, что они хотят взамен, 99 процентов ответили: хотим аттракционы! Это как раз про то, что надо разрывать стереотипы и не нужно бояться идти вперед — делать, пробовать и смотреть» — по внутреннему напору, по убежденности в правоте отстаиваемых идей директор ЦПКиО им. Горького Ольга Захарова напоминает пламенных трибунов времен Французской революции. А сам Парк Горького стал символом радикальных преобразований. По их итогам число посетителей парка выросло почти до 15 млн человек в год, доходы парка увеличились в 2,6 раза. Ольга Захарова с гордостью рассказывает, как на месте старого возникало новое: «Самым важным было вдохнуть в парк жизнь. Как “приручить” посетителей? Простой пример: мы запустили белок в Нескучный сад (а туда вообще раньше никто не ходил, может быть, пара человек в час — это был дремучий страшный лес), сделали освещение, и там сейчас много людей. Любому человеку важно общение, любому человеку страшно одиночество. Просто покормите белку с рук, она попрыгает у вас по голове, и вы почувствуете себя абсолютно не одиноким. Это правда, это дает нереальную энергетику».

Ольга Захарова, директор Парка Горького: «Наша задача не развлекать гостей парка, а вовлекать их в живое общение; объединить людей разных возрастов и разных социальных групп через совместные занятия спортом и другие виды коллективного досуга» 052_expert_38_2.jpg
Ольга Захарова, директор Парка Горького: «Наша задача не развлекать гостей парка, а вовлекать их в живое общение; объединить людей разных возрастов и разных социальных групп через совместные занятия спортом и другие виды коллективного досуга»

Стоит вспомнить, что в 2011 году, когда, собственно, и началась реконструкция ЦПКиО им. Горького, 50% москвичей заявляли, что никогда не бывают в парке, поскольку он «превратился в место, которое производит крайне тягостное впечатление». 44% тех, кто все же проводил здесь досуг, жаловались на очень дорогой и одновременно крайне некачественный сервис и на то, что не чувствуют себя на территории парка в безопасности.

Концепции реконструкции Парка Горького выдвигались самые разные. Предлагалось, например, провести его акционирование и продать 75% акций частным инвесторам. Однако на волне бурного общественного резонанса этот сценарий был отвергнут. В первую очередь из-за опасений, что земли парка скупят девелоперские компании и на месте тенистых аллей появятся кварталы элитных новостроек. Построить на месте парка центр современного искусства и «арт-деревню», концертный комплекс и парк аттракционов — все эти предложения также были отвергнуты.

В итоге власти Москвы решили провести международный тендер для разработки рамочной концепции развития территорий Парка Горького. Победа в нем досталась британской компании LDA Design. По словам Ольги Захаровой, итогом сотрудничества с британцами стала постановка четких и понятных задач: распределить активность посетителей на все сезоны; не развлекать гостей парка, а вовлекать их в живое общение; объединить людей разных возрастов и разных социальных групп через совместные занятия спортом и другие виды коллективного досуга.

«Как только в парке появились удобные для долгих пеших прогулок маршруты, возросло число посетителей, — продолжает рассказ Ольга Захарова. — Важно, чтобы любая площадка для общения была интерактивной. Поэтому в Парке Горького установлено специальное оборудование: вставляешь в разъем чип от телефона или флешку с любимой музыкой — и танцуешь вальс, брейк, что нравится, учишь танцевать окружающих, а сам учишься знакомиться, дружить, взаимодействовать. И молодежь пришла к нам из дворов, где чувствовала себя ненужной… А здесь свобода, безопасность и комфорт. И белки прыгают. И вай-фай шустрый. Тоже, кстати, важная вещь: мы привлекли бизнес-аудиторию, люди пришли с ноутбуками, стали работать, учиться, читать книжки и писать разные истории — лежа на пуфах, на траве».

«Мы» — любимое слово в словаре Ольги Захаровой: «Мы убрали забор, отгораживающий Нескучный сад от основной территории парка… Мы проложили велодорожку от Крымского моста до Мосфильмовской… Мы переодели охранников в обычную одежду и отобрали
у них дубинки… Мы привлекли в качестве консультантов англичан… Мы убираем лишний асфальт, разбиваем клумбы и лужайки… Мы — для людей».

Впрочем, на вопрос, куда ушли из парка люди, которые голосовали за аттракционы, Ольга пожимает плечами: такой информации у администрации парка нет. Дискуссия на тему «нужны ли России американские горки?» явно не задалась: «Приходите в парк со своей девушкой, покатайтесь на велосипеде — это по-настоящему здорово!» — убеждала она участников круглого стола. «У меня не девушка — у меня жена. И дети, которые хотят карусели и горки!» — упрямо возражал один из гостей.

