Деловая конъюнктура

28 октября 2013, 00:00

ЦБ продолжает отпускать рубль; Рост в странах БРИКС сразили выдохшиеся стимулы

В октябре ЦБ внес в механизм курсовой политики несколько изменений, направленных на дальнейшее приближение с 2015 года к неуправляемому плаванию обменного курса, а также переход к новому порядку валютных операций Федерального казначейства, связанных с пополнением (расходованием) валютных средств госфондов. Одновременно регулятор сделал более прозрачным действующий алгоритм расчета размеров интервенций, раскрыв те его параметры, которые ранее официально не сообщались.

Как известно, пока что ЦБ придерживается политики управляемого плавания рубля, переход к которой банк начал в мае 2008 года в целях защиты от притока краткосрочных капиталов и арбитражных операций банков и окончательно сформировал по завершении валютной паники в феврале 2009-го. В соответствии с этой политикой ЦБ не устанавливает каких-либо целевых ориентиров в отношении курса рубля либо границ его изменения, а проводит интервенции только в целях сглаживания краткосрочной амплитуды колебаний курса.

Если смотреть исторически, то плавание валютных курсов не является законом природы, «данным нам в ощущениях». И скажем, экономист Барри Эйхенгрин насчитывает примерно пять переходов между преимущественно плавающими и преимущественно фиксированными курсами с тех пор, как 1 августа 1914 года рухнул мир, стоявший на золоте, и началась столетняя история попыток построить работающую международную валютную систему на его обломках.

Итак, что же изменил ЦБ в параметрах своего курсового механизма? Объявлено о переходе к новому порядку формирования валюты госфондов на основе ежедневных покупок Минфина у ЦБ. С учетом этих покупок ЦБ определяет размер интервенций по положению курса бивалютной корзины в операционном интервале, ширина которого с 24 июля 2012 года составляет по 3,5 рубля в обе стороны от плавающего центра. При этом до 30 сентября при удалении курса от центра на 0,5 рубля интервенции не проводились, в интервале от 0,5 до 1,5 рубля ЦБ продавал-покупал валюты на 70 млн долларов ежедневно, от 1,5 до 2,5 рубля — на 200 млн, от 2,5 до 3,5 рубля — на 400 млн долларов.

С 7 октября значительно повышена краткосрочная волатильность курса рубля. «Нейтральный» диапазон его колебаний, при котором ЦБ не вмешивается в рынок (исключая операции по поручению Минфина), расширен до 3,1 рубля. Другими словами, колебания доллара, скажем, в диапазоне 31–34 рубля в течение дня можно теперь считать нормой.

С переходом к новому порядку объем интервенций становится асимметричным и учитывает объем покупок Минфином. Другими словами, ЦБ попросту корректирует размер своей интервенции на покупку-продажу для Минфина с тем, чтобы по мере сокращения и прекращения интервенций для стабилизации курса и возможного перехода к самостоятельному ведению Минфином валютных операций с точки зрения рынка ничего не изменилось. В целом такая конструкция должна сглаживать влияние на курс рубля колебаний цен нефти относительно многолетней средней.

Значительное место октябрьского обзора мировой экономики МВФ заняла тема замедления роста в странах БРИКС. Вся боевая пятерка, еще недавно — по инерции — величавшая себя лидерами глобального роста, шагала к «застою» в ногу, хотя Россия и Индия все же заметно резвее остальных. Правда, в Бразилии темпы роста в 2013 году уже не падали по сравнению с 2011-м, принятым за базу в качестве последнего «хорошего» для роста года, но там замедление случилось раньше.

Эмвээфовцы занялись отделением циклических факторов торможения от структурных, применив с этой целью для оценки потенциального выпуска к ряду динамики ВВП многомерный сглаживающий фильтр. Расчеты показали, что значительная часть торможения везде пришлась на охлаждение циклических факторов роста. Это неожиданный вывод, он не согласуется с распространенным предубеждением о переходе среднеразвитых стран (БРИКС) к «новой нормальности» роста, «ловушках среднего дохода» и т. п.

Одновременный большой циклический спад в странах БРИКС, по мнению МВФ, объясняется тем, что в связи с глобальным финансовым кризисом власти в этих странах предоставили экономике исключительно большие финансовые стимулы. Достаточно вспомнить, что в России бюджетное сальдо всего за один год оказалось смещено на десять процентных пунктов ВВП. При этом экономика получает импульс только в годы, непосредственно примыкающие к изменению бюджетного сальдо, в дальнейшем она «привыкает» к новым условиям и дефицит бюджета уже ничего не дает для ускорения роста.