Оказалось

Дмитрий Яковенко
28 октября 2013, 00:00

«Революция Гайдара» — односторонний, но интересный именно этим рассказ о целях и ходе либеральных экономических реформ в России после распада СССР

Авен Петр, Кох Альфред. Революция Гайдара

Начало 1990-х. Реформы Егора Гайдара и его команды «младореформаторов». Поворотный момент в истории страны, на который мы предпочитаем списывать многое из того, что раздражает нас сегодня. Времени прошло не так много, но выводы по большей части уже сделаны: эти неправы, эти виноваты, у этих могло бы получиться, но обстоятельства сложились иначе.

Поэтому «Революция Гайдара» — книга своевременная. И вовсе не из-за того, что в ней проливается свет на вещи ранее неизвестные. Наоборот, выглядит она всего лишь одним из этапов звучащего уже двадцать лет спора. Оба ее автора — Петр Авен и Альфред Кох — принимали непосредственное участие в экономических реформах 1990-х. Первый отвечал в правительстве Егора Гайдара за внешнеэкономическую политику, второй — значительно позже — за приватизацию во главе Госкомимущества.

Книга представляет собой сборник интервью с ключевыми фигурами гайдаровского правительства. На ее страницах один за другим появляются Геннадий Бурбулис, Анатолий Чубайс, Андрей Нечаев, Сергей Шахрай и многие другие.

Оппонентам гайдаровских реформ слова не дается. Но в данном случае это не столько изъян, сколько главная ценность книги. В ней излагается не одна (правильная), не две (оппонирующие), а десяток точек зрения на ту эпоху. Позиции собеседников, пусть и принадлежащих к одному лагерю, до крайности субъективны. Именно эта субъективность делает «Революцию Гайдара» одним из ключей к пониманию того периода, породившему нынешнюю реальность.

Работая над книгой, Авен и Кох ставили перед собой большую цель: рассказать всю правду о личности Егора Гайдара и реформах его правительства. Примечательно, что эта идея возникла у авторов вскоре после выхода статьи Юрия Лужкова и Гавриила Попова «Еще одно слово о Гайдаре», в которой на Гайдара был обрушен целый вал обвинений.

Несмотря на то что фигура Гайдара рассматривается в книге как центральная, Авен и Кох пишут вовсе не о нем. Гайдар выступает как связующее звено для всех интервью. Соответственно, и повествование сразу выходит за рамки тех считанных месяцев, когда команда Гайдара была у руля: появляются воспоминания о ГКЧП, о расстреле Белого дома, рассуждения о состоянии советской экономики на рубеже десятилетий. В итоге же оказывается, что Кох и Авен пишут о самих себе — просто в какой-то момент они убирают границы между своими фигурами и всем тем реформистским вектором, который олицетворял Гайдар, его коллеги и его единомышленники. А поскольку общаются авторы исключительно со своими бывшими коллегами, выглядит все это примерно так: неглупые мужчины, которым есть что рассказать о становлении новой России, ведут долгие обстоятельные диалоги о собственном участии в судьбоносных процессах двадцатилетней давности.

Получается весьма психологично: общение складывается по-свойски, собеседники не похожи друг на друга по стилю общения, нередко расходятся во мнении об одних и тех же событиях. Иногда выглядит это даже забавно. Вот бывший глава МИД Андрей Козырев сетует, что Россия не получила от США сколько-нибудь заметной финансовой помощи из-за скомканных по времени переговоров с американскими дипломатами. Мол, на вопрос, чего хочет Россия, Борис Ельцин брякнул только «гуманитарной помощи», и на этом встреча закончилась. Спустя сотню страниц глава тогдашней администрации президента Джорджа Буша-старшего Джеймс Бейкер утверждает: это чушь и оправдания, у нас с Ельциным была серьезная беседа, но о какой помощи может идти речь, если наши страны сорок лет жили в состоянии холодной войны?

Авен и Кох напрямую об этом не говорят, но при внимательном прочтении «Революции Гайдара» начинаешь понимать, что никакого спора между сторонниками (читай: участниками) и противниками реформ 1990-х не существует. Есть только перепалка в стиле «кто кого перекричит» с двумя асимметричными тезисами: «они развалили великую страну и ограбили народ» — и «они спасали разваливающуюся страну». Ни к чему хорошему этот спор привести не может. Не потому, что кто-то не прав и не может прекратить надрывать глотку. Просто системы координат у оппонентов разные. Все претензии и обвинения, сыплющиеся уже второе десятилетие в сторону Егора Гайдара, разбиваются о строгие рамки «экономического детерминизма» его сторонников.

Пробуй докричаться до оппонента, если с одной стороны «у нас были деньги!», а с другой — «ваши деньги не были обеспечены товарной массой!». Конечно, ошибки в действиях гайдаровского правительства были: и идеалистическое представление о свободном рынке было, и приватизация, сломавшая у народа представление о справедливости, и пренебрежение социальными связями с народом. Обо всем этом авторы говорят, пусть и нехотя. Об этом говорит и сам Петр Авен, признавая главную ошибку гайдаровского правительства: «Оказалось, что поменять экономические правила не значит поменять страну. Но это не значит, что не надо было менять экономические правила».

Довольно ценное признание, которое стоило бы учитывать многим нынешним реформаторам.

Авен Петр, Кох Альфред. Революция Гайдара. — М.: Альпина паблишер, 2013. — 439 с. Тираж 5000 экз