Революции без жертв не бывает?

У инвесторов проснулся аппетит

Сумма, в которую уже обошлась и еще обойдется городскому бюджету реконструкция Парка Горького, измеряется многими миллиардами рублей. Точнее сказать затруднительно — оценки предстоящих затрат сильно разнятся. В любом случае простор для экспериментов есть. А с учетом того, что ЦПКиО им. Горького все-таки первый полигон общероссийского масштаба, где обкатываются новые идеи организации общественных пространств для распространения опыта по регионам России, есть у команды Ольги Захаровой и право на ошибки.

Понятно, однако, что финансирование проектов организации городской среды исключительно за счет бюджетных средств — задача неподъемная даже для такого богатого города, как Москва (и об этом упоминал Сергей Кузнецов). Тем любопытнее было выступление следующего участника круглого стола — главы представительства компании RD Group в России Романа Ткаченко. Реализуемый RD Group проект реконструкции Аллеи Романов в самом центре столицы — один из немногих в своей области примеров успешного частно-государственного партнерства.

Роман Ткаченко, глава представительства компании RD Group в России: «Аллея Романов — старая даже по московским меркам улочка, историческое место, где представлены образцы практически всех культурных эпох» 052_expert_38_3.jpg
Роман Ткаченко, глава представительства компании RD Group в России: «Аллея Романов — старая даже по московским меркам улочка, историческое место, где представлены образцы практически всех культурных эпох»

«Это не мегапроект. Это некая, если привести аналог с девелоперским бизнесом, точечная застройка в рамках уже сложившегося квартала, — сразу делает оговорку Роман Ткаченко. — Аллея Романов старая даже по московским меркам улочка, историческое место, где представлены практически все культурные эпохи, все основные вехи строительства Москвы. В ходе реконструкции производится капитальный ремонт и бережное восстановление разрушенных зданий, построенных в XVIII–XIX веках, ликвидация небезопасных конструкций; мы восстанавливаем и открываем ранее всегда закрытое для москвичей пространство. Мы решили обратиться к общественному мнению. “Чего не хватает на территории квартала? Каким бы вы хотели его видеть?” — с этими вопросами мы вышли к местным жителям, к студентам психологического факультета и факультета искусств МГУ, чьи корпуса расположены на территории аллеи, к обитателям близлежащих офисных центров. “Не хватает места для деловых и дружеских встреч, для неспешного общения за чашкой кофе, не хватает возможности отдохнуть от шума большого города, от суеты” — был нам ответ».

Следующий этап — изучение опыта европейских городов. В компании взяли за образец для подражания такие улицы, как, например, Рамбла в Барселоне, Гранд-Рю в Люксембурге, площадь Молар в Женеве. «Оптимизма придавало то, что наши планы совпадают с планами московских властей по развитию пешеходных зон, — говорит Роман Ткаченко. — В итоге родилась концепция “гастрономической” улицы: полностью свободное от машин пешеходное пространство, где первый этаж каждого здания будет отдан под рестораны и кафе, гастрономические бутики и продуктовые лавки — на любой вкус и любой кошелек».

При этом в компании пытаются учесть и формировавшиеся на территории доминанты — церковь Знамения, университетские корпуса и другие сооружения. Если же говорить об экономической составляющей проекта, то создание такого пространства неизбежно повышает его капитализацию — за счет роста цен на недвижимость, увеличения спроса на аренду помещений.

О российском опыте реорганизации исторических улиц в пешеходные пространства в своем выступлении Роман Ткаченко не упомянул. Между тем первая такая попытка была предпринята еще во времена СССР. Реконструкция старого Арбата началась в 1974 году, чтобы, растянувшись на двенадцать лет, получить весьма неоднозначные оценки со стороны как профессиональных архитекторов, так и самих москвичей. «Почему нельзя было просто восстановить здания, но не красить в такие цвета? Почему нельзя было оставить мостовую, тротуары и поставить фонари скромные, нормальные? Не устраивать “курортный” вид? Это ведь так просто! А сейчас — нет Арбата. А вот зачем надо, чтобы не было Арбата, я понять не могу», — возмущался в открытом письме к общественности Булат Окуджава, кивая на выхолащивание исторического образа Москвы. Однако, несмотря на очевидную декоративность проекта, его основные черты были фактически скопированы в Екатеринбурге, Самаре, Казани и в других городах страны, где исторически сложившиеся улицы волею местных властей превратились в яркие, но лишенные индивидуальности «потемкинские деревни» — ориентированные в первую очередь на туристов. Поменять асфальт на тротуарную плитку, поставить стилизованные под старину фонари, отреставрировать фасады – таков на сегодня типовой рецепт массового производства пешеходных пространств. В этом смысле проект RD Group стоит несколько особняком и, как отметили присутствовавшие на круглом столе урбанисты, «подобный опыт нужен и полезен городу».

