Деловая конъюнктура

2 декабря 2013, 00:00

Машиностроение тянет промпроизводство в минус; Голая статистика не указывает на близость кризиса плохих долгов

На протяжении последних десяти месяцев промышленность балансирует на грани нулевого роста выпуска. Увеличение добычи топливно-энергетических полезных ископаемых со среднемесячным темпом 1,1–1,2% годовых перекрывается снижением выпуска обрабатывающих производств с темпом примерно 2%, в остальных секторах промышленности — добыче нетопливных полезных ископаемых и коммунальных услугах (электроэнергетика, водоснабжение, коммунальные услуги) — наблюдается рост, но он слишком зависит от конъюнктуры и перепадов погоды, чтобы придавать ему значение.

Добыча нефти, газа и угля вовсе не является самой масштабной подотраслью нашей промышленности. Ее вес в «основных» ценах (то есть без учета налогов на продукты, включая вывозные пошлины) в 2,2 раза меньше вклада обрабатывающих производств, которые, таким образом, доминируют в общем объеме промышленного выпуска. Поэтому ситуация в обработке оказывает преобладающее влияние на индекс промышленного производства в целом.

Рост обрабатывающих производств еще год с небольшим назад колебался вокруг более чем «респектабельных» 6%, а сегодня ушел в минус. Из 14 подотраслей обрабатывающей промышленности на общую динамику наиболее существенно влияют три: пищевые производства (включая алкоголь, а также табак), нефтепереработка и металлургия, вес каждого из них примерно 18%, а также совместно три машиностроительных производства.

Итак, по крайней мере с двумя ключевыми производствами — пищевым и нефтепереработкой — ничего особенного не произошло, темпы прироста их выпуска как были невысокими (но положительными), так и остались. Смена динамики связана в основном с тем, что производство металлов переживает стагнацию, а машиностроительные производства — резкий спад, причем после очень крутого восстановительного роста, продолжавшегося до середины прошлого года. После насыщения спроса и особенно при более умеренных инвестиционных аппетитах государства рост выпуска тут прежними темпами просто никому не нужен. Дальше его можно поддерживать лишь тратами госфондов, дополнительными кредитами, льготами и т. п.

В нынешнем году заметно ускорился рост просроченной задолженности по банковским ссудам населению. За 10 месяцев она выросла по номиналу почти на 40% (за весь прошлый год — на 8%. Стала также расти доля просрочки в общем объеме выданных ссуд, которая до этого размывалась их быстрым ростом: с 4% в начале года до 4,5% в начале ноября.

Чтобы понять, в какой степени процесс накопления неплатежей может быть опасен для устойчивости банковского сектора, отметим, что нарастание плохих ссуд населению привело к увеличению резервов на возможные потери по ссудам (РВПС): с начала года на эти цели направлено примерно 200 млрд рублей.

Что же стало причиной нарастания плохих ссуд? Обычно межстрановые регрессии в качестве факторов таковых принимают падение ВВП, рост безработицы и дефляцию цен активов, в первую очередь удешевление жилья, обычно приводящее к наиболее разрушительным банковским кризисам. Все это можно было наблюдать в предыдущем цикле, но пока что ничего этого у нас нет. «Анатомирование» процесса накопления плохих ссуд говорит о том, что главным его источником стали необеспеченные потребительские кредиты (почти 15% из них сейчас не погашаются, тогда как до начала года не возвращался каждый десятый кредит).

Причина нарастания неплатежей по потребительским кредитам вполне очевидна: расходы на их обслуживание, по-видимому, превысили некий допустимый порог в доходах населения. К началу ноября домохозяйства должны были направлять каждый десятый рубль доходов на погашение ссуд и выплату процентов по ним. Дезинфляция сыграла в некотором смысле роковую роль в том, что доля расходов на обслуживание долга стала расти: еще в начале 2011 года она была вдвое меньше, всего 5,5%. В дальнейшем номинальный объем привлекаемых ссуд рос по-прежнему быстро, а доходов — уже не так быстро (то есть повышался реальный процент).

При этом 78% погашаемых ссуд относится к группе так называемых иных потребительских кредитов — наличными и на мелкие бытовые покупки. В более развитых странах население не позволяет себе такого безоглядного потребления в долг. Так, в США доля расходов на выплату потребительских кредитов и процентов по ним, включая не слишком популярную у нас аренду автомобилей, составляет обычно около 5% доходов.