Обеспечить рывок инвестициям

Ирина Шешеро
28 октября 2013, 00:00

Многочисленные элементы поддержки инвестиций в России работают сегодня автономно, по своим правилам, без координации друг с другом — и не отвечают потребностям индустриальных стартапов. Мы знаем, как исправить дело

Рисунок: Игорь Шапошников

Статья Сергея Нарышкина, председателя Государственной думы Федерального собрания РФ, опубликованная в журнале «Эксперт» (см. «Право и инвестиции» в № 34 за 2013 г.), произвела большое и неоднозначное впечатление в инвестиционных кругах. По целому ряду важнейших вопросов, поднятых в этом материале, эксперты Национальной инвестиционной ассоциации подготовили ответную статью.

Конечно, привлечение инвестиций зависит от инвестиционного климата. Однако, постоянно общаясь с инвесторами по поводу конкретных инвестпроектов в России, мы заметили, что многие трактуют инвестиционный климат намного шире, чем принято в нашей действующей системе определений. В понятие «инвестиционный климат» наряду с такими известными факторами, как инфраструктура, стабильность законов, льготы по налогообложению, уровень коррупции и другие страновые и политические риски, инвесторы включают еще один важнейший фактор — возможности для национального бизнеса реализовывать собственные инвестиционные проекты в своей стране. Именно этому фактору уделяется незаслуженно мало внимания в общей системе координат улучшения инвестиционного климата

Вместе с тем за рубежом, как в развитых, так и в развивающихся странах, этот фактор является ядром национальной инвестиционной политики. Многоуровневые инвестиционные системы разных стран, состоящие из институтов развития, банков, инвестиционных фондов и компаний, нацелены на развитие национального бизнеса. Наряду с этим, безусловно, осуществляется привлечение и внешних инвестиций. Но именно наряду с развитием национального бизнеса, а не вместо него.

В России уже много сделано для поддержки инвестиций и стимулирования инноваций: созданы многочисленные институты развития, многоуровневая система государственных гарантий. Однако огромное количество проектов строительства и модернизации производства, внедрения инноваций и расширения бизнеса не могут быть профинансированы даже частично с использованием государственной поддержки.

Мы выделим несколько барьеров, тормозящих привлечение инвестиций в экономику России.

1. Разобщенность и автономность институтов развития, дублирование функций. Многие инвестиционные проекты строительства и модернизации производства не подходят под параметры ни одного института развития как по своим размерам, так и по качественным характеристикам.

2. Отсутствие возможностей для большинства индустриальных проектов малого и микробизнеса получить государственные гарантии. Система государственных гарантий распространяется в основном на действующий бизнес. Для большинства проектов малого и микробизнеса, владельцы которого хотят построить заводы и стать средним бизнесом, в настоящее время отсутствует возможность получения государственных гарантий.

3. Отсутствие заинтересованности отечественных банков в финансировании инноваций, нового строительства и модернизации производства. Нормативы ЦБ РФ ориентируют коммерческие банки в основном на кредитование действующего производства, а не на новое строительство и модернизацию.

4. Отсутствие ясной и четкой системы инвестирования, понятной любому представителю бизнеса, особенно в регионах. С участием государства на региональном уровне созданы многочисленные агентства поддержки инвестиций. Параллельно действуют похожие агентства и на коммерческой основе. Как правило, они не располагают ни квалифицированными кадрами, ни связями с инвесторами, а лишь вводят в заблуждение представителей бизнеса в регионах.

Таким образом, мы видим, что многочисленные элементы поддержки инвестиций действуют автономно, по своим правилам, без координации с другими институтами и не образуют системы. Ни одно ведомство не координирует их работу и персонально не отвечает за коммерциализацию инноваций и финансовую поддержку модернизации. Мы считаем необходимым создание целостной системы государственной поддержки инвестиционных проектов.

Теперь изложим наши конкретные предложения.

Государственные гарантии

В настоящее время для того, чтобы претендовать на получение госгарантий, полная стоимость проекта должна составлять не менее 5 млрд рублей, в области энергосбережения и повышения энергетической эффективности в сфере ЖКХ — не менее 500 млн рублей, а в промышленности — не менее 1 млрд рублей. Представляется целесообразным снизить порог рассмотрения проектов, попадающих под госгарантии, с 5 млрд до 2 млрд рублей, в ЖКХ — до 250 млн рублей, в промышленности — до 500 млн рублей.

