2004–2013: историческая рифма

2 декабря 2013, 00:00

Редакционная статья

Рисунок: Сергей Жегло

Какие выводы можно сделать из истории с «разворотом Януковича»? Вывод первый: Украина — ее власть, ее элиты, ее интеллектуалы, наконец, политически наиболее активная часть ее населения — несмотря ни на что, сохраняют верность своему европейскому выбору. Даже украинский крупный бизнес, интересы которого, казалось бы, намертво привязаны к России, видит свое будущее именно на Западе. То есть он рад бы порвать с Россией и евроинтегрироваться хоть сегодня, но не знает, как именно это сделать.

Изменить здесь что-либо крайне сложно, а извне и вовсе практически невозможно. При нынешней структуре экономики, при нынешнем политическом устройстве — то есть при самой настоящей олигархии, куда более «олигархической», чем в России в середине 1990-х, Украина и будет стремиться на Запад. Элита видит в этом движении способ защитить свои капиталы, легализовать свой нынешний статус; народ же рассматривает этот путь как единственный вариант заметно повысить уровень жизни (через отъезд на заработки в Западную Европу или импорт эффективных институтов), поскольку нынешняя система ему таких шансов не дает. Будь на Украине по-настоящему современное национальное государство, тогда были бы возможны какие-то иные варианты, можно было бы рассчитывать на здравую оценку национальных интересов. Но нынешняя система — система разорванного общества — национальные интересы распознать, увидеть их на Востоке не способна.

Положение усугубляется тем, что Украина не видит в России привлекательную модель социально-экономического устройства. Институты здесь недоформированы, политическая система не слишком стабильна, экономика недостаточно мощна и диверсифицирована. Интегрироваться с «таежным союзом» и с «азиатами» украинцы не хотят, они говорят об этом совершенно откровенно. Поэтому для России в отношениях с Украиной требуется сохранять исключительно спокойную, прагматичную линию поведения. Как раз такую, которая была проявлена во время «кризиса ассоциации»: четкое осознание своих интересов и твердое следование им. Попытки играть в дружбу братских народов, как показывает приверженность Украины «европейскому выбору», совершенно непродуктивны, они лишь провоцируют иждивенческие настроения.

Вывод второй. Отношения с Украиной — это отношения с Евросоюзом. Определенная, довольно странная разновидность этих отношений. История с несостоявшейся украинской ассоциацией показывает, что вопреки определенным заблуждениям Евросоюз в отношении России никаких благих намерений не имеет. Их у него нет и в отношении Украины, а уж о России и говорить нечего. Вообще, вся история с «Восточным партнерством» показывает: никакой перспективы сближения с ЕС у России нет. Даже сравнительно небольшие и «легкие» Молдавия, Грузия и Украина не рассматриваются в качестве кандидатов на членство и сколько-нибудь серьезное участие в европейских программах развития. А разнообразие политических систем в этих странах однозначно указывает, что подобное отношение ЕС к России не имеет никакого отношения к российскому режиму — как бы европейцы ни убеждали нас в обратном. Просто у ЕС как более или менее плотного интеграционного объединения имеется свой «естественный» ареал, и наша страна в него не входит, она может быть лишь периферией при ЕС.

Нынешняя украинская история показательна для российско-европейских отношений в целом, поскольку это далеко не первый подход ЕС к снаряду. Напомним, что первый раз Евросоюз пытался навязать России модель неравноправных отношений в 2004 году — во время переговоров по новому Соглашению о партнерстве и сотрудничестве. Напомним, что в том году был даже создан новый пост — специальный представитель президента России по вопросам развития отношений с Евросоюзом (занимал его Сергей Ястржембский). Однако те переговоры заморожены после того, как стало понятно: ЕС вовсе не собирается выслушивать российские аргументы, а готов лишь транслировать Москве, что и как надо делать. Да и начало оранжевой революции на Украине в ноябре 2004 года не добавило российско-европейскому диалогу теплоты, как и попытки Брюсселя начать выстраивать прямые отношения с российскими региональными властями.

Сегодня баланс в отношениях России и ЕС изменился, хотя структурно ситуация очень напоминает осень 2004 года. Сегодня, как и тогда, Украина — ее ресурсы и проблемы — ЕС пытается использовать для давления на Россию. В частности, нас пытаются убедить признать приоритет соглашений Украины и ЕС по сравнению с соглашениями России и Украины. Фактически в нынешнем раскладе Украина, ее отношения с нашей страной, — это инструмент, с помощью которого Евросоюз пытается трансформировать в свою пользу политический и экономический курс России. Впрочем, вряд ли это у ЕС получится.