В законе отсутствует позитив

23 сентября 2013, 00:00

В оценке закона все научное сообщество единодушно: в главном вопросе о передаче управления наукой чиновникам он разрушителен для науки и, следовательно, вреден для страны, в остальном его содержание бессмысленно.

Фото: Николай Нестеренко
Александр Литвак

В нем отсутствуют позитивные предложения по развитию науки и принципам, на которых должна строиться организация науки. Хотя именно эти проблемы требуют обсуждения для формирования концепции государственной научной политики, которая у нас фактически отсутствует. Пока мы обсуждаем этот законопроект, общественный совет при Минобрнауке провозглашает, что основой организации науки должны стать небольшие лаборатории или научные группы, а вовсе не институты. Об этом же говорил и министр. Меня эта идея волнует не меньше, чем закон, потому что она может оказаться не менее разрушительной. При таком подходе не учитывается специфика крупных исследовательских проектов, в которых нуждается государство, а также игнорируется необходимость обеспечения серьезных экспериментальных исследований инженерно-технологической инфраструктурой, которую в нашей стране могут содержать только институты.

Еще одна острая проблема — у нас реализуется дорогостоящая программа обеспечения вузов современным исследовательским оборудованием, но отсутствует аналогичная конкурсная госпрограмма для ведущих исследовательских организаций РАН и государственных научных центров, которые сегодня определяют научный потенциал страны. А мы видим, что, наоборот, эффективное финансирование Академии наук в последние годы снижается. Вот такие вопросы должен был бы решать закон о науке, но этого нет, так что цели затеянной реформы выглядят весьма сомнительными. Причины же предложения объединения академий вообще загадка. У нас даже предложили: давайте заодно объединим Минздрав, Минобрнауки и Минсельхоз. Вполне в логике закона. И конечно, есть проблема оскорбительной формы, в которой законопроект был подан и публично обосновывался представителями правительства, а также денежных посулов, возможно ориентированных на собственное восприятие. Такая форма не предполагает дальнейшего сотрудничества.

Авторы закона любят повторять, что реформа нужна, что она давно назрела. Я считаю, что академия нуждается не в разрушительной реформе, а в усовершенствовании механизмов ее деятельности. И самое главное, всякие изменения будут эффективными, только если заметно увеличится финансирование науки. Дело не в зарплатах, а в модернизации экспериментальной базы. Вот что чрезвычайно важно.

Если же говорить о нашем институте, то мы надеемся, что сразу после принятия закона нам ничего не угрожает, так как мы считаемся неплохо работающим институтом. Хорошо работающие организации при любой управленческой структуре нужны. Конечно, дальше все будет зависеть от того, какие задачи будут решать эффективные менеджеры, которым подчинят науку.

А вот что будет с социальной инфраструктурой, которую мы ухитрились за все лихие годы сохранить, непонятно. Она для нас не менее важна, чем инфраструктура производственная. От нее зависит во многом самочувствие коллектива. У нас есть база отдыха, детский спортивно-оздоровительный лагерь, где ежегодно проводится летняя физико-математическая школа для старшеклассников, филиал Центральной клинической больницы РАН. И детский сад, который нашим сотрудникам очень нужен. И мы боимся, что все у нас накроется, потому что, как было объявлено, все это должно быть передано муниципалитету.

Так что, мягко говоря, никакого чувства глубокого удовлетворения от всего происходящего у нас нет.

Александр Литвак, директор Института прикладной физики РАН, академик РАН, Нижний Новгород