Теракт в Волгограде

28 октября 2013, 00:00
Фото: ИТАР-ТАСС
Правоохранительные органы ведут поиск сообщников смертницы в Волгограде, Республике Дагестан и Москве

21 октября около двух часов дня в городском автобусе был совершен теракт, в результате которого погибли шесть человек и пострадали 55. Погибшие — молодые люди от 16 до 29 лет. В области был объявлен трехдневный траур. Теракт осуществила смертница: как предполагает следствие, это уроженка дагестанского села Гуниб Наида Асиялова, а организовал теракт и подготовил взрывное устройство ее сообщник и гражданский муж Дмитрий Соколов.

30-летняя Асиялова последние годы жила в Москве, училась в вузе, затем работала представителем в двух турецких строительных фирмах, в кадровом агентстве и сотовой компании. Со своим гражданским мужем, 21-летним Соколовым, она познакомилась в интернете, затем развила отношения на курсах арабского языка и в итоге, как предполагается, познакомила его с радикальным течением ислама. Соколов в 2011 году принял ислам и взял имя Абдулджабар, затем отправился в Дагестан, где обучился взрывному делу. По информации следствия, помимо волгоградского он также причастен к другим терактам, в том числе к взрыву у здания МВД в Махачкале 25 мая. В настоящее время правоохранительные органы ведут поиск Дмитрия Соколова и других возможных сообщников смертницы в Волгограде, Республике Дагестан и Москве. По данным СМИ, в причастности к взрыву подозревают также дагестанских боевиков Руслана Казанбиева и Курбана Омарова — членов махачкалинской группировки. Следствие рассматривает версию о том, что взрыв планировалось совершить в Москве: Асиялова сошла в Волгограде с междугородного автобуса, следовавшего в столицу, и пересела на местный рейс. Эта версия представляется возможной с учетом биографии террористки, однако причины смены первоначального плана пока неясны.

После теракта в Волгограде были зафиксированы вспышки агрессии на почве обострения межнациональных отношений. 22 октября неизвестные ночью подожгли молельный дом в Кировском районе, бросив две бутылки с зажигательной смесью, а 24-го пытались поджечь мечеть в Ворошиловском районе. В то же время, говорят очевидцы, появились антирусские надписи на стенах зданий и заборах.

Обстоятельства теракта в Волгограде и предшествовавшие ему события в столичном Бирюлеве поставили вопрос об обновлении политики государства в сфере межнациональных и межрелигиозных отношений. На заседании Совета по национальным отношениям, приуроченном к 225-летию основания Центрального духовного управления мусульман России, Владимир Путин предложил возродить российскую исламскую богословскую школу, которая смогла бы укрепить авторитет мусульманского духовенства страны, достойно представлять российский ислам на международном уровне и противостоять вызовам современности — в том числе проникновению в Россию экстремистских идеологий. Также президент призвал к созданию единой системы мониторинга рисков в области межнациональных и межрелигиозных отношений.

А депутаты Госдумы уже приняли закон, по которому материальный и моральный ущерб от терактов будут выплачивать не только сами террористы, но и их родные. Закон коснется как самых близких родственников (мать, отец, брат, сестра, жена, муж, дочь, сын, дедушка, бабушка), так и более дальних (тесть, теща, свекор, свекровь, зять, невестка, золовка, деверь). Финансовое бремя ответственности за теракт ляжет и на людей формально посторонних, но чьи жизнь, здоровье и благополучие «дороги террористу в силу сложившихся личных отношений».

Правда, все взыскания с этих лиц возможны будут, только если найдется достаточно оснований полагать, что деньги, ценности и иное имущество получены именно в результате террористической деятельности или являются доходом от такой деятельности.