Далее. Сегодня для проектов размером от 100 млн до 2 млрд рублей оператором гарантийного механизма выступает контролируемый Внешэкономбанком МСП-банк. Последний выдает гарантии на 50% общей суммы заемных средств. Гарантии предоставляются для среднего бизнеса, в пользу банков, осуществляющих кредитование инвестиционных проектов субъектов среднего предпринимательства. Мы считаем необходимым, чтобы гарантии предоставлялись для проектов размером 100 млн — 2 млрд рублей не только действующего среднего бизнеса, но и малого и микробизнеса в целях нового промышленного строительства.

В 79 субъектах РФ уже созданы гарантийные фонды для субъектов малого и среднего предпринимательства (МСП). Они предоставляют поручительства по обязательствам субъектов МСП, основанным на кредитных договорах и договорах о предоставлении банковской гарантии. Размеры региональных гарантийных фондов невелики, соответственно, выдаваемые ими гарантии по кредитам для МСП незначительны. Максимальный размер поручительства на одного заемщика составляет в зависимости от региона 50–70% от суммы кредита и равен в среднем 10–30 млн рублей. На наш взгляд, необходимо увеличить размеры существующих региональных гарантийных фондов поддержки МСП и максимальный размер поручительства на одного заемщика, чтобы гарантии могли предоставляться для проектов размером до 100 млн рублей включительно.

Институты развития

Рассмотрим действующие институты развития по основным стадиям жизненного цикла проекта.

Стадия I. НИОКР. Поддержка инноваций

— Российский фонд фундаментальных исследований (РФФИ) — финансирование фундаментальных исследований, в виде грантов.

— Фонд содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере (Фонд Бортника) — поддержка малых инновационных компаний на ранней стадии, в виде грантов, до 15 млн рублей в один проект.

— Фонд развития Центра разработки и коммерциализации новых технологий «Сколково» — финансирование НИОКР в виде грантов, до 300 млн рублей в один проект.

— Российский фонд технологического развития (РФТР) — финансирование НИОКР поздних стадий на условиях беспроцентного целевого займа, в размере 10–300 млн рублей в один проект (не больше суммы чистых активов заемщика).

Стадия II. Внедрение инноваций и индустриальные стартапы

— Региональные венчурные фонды отбирают небольшие высокорентабельные проекты, размер финансирования в среднем до 30 млн рублей в один проект.

— Венчурные фонды РВК отбирают высокорентабельные проекты на условиях приобретения доли в уставном капитале, по узкому перечню отраслей (биотехнологии, информационные технологии и другие высокотехнологичные отрасли).

— МСП-банк кредитует малых и средних предпринимателей через банки-партнеры, размер кредита до 60 млн рублей в один проект, а при наличии патентов у инициаторов проектов — до 150 млн рублей.

— «Роснано» финансирует коммерчески эффективные крупные инновационные проекты в сфере нанотехнологий на условиях приобретения доли в уставном капитале.

Стадия III. Поддержка модернизации и нового промышленного строительства

— Внешэкономбанк финансирует крупные стратегические проекты на условиях предоставления займов, участия в капитале. Рассматриваются проекты на сумму свыше 2 млрд рублей, причем доля ВЭБа должна составлять не менее 1 млрд рублей.

— Российский фонд прямых инвестиций (РФПИ) также ориентирован на крупные инфраструктурные проекты (свыше 1,5 млрд рублей). Для участия в сделках совместно с РФПИ активы, рыночная капитализация или оборот соинвестора за предыдущий финансовый год должны составлять не менее 1 млрд долларов.

Итак, получается, что индустриальные стартапы малого бизнеса, то есть проекты размером от 150 млн до 1 млрд рублей, направленные на новое промышленное строительство, не могут быть профинансированы в настоящее время практически ни одним институтом развития. А ведь этот размер проекта соответствует смете строительства среднего завода, небольшого горнообогатительного или агропромышленного комбината. По своему характеру эти проекты являются венчурными, так как представляют собой новое производство. Но они не характеризуются сверхрентабельностью, которая может заинтересовать, к примеру, венчурные фонды РВК. В силу достаточно длительного срока окупаемости (3–6 лет) и отсутствия патентов эти проекты отвергаются венчурными фондами.

Зато в таких проектах меньше рисков, поскольку они предполагают при организации в России нового производства использование уже существующей за рубежом новейшей техники и технологий. Реализация этих проектов в России позволит сделать рывок в индустриальной сфере.

В целях повышения эффективности деятельности институтов развития и ликвидации разрыва в суммах, которые могут предоставить институты развития, мы предлагаем следующее.

