«Уралкалий» пошел по рукам

Иван Рубанов
25 ноября 2013, 00:00

Сулейман Керимов, контролирующий собственник крупнейшего в мире производителя калийных удобрений, выдавлен из компании. Выкупающий его долю Михаил Прохоров вряд ли приходит надолго. Он обеспечит «Уралкалию» передышку, но прежнего благополучия компании уже не видать.

Фото: РИА Новости
Компания «Уралкалий» меняет хозяина

Лидер мировой отрасли по производству калийных удобрений российская компания «Уралкалий» меняет хозяина. Группа «Онэксим» Михаила Прохорова завершила переговоры о приобретении 21,75% акций «Уралкалия» у прежнего контролирующего акционера Сулеймана Керимова.

За последние несколько месяцев калийная компания пережила падение цен на свой основной продукт и обвал котировок акций. Ее гендиректор Владислав Баумгертнер был коварно заманен в Минск и арестован белорусскими властями, а на менеджеров и собственников объявили настоящую охоту с привлечением Интерпола. Сделка должна завершить самый драматический эпизод в жизни «Уралкалия», Баумгертнер экстрадирован в Россию, но о стабильности и возврате к эпохе, когда «Уралкалий» дирижировал всем калийным рынком и наслаждался сверхвысокими ценами на свою продукцию, речь уже не идет.

Предыстория

Сулейман Керимов пришел в «Уралкалий» в 2010 году. Вместе с партнерами он за 5,3 млрд долларов приобрел 53% базирующейся на севере Пермского края компании у ее основателя Дмитрия Рыболовлева. Это одна из крупнейших сделок между частными лицами в истории России. Контрольный пакет акций был куплен с 20-процентной премией к рынку и на заемные средства, но тогда приобретение казалось крайне выгодным: уральский гигант и его прежний владелец находились под гнетом политических претензий, обваливших котировки компании (см. график 1).

Пользовавшийся серьезным влиянием среди высших чиновников Керимов быстро избавил компанию от административного прессинга. Более того, уже через несколько месяцев после покупки он провел эпохальную для компании сделку по поглощению «Сильвинита». Эта компания-близнец разрабатывает соседнюю часть Верхнекамского калийного месторождения, но напрашивающемуся слиянию долгие годы препятствовали личные трения собственников. С выходом из игры Рыболовлева проблема решилась. «Большой» «Уралкалий» в одночасье превратился в крупнейшего мирового производителя и экспортера калийных удобрений. Можно было рассчитывать на снятие сливок со своего лидерского статуса, однако тут у компании началась не самая простая жизненная полоса.

Долгие годы высокой конъюнктуры привлекли в отрасль новых игроков, а действующие все сплошь запустили проекты расширения мощностей. Рынок хлористого калия оказался разбалансирован. Цены на удобрения покатились с заоблачных вершин, а главное, продавцы начали нарушать, как у них принято говорить, «торговую дисциплину», попросту говоря, баловаться демпингом. Летом нынешнего года «Уралкалий» пошел ва-банк, решив публично объявить о кардинальной смене стратегии работы на рынке. 30 июля Баумгертнер заявил о выходе «Уралкалия» из торгового картеля с «Беларуськалием», который долгое время позволял держать в тонусе мировой рынок и успешно давить на самых крупных покупателей хлористого калия. Прежняя стратегия «цены важнее объемов» сменилась на противоположную: «Уралкалий» объявил о наращивании загрузки своих мощностей и увеличении поставок, рассчитывая выдавить с рынка игроков, в отличие от него не обладающих столь же мощным запасом рентабельности. Котировки «Уралкалия», как и других участников рынка, в одночасье обвалились на десятки процентов, цены на удобрения пошли вниз. (О подробностях летнего демарша читайте «На Керимова Лукашенко нашелся», «Эксперт» № 32.)

