Эстафета без палочки

Марк Завадский
14 октября 2013, 00:00

После России и Индонезии эстафету АТЭС принимает Китай — и, кажется, пока не до конца понимает, что с ней делать

Коллаж: Кирилл Рубцов; использованы фотографии АР

«Бараку Обаме не хватило денег на билет экономического класса до Бали» — одна из самых популярных шуток последней недели на этом индонезийском острове. Американский президент не прилетел на балийский саммит АТЭС из-за бюджетного кризиса в Вашингтоне, чем, безусловно, снизил статус мероприятия и укрепил не очень хорошую тенденцию — прошлый саммит во Владивостоке Барак Обама также пропустил по внутриполитическим причинам.

В отсутствие Обамы главную роль на саммите играли отметивший на Бали свой день рождения Владимир Путин (еще одна неофициальная версия отсутствия Обамы — нежелание американского президента петь другу Владимиру «Happy birthday» под аккомпанемент гитары индонезийского лидера), а также председатель КНР Си Цзиньпин. Китай в этом году принимает председательство в АТЭС, и пока не очень понятно, как он им распорядится. Как показывает практика последних двух лет, председательство в АТЭС нужно либо для формулирования международной повестки дня, либо для стимулирования крупных инфраструктурных проектов в тех регионах, где без проведения саммита это сделать невозможно. Пекину форум АТЭС, кажется, не очень нужен ни для первого, ни для второго. Возможно, КНР использует предстоящий саммит для того, чтобы обозначить свой окончательный переход из стана бурно развивающихся стран в ранг страны, для развития и продвижения которой не нужны затратные и эффектные способы.

Президенты и грибы

«Мы ездили на все последние форумы и многому научились — например, решили подарить журналистам не пустые сувениры, а универсальные адаптеры и мобильные зарядки для телефонов», — рассказывает «Эксперту» представитель оргкомитета саммита АТЭС на Бали. Остров превратился в один из основных выставочных и развлекательных центров Индонезии, поскольку задыхающаяся 25-миллионная Джакарта уже давно не справляется с любой дополнительной нагрузкой на свою инфраструктуру. При этом, за исключением закрытого на пару дней аэропорта, на туристической индустрии саммит практически не сказался: полиция и спецподразделения оцепили территорию вокруг выставочного центра и нескольких отелей в относительно новом районе Бали Нуса Дуа, но в туристических районах острова Куты и в дни саммита вовсю торговали «магическими грибами» и марихуаной.

К саммиту на Бали построили вынесенную далеко в море десятикилометровую объездную дорогу к Нуса Дуа, со специальной дорожкой для мотоциклов. По сравнению с тем, что пришлось сделать во Владивостоке, — сущие пустяки, но новые инфраструктурные решения лишними точно не будут. Бали явно собирается стать одним из главных региональных конференц-центров — за неделю до саммита здесь прошел финал конкурса «Мисс мира», а через полтора месяца остров примет министерскую встречу ВТО.

«Саммит на Бали, разумеется, не был таким сложным в организации, как владивостокский, да и задачи у нас были проще: Бали не нужно было ничего никому доказывать, только подтвердить уже имеющуюся репутацию», — говорит «Эксперту» один из представителей местных властей. Тем более легко это было сделать на контрасте с Владивостоком — воспоминания о комнатах в общежитиях Дальневосточного университета на острове Русский до сих пор преследуют особо впечатлительных топ-менеджеров азиатских и американских компаний.

От России к Индонезии

Встречи в рамках ежегодного съезда АТЭС длятся целую неделю, но ключевым событием считается двухдневный саммит, на котором выступают представители крупного бизнеса, эксперты и экономисты, а также руководители министерств и ведомств стран-участниц. Тематика каждого саммита обычно становится компромиссом между желанием страны-организатора продвинуть свои темы и спикеров и общей мировой экономической конъюнктурой.