Естественно, проведение опросов общественного мнения на стадии разработки архитектурного проекта не назовешь изобретением RD Group. Опыт реконструкции Аллеи Романов интересен, скорее, тем, что пожелания москвичей были не просто учтены — они стали основой концепции проекта. Его авторы надеются, что улица станет местом, где одинаково комфортно будут чувствовать себя и жители города, и туристы, и люди обеспеченные, и студенты расположенных здесь же вузов. Сомнения в том, осуществятся ли подобные надежды, конечно, есть: центр города предполагает высокие относительно общегородского уровня арендные ставки, обещанные «500 сортов хамона и 300 сортов сыра в продуктовых лавках» говорят об уровне арендаторов. Второй тур народного голосования еще предстоит, и на этот раз это будет голосование ногами.

Кстати, несмотря на камерный — в масштабах Москвы — характер проекта, объем инвестиций в Аллею Романов приблизился к 1 млрд рублей. Выйти на окупаемость компания-инвестор планирует за десять лет. И тут важно упомянуть, что речь идет об иностранных инвестициях: инвестор Аллеи Романов — люксембургская компания Moscow Construction and Development. Отсюда вопрос: готовы ли мыслить в рамках столь значительных временных отрезков российские инвесторы?

Спорт оживляет

Глобальная реконструкция стадиона «Динамо», строительство городского квартала, гостинично-делового комплекса, а также создание музея клуба «Динамо» и «перезагрузка» восточной части Петровского парка — через свои дочерние компании всем этим обширным хозяйством занимается банк ВТБ в рамках проекта «ВТБ-арена парк», структура коммерческая, но на три четверти принадлежащая государству.

«Устаревший закрытый стадион, просторный зеленый парк и примыкающая к Третьему кольцу “общественная зона”, а по сути Шанхай: самострой, торговые палатки и точки общепита, стихийные парковки — 40 незаконных строений, — описывает доставшееся наследство старший вице-президент ВТБ, генеральный директор УК “Динамо” и руководитель проекта “ВТБ Арена парк” Андрей Перегудов (проект перешел банку ВТБ в 2007 году за долги. — Эксперт”). — Первое, что мы сделали, — ужали коммерческую составляющую существовавшего на тот момент проекта, чтобы дать больше воздуха и легкости городскому ансамблю на Динамо. Там, где планировалось строить 400 тысяч “коммерческих” квадратных метров, оставили вдвое меньше».

Андрей Перегудов, старший вице-президент ВТБ, генеральный директор УК «Динамо», руководитель проекта «ВТБ Арена»: «Общественные пространства, примыкающие к строящимся спортивным объектам, тоже должны быть благоустроены в соответствии с философией здорового и активного образа жизни» 053_expert_38_2.jpg
Андрей Перегудов, старший вице-президент ВТБ, генеральный директор УК «Динамо», руководитель проекта «ВТБ Арена»: «Общественные пространства, примыкающие к строящимся спортивным объектам, тоже должны быть благоустроены в соответствии с философией здорового и активного образа жизни»

«Исторически “Динамо” — территория спорта. Поэтому мы изначально ориентировались на развитие спортивной инфраструктуры, создание Академии спорта: под ее крышей будут размещены две хоккейные площадки, залы для единоборств и занятия различными игровыми видами спорта, школа гимнастики, фехтования — всего около 15 детских спортивных секций и несколько секций для любителей и для профессионалов, — продолжает Андрей Перегудов. — Вместо старого стадиона “Динамо” появятся обновленный стадион и универсальная спортивно-концертная арена, объединенные одной крышей и единой исторической стеной. Спортивный кластер — это ведь не два-три объекта, а целая территория здорового и активного образа жизни. Поэтому у нас не было сомнений в том, что окружающие спорткомплекс общественные пространства должны выполнять аналогичную функцию. Кстати, отведенная нам часть Петровского парка согласно проекту перепланировки, разработанному Лазарем Чериковером в 1934 году, так и называлась: спортивный парк “Динамо”. Поэтому мы планируем возродить парк, оборудовать спортивные площадки, беговые и велодорожки, игровые зоны, прогулочные тропы».

