Учитель и ученик

Культура
Москва, 30.09.2013
«Эксперт» №39 (869)

Сергей Беляков, кандидат исторических наук и заместитель главного редактора журнала «Урал» по творческим вопросам, написал биографию Льва Николаевича Гумилева, который для нашего общественного дискурса вот уже двадцать лет является актуальной постоянной величиной. Биография эта представлена в аннотации как «самая полная» изо всех уже имеющихся, и, думается, вполне заслуженно — объемом она восемьсот страниц, с многостраничным списком источников в конце; словом, труд капитальный и подробный, сделанный к тому же человеком прилежным и своего героя любящим, — о чем, впрочем, ниже.

В книге «Гумилев сын Гумилева» нет никаких концептуальных изысков — это биография от А до Я, изложенная в хронологической последовательности, очень методичным чистым языком. Автор явно писал книгу для читателя, что называется, «среднего», так как счел необходимым пояснить массу вещей, очевидных для любого специалиста, да и просто любознательного человека: например, ему показалось нужным прямо внутри цитаты из Гумилева пояснять, кто такие диадохи (от него, впрочем, могли этого потребовать редакторы, что, однако, дела принципиально не меняет). Пояснения эти не выглядят какой-то несообразностью по отношению к остальному массиву текста, так как автор его — человек не только прилежный, но еще и очень заметно наивный. Наивность эта видна в интонациях речи, она видна и в аргументации: вот, например, во время рассказа о неприязненных отношениях Ахматовой и воспитательницы Гумилева Александры Сверчковой появляется такой пассаж: «Вспомним бессмертную чеховскую “Драму”. Антон Павлович просто оправдывает убийство графомана. Вот она, ненависть таланта к посредственности!» Ссылаться на юмористический, построенный вокруг, как сейчас говорят, «гэга» рассказ Антона Павловича как на некое исследование отношений таланта и посредственности — чрезвычайно странный ход; называть юмористический рассказ Антона Павловича «бессмертным» — прямо скажем, сильное преувеличение. Тем не менее таких пассажей тут много, и они довольно ощутимо определяют облик книги. Но это все вопросы технические, а есть же еще и идеология.

В одной из рецензий мне довелось прочесть, что Беляков в своей книге намеренно не встает на чью-либо сторону и принципиально избегает осуждения кого бы то ни было; нет ничего более далекого от правды в данном случае, нежели это утверждение. Очень четко отбирая и выстраивая фактический материал, Беляков доказывает, что мать Гумилева была холодной самовлюбленной эгоисткой, что пролетариат 1930-х годов не понимал Льва Николаевича, будучи представителем «иного субэтноса», что поздние интерпретаторы Гумилева — все шарлатаны и «не ученые»; трудно представить себе, чтобы по прочтении этой книги у кого-то могло возникнуть сомнение, кто в почти уже вековом споре прав — Лев Николаевич или весь остальной белый свет.

Некоторые доказательства правоты Гумилева выглядят совсем уж загадочными: вот Беляков заочно спорит с философом Фрумкиным (который пытается выдвинуть социальные аргументы взамен теории па

У партнеров

    «Эксперт»
    №39 (869) 30 сентября 2013
    Германия и Европа
    Содержание:
    Хорошо для Германии — хорошо ли для Европы?

    Выборы показали, что Германия остается островком стабильности в кризисной Европе. Однако подобное возвышение Германии — особенно в сочетании с консервативной политикой Меркель — опасно для будущего ЕС

    Экономика и финансы
    Потребление
    На улице Правды
    Реклама