Недуг невыносимый

На улице Правды
Москва, 04.11.2013
«Эксперт» №44 (874)

На этой неделе покинул родину видный экономист, директор по макроэкономическим исследованиям ГУ–ВШЭ С. В. Алексашенко, в 1995–1998 гг. — первый зампред ЦБ, отвечавший за кредитную и денежную политику. Формально Алексашенко не подвергался гонениям со стороны органов государственной власти и просто уехал на полгода поработать в Джорджтаунском университете (США). Провести семестр в американском университете — не то чтобы сверхмассовое занятие россиян, но в то же время и не уникальная судьба. Таким образом челночат довольно многие, извлекая из того научную пользу в сочетании с материальной выгодой.

Однако приверженцы видного экономиста — против чего он и сам особенно не возражал — усмотрели в том признаки натурального изгнания. «Он не скрывал, что, сотрудничая с правительством, взаимодействует и с политическими силами, которые расцениваются как оппозиционные. Это в будущем могло вызвать достаточно неадекватную реакцию», — указал председатель Национального антикоррупционного комитета К. В. Кабанов, а сам Алексашенко считает: «В определенной мере к решению об отъезде меня мягко подтолкнула российская власть, когда мне не позволили избраться в совет директоров “Аэрофлота”». Комментарии либеральных журналистов более живы и выдержаны в жанре обличения «философского парохода».

При более охлажденном взгляде действительно неприятным для С. В. Алексашенко — в чем ему можно посочувствовать — было то, что он лишился выгодной синекуры. Сюжет довольно классический. Стива Облонский, даже не будучи видным экономистом, членом руководства «РПР-Парнаса» и создателем Независимого совета по правам человека, испытывал, однако же, сходные проблемы: «Это было одно из тех мест, которых теперь стало больше, чем прежде было теплых взяточных мест; это было место члена от комиссии соединенного агентства кредитно-взаимного баланса южно-железных дорог и банковых учреждений. Место это давало от семи до десяти тысяч в год, и Облонский мог занимать его, не оставляя своего казенного места. Оно зависело от двух министерств, от одной дамы и от двух евреев».

Сравнение покупательной способности тогдашней русской валюты и нынешней довольно затруднительно, но в 2012 г. место члена совета директоров кредитно-взаимного баланса «Аэрофлота» давало 11,8 млн руб. (980 тыс. руб. в месяц), что тоже неплохо. Закон о реформировании РАН предполагает повышение академических стипендий для действительных членов академии до 100 тыс. руб., и министр Д. В. Ливанов говорил о «существенном повышении», которое, по его мнению, очевидно, примирит маститых старцев с унижением и заставит поцеловать министру ручку. Если 100 тыс. руб. способны, по предположению, столь подсластить пилюлю, то сколь же сладостной может быть стипендия в десять раз большая. Соответственно и лишение таковой производит тяжелое безденежье, недуг, по словам Панурга, невыносимый.

Другое дело, что стипендия, выплачиваемая видному экономисту при содействии капиталиста А. Е. Лебедева (его интересы представлял в совете директоров «Аэрофлота» С. 

У партнеров

    «Эксперт»
    №44 (874) 4 ноября 2013
    Стратегия развития Дальнего Востока
    Содержание:
    Свободно конвертируемый округ

    Ставка на экспортную модель развития Дальнего Востока действительно может обеспечить быстрый рост его хозяйства. Но нельзя надеяться только на спрос из-за рубежа: это чревато усилением сырьевой специализации округа, а в перспективе — потерей суверенитета над территорией. Как минимум экономического

    Международный бизнес
    Потребление
    На улице Правды
    Реклама