Идея возведения спортивных сооружений c развитой инфраструктурой вокруг сама по себе не нова. В последние двадцать пять лет спортивные объекты в Северной Америке — объекты Национальной баскетбольной ассоциации, Национальной хоккейной лиги, футбольной лиги — в большинстве своем строятся в центре городов, в окружении жилых кварталов. Если раньше и существовала тенденция к размещению их за чертой города, то сейчас всем понятно, что посреди отдаленного пустынного пространства и сами спортивные сооружения начинают пустеть. В городах же они становятся центрами притяжения для жителей целых районов, оживляют городскую среду.

А что касается сроков окупаемости — это те же десять лет. Источник дохода — эксплуатация коммерческой недвижимости. Причем прогноз достаточно оптимистичный. «Мы хорошо понимаем, что чем насыщеннее будет жизнь парка и прилегающих территорий, чем популярнее станет обновленное “Динамо” у москвичей и у туристов, тем короче будет этот срок», — объясняет Перегудов.

То, что разговор зашел об окупаемости проекта, уже само по себе знак перемен. Например, когда после реконструкции сдавался в эксплуатацию стадион «Арена Химки», топ-менеджмент крупнейшего в Подмосковье спортивного комплекса прямо признавался: «Мы муниципальное учреждение и держимся за счет бюджета. Об окупаемости стадиона вообще тяжело говорить». На фоне подготовки к чемпионату мира по футболу 2018 года проблема эта усугубляется. Внимание властей сосредоточено на том, чтобы не допустить «распила» отведенных на реконструкцию и строительство спортивных объектов средств, все проекты будут курироваться специально созданными бригадами Счетной палаты. Но как предполагается окупать, например, строительство спортивных арен на 43–45 тыс. зрителей в Самаре и Саранске, Екатеринбурге и Калининграде? За счет чего (кроме бюджетных средств) будут жить и развиваться московские «Лужники» и «Открытие-арена»? С одной стороны, любой крупный объект подобного рода оживляет городские пространства, становится одним из центров проведения досуга для тысяч горожан. С другой — средства на его содержание обедняют казну как минимум на 120–150 млн рублей в год, если речь идет о крупных объектах.

«Спортивная составляющая проекта “ВТБ Арена парк” уравновешивается его коммерческой частью: есть стадион, Академия спорта, спортивный парк, содержание которых требует серьезных затрат, но есть апартаменты и коммерческая недвижимость, эксплуатация которой приносит доход, достаточный для соблюдения баланса», — говорит Андрей Перегудов.

Сентябрьские тезисы

Вписываются ли все происходящие в Москве изменения в мировые тренды? «Мой ответ однозначен: развитие Москвы, безусловно, идет в русле глобальных трендов, — говорит преподаватель архитектурной школы МАРШ Надежда Нилина. — Это возврат к воде, деиндустриализация прибрежных территорий. Это масса “проектов на каждый день”: благоустройство небольших территорий, контроль за движением на улицах, строительство более удобных транспортных остановок общественного транспорта — все те небольшие изменения, из которых складывается новое городское пространство. Это повторное использование индустриальных пространств. Это инфраструктурно-ландшафтный урбанизм. И особенно важный тренд, который характерен для всего мира, — большое количество участников проектов, объединение усилий власти, общества и частного капитала».

Надежда Нилина, преподаватель архитектурной школы МАРШ: «Развитие Москвы идет в русле глобальных мировых трендов» 053_expert_38_1.jpg
Надежда Нилина, преподаватель архитектурной школы МАРШ: «Развитие Москвы идет в русле глобальных мировых трендов»

Партнер архитектурного бюро Wowhaus, член попечительского совета Института медиа, архитектуры и дизайна «Стрелка», глава компании Wowhaus Олег Шапиро предложил обобщить и классифицировать требования к организации общественных пространств. Такие места, размышляет архитектор, должны быть достаточно универсальными, но при этом обладать уникальными особенностями. С учетом российского климата и в небольшом дворике, и в огромном парке необходимо предусмотреть возможность зимой согреться, а летом — укрыться в тени или посидеть в прохладе у воды. Улица, набережная, скверик — везде, где есть скопления людей, обязано быть хорошее освещение и продуманы меры безопасности. «И конечно, — говорит Олег Шапиро, — общественные пространства должны обладать способностью к саморазвитию — за счет коммерческой составляющей проектов».

В качестве иллюстрации к собственным тезисам эксперт привел проект реконструкции Крымской набережной: «Набережная открывается для пешеходов. Это ответ на инициативу горожан и очень ценный для города опыт преобразования брошенной территории
в общественное пространство».