Потеря партнера оказалась для «Беларуськалия» крайне болезненной. Деятельность компании, которая осталась без собственной товаропроизводящей сети, была фактически парализована, что вызвало бурную реакцию президента Александра Лукашенко. 26 августа белорусы пригласили на переговоры в Минск, а затем арестовали гендиректора «Уралкалия» Владислава Баумгертнера и вскоре начали форменную охоту на других ключевых менеджеров российского предприятия, а также на самого Керимова. Они были объявлены в международный розыск по линии Интерпола.

Лукашенко заявил, что ожидает смены собственника российского предприятия и восстановления сотрудничества. Этот прессинг, конечно, имел негативный отклик российских чиновников и деловых кругов, однако ни президент, ни премьер публичной однозначной поддержки «Уралкалию», его гендиректору и мажоритарному собственнику не выказали. В то же время по линии силовых органов были сделаны шаги по смягчению участи Баумгертнера. После визита главы российской Генпрокуратуры Юрия Чайки в Минск Владислав был переведен из СИЗО под домашний арест, а затем была инициирована процедура, предшествующая запросу о его экстрадиции. Как только решение о выходе Керимова из «Уралкалия» стало достоянием гласности, белорусские власти заявили о своем согласии на экстрадицию.

Керимову продажа пакета калийной компании принесет около 4 млрд долларов (точная сумма сделки не раскрывается), но точно не моральное удовлетворение и ожидавшуюся сверхприбыль. В течение недели-двух должно быть заключено соглашение о продаже 12% акций компании, оставшихся у партнеров Керимова Филарета Гальчева и Анатолия Скурова (см. график 2). Покупателем должен стать владелец крупного агрохимического холдинга «Уралхим» Дмитрий Мазепин.

Мотивы покупателей

Причины ухода Керимова сейчас едва ли не полностью связывают с жестким прессингом со стороны Лукашенко, намекая на определенное влияние главы соседнего государства в высших эшелонах российской власти. Между тем еще весной этого года, до начала драмы с разрывом отношений и захватом заложников, два осведомленных источника в отрасли рассказывали автору этой статьи о вероятной смене собственника «Уралкалия». Речь шла о том, что Керимов при покупке активно использовал в основном заемные средства и теперь находится в непростом финансовом положении: чтобы не нарушать ковенанты, он вынужден постоянно выкупать с рынка дешевеющие акции компании. Кроме того, аппаратные позиции магната и сенатора от Дагестана существенно ухудшились в результате серии коррупционных скандалов и расследований, затронувших дагестанских чиновников и бизнесменов из этой республики, с которыми был связан Керимов.

«Выполненная в средневековом стиле, без всякого уважения к российскому суверенитету атака Лукашенко, по большому счету, осталась безнаказанной, — рассуждает политический аналитик, пожелавший остаться неизвестным. — Почему не было ответа со стороны нашего первого лица, не было никаких реальных действий? Ряд ошибок допустил сам Керимов, который почему-то посчитал, что играет в игры и разрывает отношения с таким же, как он, бизнесменом, а не с президентом союзного государства и с ключевым для него активом. Этим он позволил союзникам Лукашенко в российской власти, между прочим многочисленным, не лучшим образом настроить против него президента Владимира Путина».

Попытаемся определить долгосрочные интересы и место в компании новых собственников «Уралкалия». Проще всего с китайской финансовой корпорацией Chengdong Investment Corporation («дочка» суверенного фонда China Investment Corporation), которая, напомним, месяц назад заполучила находившиеся у нее в залоге 12,5% акций «Уралкалия» (принадлежали структурам Керимова и Гальчева). В последнее время китайцы стали миноритариями во многих сырьевых активах, включая проекты «Роснефти» в Восточной Сибири. По заверениям ряда аналитиков и представителей сырьевых компаний, с которыми нам удалось побеседовать, для китайцев это финансовое вложение; ни желания, ни возможности влиять на стратегическую политику у них нет. Трудно поверить в кротость такого крупного соседа, но российское законодательство и корпоративная практика действительно дают миноритариям очень мало возможностей влиять на политику компании, даже если они представлены в совете директоров.