Приходится признать, что России не удалось удержать ту повестку, которая сформировалась перед и по итогам саммита АТЭС во Владивостоке. По словам собеседников «Эксперта» из АТЭС и Делового консультативного совета АТЭС, в последний год российская делегация резко снизила уровень своего интереса к делам этой организации, видимо, понимая, что новой возможности для председательства ждать еще очень долго. Это отметили даже зарубежные СМИ из тех стран, для которых проведение саммита из теоретического вопроса постепенно превращается в практическую проблему. Так, филиппинская деловая газета Business Mirror (Манила принимает АТЭС в 2015 году) в редакционной статье призвала местное деловое сообщество заранее начинать работу в рамках АТЭС и, самое главное, обеспечивать преемственность курса после завершения саммита. Похожий материал вышел и на сайте одной из ведущих индонезийских газет Seputar Indonesia. «Не бросайте работать над индонезийской повесткой дня, а то в следующем году от предложенных нами тем ничего не останется», — говорится в публикации на сайте Sindonews.

Результаты Индонезии по работе над своими темами можно признать удовлетворительными, да и повестка у индонезийцев была очень конкретная. Да, Джакарте не удалось включить пальмовое масло и резину в список экологически чистых товаров, однако другие страны согласились выделить подобные товары в новую категорию, на которую бы распространялось снижение таможенных тарифов или их полная отмена.

Общий же настрой саммита был выдержан в умеренно оптимистичных тонах: «К устойчивости и росту» — так настроение собравшихся было отражено в официальном названии саммита глав корпораций.

Мягкая сила

На саммите АТЭС также стало понятно, что сентябрьское «спасение Сирии» действительно можно считать большой внешнеполитической победой России — за время, прошедшее с выдвижения инициативы по уничтожению сирийского химоружия, имидж миротворца Путина не потускнел. Тема Сирии звучала в беседах корреспондента «Эксперта» со многими бизнесменами, даже если изначально разговор шел только об экономике и бизнесе. «Для меня существует только один явный номинант на Нобелевскую премию мира, защитник мира во славу Российской Федерации, и это президент Владимир Путин», — немного высокопарно говорит один из малайзийских бизнесменов президент финансовой группы Najadi & Partners Паскал Наджади. По словам Наджади, он даже решил перенести значительную часть своего бизнеса в Россию, «которая сможет защитить его интересы», и уже перевел основной сайт своей компании в доменную зону ru.

Во время сессии Путину, кстати, не было задано ни одного неудобного вопроса из аудитории, а на саммите китайская и российская делегации поздравили друг друга с «сирийской победой».

В целом к пекинской делегации было приковано наибольшее внимание, по оценке индонезийской службы мониторинга газетных сообщений, около 70% всех новостей про АТЭС в местной прессе так или иначе касались КНР, да и из самого Китая на саммит прилетело почти 300 журналистов (для сравнения: от России — не более двадцати). Большинство из них затем полетели за Си Цзиньпином в Бруней, где китайцы закрепили дипломатический успех, проведя под свою диктовку саммит АСЕАН—Китай.

Чего ждать в Пекине

В целом складывается ощущение, что Пекину уже не нужна фора в виде председательства, чтобы лоббировать свою повестку дня. «Мы используем саммит в Пекине для того, чтобы продвинуть некоторые традиционные пекинские закуски», — с таким заявлением на пресс-конференции на Бали выступил один из вице-мэров китайской столицы. «Если китайские власти решили провести саммит в Пекине, значит, на то у них были свои причины», — дипломатично сказал «Эксперту» председатель Делового консультативного совета АТЭС известный китайский бизнесмен Нин Гаонин.

В 2001 году Китай уже принимал АТЭС, тогда его провели в Шанхае, только-только получавшем известность в качестве международного финансового и выставочного центра. Для встречи-2014 многие эксперты ожидали какого-то неочевидного решения — в Китае уже несколько десятков городов-миллионников с опытом проведения крупных международных форумов и большими международными амбициями. Однако китайцы решили пойти самым простым путем, остановившись на Пекине.

Выбор для проведения саммита китайской столицы может означать одно: в Китае больше не видят необходимости в мощных инфраструктурных проектах и в дополнительном пиаре на внешних рынках своих городов и территорий, там не хотят тратить лишние силы и время на подготовку столь масштабного события в одном из бурно растущих городов центра, востока или юга страны. Пекин — самое очевидное, если не сказать скучное решение, но в китайской ситуации это показатель силы, а не слабости. Выбрав Пекин, китайцы как бы говорят: «Мы могли бы провести саммит где угодно, но мы устроим его в Пекине, в политической столице. Потому что именно здесь сегодня решаются проблемы АТР». И почему-то кажется, что в Пекин Барак Обама все же приедет.

Бали—Гонконг