1. Увеличить лимит кредитования МСП-банка до 400 млн рублей в один проект, без наличия патента.

2. Предусмотреть возможность для МСП-банка выдавать гарантии для кредитования индустриальных стартапов малого бизнеса.

3. Проанализировать институты развития на предмет эффективности их деятельности. Во всех странах, где действуют институты развития, их деятельность оценивается по объему профинансированных ими проектов с учетом средств, потраченных на содержание институтов развития.

4. Обеспечить координацию всех существующих элементов российской инвестиционной системы. Для этого целесообразно создать национальное инвестиционное агентство, главной задачей которого должна стать реализация национальной инвестиционной стратегии, координация всех существующих институтов развития.

Национальные инвестиционные агентства созданы и успешно действуют во многих странах мира. Это государственные или частно-государственные учреждения, созданные правительством вместе с министерством экономики (иногда и с министерством финансов) и работающие под их контролем.

Коммерческие банки

Нормативы ЦБ РФ ориентируют коммерческие банки в основном на кредитование действующего производства, а не нового строительства, поскольку при нем возникает большое количество рисков. Для организации проектного финансирования банки требуют в качестве обеспечения гарантии третьих лиц — финансово устойчивых компаний или залоги, значительно превышающие сумму предполагаемого финансирования.

На таких условиях подавляющее число инициаторов проектов (особенно представители малого и микробизнеса) не могут начать новое строительство. Если же проект все-таки начат, то нередки случаи, когда кабальные банковские условия ведут к банкротству инициатора проекта, и его активы переходят к банку. Неудивительно, что к настоящему времени банки сосредоточили у себя значительные непрофильные активы, перешедшие к ним в процессе банкротства инициаторов проектов представителей малого бизнеса.

Отсутствие финансовых инструментов, компенсирующих риск удорожания проекта, приводит к тому, что банки отказываются от кредитования экономически эффективных проектов (индустриальных стартапов), если у инициаторов нет запаса финансовой прочности в виде залогов. Поэтому инициаторы проектов и банки заинтересованы не столько в государственных гарантиях при проектном финансировании, сколько в финансовой поддержке на инвестиционной фазе. Для обеспечения государственной поддержки модернизации экономики России необходимо создание федерального гарантийного фонда поддержки инвестиционных проектов (ФГФ).

Предлагаем предусмотреть следующие направления работы фонда:

1. Первоначальное дофинансирование перспективных проектов в целях увеличения размера собственных средств проекта до 30% (путем вхождения в капитал). ФГФ мог бы софинансировать перспективные промышленные проекты, обеспечивая увеличение собственных средств до размера, необходимого для финансирования проекта банком или другими финансовыми структурами.

Интерес фонда состоит в недорогом вхождении в перспективный бизнес. Например, за 10–15% стоимости проекта фонд может получить 50% в капитале и более. После того как проект достигнет достаточного уровня развития, фонд выходит из него, фиксируя свою прибыль и вкладывая ее в новые проекты.

2. Выдача гарантий по проектам с возможностью использования этих гарантий на инвестиционной фазе без дефолта проектов.

В настоящее время государственные гарантии не всегда эффективны при проектном финансировании, поскольку могут быть задействованы лишь после банкротства проекта. Поэтому инициаторы проектов и банки заинтересованы не столько в государственных гарантиях, сколько в финансовой поддержке на инвестиционной фазе, позволяющей снизить риски дефолта проекта. ФГФ мог бы брать на себя обязательство дофинансировать перспективные проекты на инвестиционной фазе в случае наступления технического дефолта для предотвращения банкротства и для завершения проекта. Это должно осуществляться путем предоставления фондом недостающей суммы для обслуживания или выплаты кредита. Тем самым даже в случае реализации строительных или рыночных рисков проект можно довести до конца без дефолта.

Размер лимита фонда на один проект мог бы составлять 40–60% его стоимости. Такой механизм позволил бы решить главную задачу — помочь проекту пройти все стадии становления и заработать. Тогда, при наличии у инициатора проекта еще 20% собственных средств, банки могли бы структурировать проектное финансирование без дополнительных поручительств третьих лиц.

Целесообразно рассмотреть возможность использования широко применяемого в зарубежной практике инструмента проектного финансирования — предоставления гарантии завершения проекта (completion guarantee) или подписания соглашений о поддержке проекта (project support agreement), где фиксируется сумма, которую при необходимости фонд обязуется дополнительно инвестировать в проект в случае его удорожания или задержки ввода в эксплуатацию.