О чрезмерной простоте

Александр Привалов
научный редактор журнала "Эксперт"
28 октября 2013, 00:00

Ажитация, охватившая после бирюлёвских событий несметное множество людей, не миновала и законодателя. Помимо многого другого 15 октября был принят сразу во втором и третьем чтениях Думой, 16 октября одобрен Советом федерации, а 22 октября подписан президентом — закон, позволяющий уволить губернатора или мэра, если в зоне их ответственности происходят межнациональные конфликты, дискриминация по признаку вероисповедания или что-то ещё в подобном же роде. Случай чрезвычайно типичный. Когда происходит что-то важное или, по крайней мере, громкое, законодатель будто ни спать ни есть не может, пока не отметится — не выдаст какой-нибудь закон. Выдав же в экстренном порядке закон, он, похоже, ставит в какой-то воображаемой таблице галочку: «отреагировано!» — и успокаивается. Но закон, принимаемый в такой спешке, не может не быть предельно простым. Само по себе это и не плохо, одна беда: простые законы, которые и вправду нужны, с подавляющей вероятностью уже существуют — не первый год здесь живём. Вот и выходит, что у нового скоропалительного закона выбор обычно невелик: быть ему бесполезным — или вредным.

Упомянутый закон, пожалуй, скорее окажется вреден. Что пользы от него не будет, ясно. Авторы закона говорят: мол, региональные и муниципальные чиновники не принимали никого участия в работе по предупреждению межнациональных конфликтов, а теперь, мол, закон «не только наделяет их соответствующими обязанностями, но и вводит ответственность за их неисполнение». Вот и судите, много ли будет перемен к лучшему от того, что у людей в списке «обязанностей (полномочий)» (так их именует пояснительная записка) появится такая строчка: «создание условий для реализации мер, направленных на укрепление межнационального и межконфессионального согласия», — или от того, что в перечень требований к муниципальному служащему войдёт требование «способствовать межнациональному и межконфессиональному согласию». То-то они раньше думали, что должны способствовать розни, а реализации спускаемых сверху мер — препятствовать. А вот ощутимый вред от нового способа увольнения региональных и местных начальников случиться может. Устроить какую-нибудь провокацию с явными признаками межнациональной или межконфессиональной розни очень нехитро и вполне по плечу даже не самым влиятельным и богатым силам — мы, к сожалению, слишком часто такие вещи наблюдаем. Можно ли поручиться, что никому и никогда не придёт в голову устроить такую провокацию, чтобы, воспользовавшись остромодной темой, скинуть мешающего человека — например, в какой-нибудь московской управе? Очевидно, нет. А любая такая провокация очень способна привести, помимо или даже вместо желаемого результата, к чему-нибудь трудноизгладимому. Что ни одному депутату и ни одному сенатору не пришло в голову такое простое соображение, я не верю. Но — «хватай мешки, вокзал отходит»! Думать некогда, надо реагировать.

Конечно, не в этих пожарных законах суть — хоть их довольно много, они всё же составляют лишь малую часть работы законодателя. Но являемое в них безоглядное упрощение легко заметить и во множестве других, куда более важных случаев. Я не хочу сказать, что всегда принимаются слишком простые акты — скажем, в принимаемом депутатами бюджете хватает сложности. Чрезмерной простотой зато всё ярче блещет процедура обсуждения и принятия законопроектов. Далеко не ходить — достаточно вспомнить, как нынешней осенью практически без обсуждения был вотирован свалившийся как гром с ясного неба силуановский квазисеквестр бюджета. Согласование интересов, ради которого, собственно, и придуман парламент, из нашей парламентской практики в значительной мере испарилось. «За» больше, «против» меньше, те, кого меньше, идут лесом — только и всего. А попытки добиться хоть каких-то компромиссов, учёта в законе разных взглядов и интересов, если чуть более обычного упорны, быстро перетекают в скандал, в «итальянскую забастовку», как в ходе принятия законов о митингах или об образовании.

Результатом же оказывается малая вероятность появления законов, на самом деле несущих спокойствие и стабильность, поскольку они учитывают интересы всех основных сил. Взять ту же постбирюлёвскую страду. Только что стало известно о проекте «миграционной амнистии», подготовленном бизнес-омбудсменом при президенте Титовым. Проект предусматривает разовую единовременную легализацию мигрантов без применения к ним санкций, но при соблюдении ряда жёстких условий: желающий легализоваться мигрант должен будет иметь на руках трудовой контракт, зарегистрироваться в налоговой службе и так далее. Понятно, что проект задевает многие интересы: интересы ведомств, у которых прибавится работы и/или убавится полномочий; интересы работодателей, которым придётся не только платить мигрантам по-белому, но и вносить за каждого залог. Хорош титовский проект или нехорош, но он — в отличие от закона о наказании мэров — нацелен на реальные проблемы и предлагает общеполезный (по мнению автора) компромисс, в котором многим сторонам пришлось бы чем-то поступаться; он предполагает плюсы, но и связан с рисками. С ним предстоит сложная работа. Именно поэтому тот законопроект просвистел по всем ступеням законодательного процесса за неделю, а у этого шансов на принятие практически нет.

Когда говорят, что незнание закона не освобождает от ответственности за его нарушение, обычно имеют в виду законы, установленные людьми. Но та же беда — и даже менее объезжаемая — с законами мироздания. Можно не знать закона Эшби, но и это не позволит обойти его следствий. По закону Эшби, управляющая система не может быть менее сложной, чем система управляемая. Упрощая систему управления, вы усиливаете ограничения на сложность управляемой системы. На практике это означает, что управляемая система будет схлопываться, примитивизироваться — а возможно, ещё и распадаться, теряя особенно явно «недоуправляемые» куски. В столь кратком изложении такой вывод звучит вопиюще ненаучно, но это, в общем, чистая правда. Спросите любого специалиста по теории систем.