Что касается Михаила Прохорова, то многим он кажется фигурой переходной. В перспективе, когда ситуация на калийном рынке успокоится и отношения с белорусами будут урегулированы, Прохоров, вероятно, перепродаст компанию какой-либо фигуре, более близкой Кремлю и более удобной для белорусов, например Аркадию Ротенбергу или Владимиру Когану. По-видимому, главным преимуществом, обеспечившим Прохорову промежуточную победу в борьбе за калийный актив, стало то, что в его распоряжении оказалось много наличности. Магнат недавно «окэшился», продав свою долю в крупной золотодобывающей компании Polyus Gold за 3,6 млрд долларов, и теперь он едва ли не единственный россиянин, способный оперативно и в полном объеме оплатить столь крупную сделку, не прибегая к заемным схемам.

Самый любопытный покупатель — Дмитрий Мазепин. «Деньги на покупку он должен получить от “Онэксима”, — рассказывает источник на рынке. — Этот уроженец Минска нужен Прохорову для того, чтобы он занялся урегулированием отношений с Лукашенко. Все знакомые с ним бывшие и действующие менеджеры “Уралхима” заверяют, что у него там есть серьезные связи и административный ресурс». Кроме того, Прохорову понадобятся компетенции по развитию удобренческого бизнеса, которые как раз имеет Мазепин: и в стратегическом, и в операционном управлении предприятием он определенно примет участие.

Интерес к «Уралкалию» самого Мазепина может быть разносторонним. Если его водворение на место главного акционера «Уралкалия» все же маловероятно (слишком мало финансовых и аппаратных ресурсов), то производственная синергия ему почти гарантирована. «Уралхим» использует хлористый калий (около 70 тыс. тонн в 2012 году) для производства смешанных удобрений. Раньше этот продукт «Уралхиму» доставался по дешевке: группе потребителей с помощью ФАС удалось признать калийщиков монополистами и получить огромный (одно время кратный!) дисконт к цене мирового рынка. После прихода влиятельного Керимова сомнительную практику было решено ликвидировать, но вот теперь Мазепин может попытаться получить уже персональный дисконт. Если выгорит, ему можно задуматься о строительстве новых цехов для расширения производства смешанных удобрений. Например, на березниковском «Азоте», который находится буквально в нескольких сотнях метров от активов «Уралкалия».

Фундаментальное перепроизводство

Однако еще более важен вопрос, как приход новых собственников повлияет на долгосрочные перспективы «Уралкалия». Выходя из торгового картеля, компания заявила об отказе от стратегии «цены превыше объемов» и о переходе к ровно противоположной производственно-ценовой политике. Как мы тогда и предсказывали, никаких значимых дивидендов это не принесло: цены упали, а вот спрос на рынке не вырос. Сможет ли теперь компания отыграть ситуацию: вернуть контроль над рынком и высокие цены? Отраслевые и биржевые аналитики, как и автор этой статьи, полагают, что ответ на этот вопрос скорее отрицательный. «Выход “Уралкалия” из торгового картеля был в первую очередь вынужденным решением, отражающим фундаментальные изменения на рынке: рост предложения и ухудшение торговой дисциплины продавцов», — считает аналитик ФК «Открытие» Денис Габриелик. «С приходом новых собственников возможно возобновление сотрудничества “Уралкалия” с “Беларуськалием”, — отмечает аналитик UBS Данила Якуб. — Но тогда российской компании придется уступить объемы продаж, поскольку сегодня “Уралкалий” продает на 50 процентов больше, чем “Беларуськалий”. При восстановлении сотрудничества с белорусами “Уралкалию” придется сократить экспорт». По словам сотрудника инвесткомпании, сделка по продаже Керимовым акций «Уралкалия» не сможет существенно повлиять на стоимость калийных удобрений: «У всех крупнейших производителей калийных удобрений упали объемы производства, поэтому трудно предположить, что при их увеличении цены начнут расти. Сегодня речь идет об удержании текущих цен».

Любопытный и нечастый случай: фондовый рынок практически никак не отреагировал на новость о продаже «Уралкалия». Инвесторы ждут не ротации кадров, а конкретных рыночных решений.