Партнер архитектурного бюро Wowhaus, член попечительского совета Института медиа, архитектуры и дизайна «Стрелка» Олег Шапиро: «Каждое общественное пространство должно быть достаточно универсальным, но при этом обладать уникальными особенностями» 053_expert_38_3.jpg
Партнер архитектурного бюро Wowhaus, член попечительского совета Института медиа, архитектуры и дизайна «Стрелка» Олег Шапиро: «Каждое общественное пространство должно быть достаточно универсальным, но при этом обладать уникальными особенностями»

Предыстория проекта такова: идея объединить Воробьевы горы, Парк Горького, территорию «Красного Октября», пешеходную зону у Третьяковки и «АртКвартал» у Яузы в единую прогулочную зону принадлежит команде Сергея Капкова — бывшего директора ЦПКиО им. Горького и нынешнего руководителя департамента культуры Москвы. Первые шаги были сделаны в 2012 году, когда парк «Музеон» впервые за всю свою историю обрел главного архитектора — им стал профессор МАРХИ и создатель школы МАРШ Евгений Асс. С его легкой руки в парке появились деревянные дорожки, деревянная уличная мебель и деревянный павильон-лекторий. Он же первым заговорил о необходимости закрыть набережную для движения машин. Позже к работе над проектом присоединилась компания Wowhaus.

«Мы убрали с набережной транспорт, и встал вопрос: если здесь никогда не было людей, а теперь нет еще и машин, с какой стати людям сюда приходить, когда рядом есть Парк Горького и еще парк “Музеон”, где, в общем-то, довольно интересно? — рассказывает Олег Шапиро. — И тогда мы решили сделать ландшафтный парк — насыпали холмы разной высоты, проложили дорожки. А еще мы поставили четыре больших павильона, где люди могут отдохнуть, встретиться, укрыться от непогоды. И это, собственно говоря, один из примеров того, как коммерчески обживаются пространства. Разработали концепцию света — там будет шесть тысяч светильников, которые мы пробили с большим трудом. Кафе, велопрокат, волнообразные лавочки… Мы старались, чтобы получилось нескучно и безопасно».

Коллеги-архитекторы, впрочем, оценивают работу Олега Шапиро со подвижники с долей скептицизма. Так, в интервью интернет-изданию «Йополис» Евгений Асс говорит, что новая пешеходная зона выглядит идеально, а «если удастся построить мост между этой набережной и островом, то будет совершенно гениальная связка», но в то же время называет концепцию Wowhaus чересчур легкомысленной: «Она сейчас ориентирована на динамичную молодежь, что, на мой взгляд, слишком односторонне». Директора ЦДХ Василия Бычкова смущает, что проект «не совсем попадает в исторический контекст территории». При общей стоимости проекта 2 млрд рублей он по сути остается еще одним полигоном для испытания методов переустройства общественных пространств.   

Парк Горького в цифрах

Площадь — 119 га
Бюджет в 2013 году — 1,2 млрд рублей
Ожидаемый доход — 350–450 млн рублей в год
Число посетителей — 14 млн в год
Число мероприятий в 2012 году — 493

«ВТБ Арена» в цифрах

Площадь реализуемого проекта — 31 га
Общая площадь спортивного комплекса «ВТБ Арена — Центральный стадион “Динамо”» — 189 089 тыс. кв. м
Число посадочных мест футбольной арены — 26 319
Общая площадь универсального здания Академии спорта — 62 800 кв. м
Общая площадь коммерческой застройки (городской квартал «Арена парк») — 415 тыс. кв. м

Крымская набережная в цифрах

Площадь набережной — 45 тыс. кв. м
Длина набережной — 1 км
Площадь озеленения — 10,7 тыс. кв. м
Площадь вернисажа для художников — 2,9 тыс. кв. м
Количество парковочных мест на стоянке рядом с парком «Музеон» — 1000

Аллея Романов в цифрах

Длина — 700 м
Общая площадь — 7000 кв. м
Общая площадь торговых помещений — 1500 кв. м
Количество апартаментов — 40
Расстояние до Кремля — 500 м

Мировые тренды в развитии городских общественных пространств:

• возврат к воде, деиндустриализация прибрежных территорий;
• проекты «на каждый день»: благоустройство небольших территорий, контроль за движением на улицах, создание удобных транспортных остановок общественного транспорта и проч.;
• реновация индустриальных пространств;
• инфраструктурно-ландшафтный урбанизм;
• большое количество участников проектов, объединение усилий власти, общества и частного капитала