Комбайны вместо автобусов

Сергей Кудияров
специальный корреспондент журнала «Эксперт»
2 декабря 2013, 00:00

«Русские машины» и американская AGCO организуют производство сельхозтехники на базе мощностей Группы ГАЗ

Фото: РИА Новости
Два из трех новых комбайнов на российских полях — зарубежного производства

В России появится новый завод по выпуску сельскохозяйственной техники — GAZ Agricultural B.V. Предприятие создано на паритетных началах в форме СП владеющего Группой ГАЗ российского холдинга «Русские машины» и крупного американского производителя сельскохозяйственной техники AGCO.

AGCO — один из лидеров мирового рынка сельскохозяйственного машиностроения с оборотом 10 млрд долларов в год, работает в полутора сотнях стран на всех континентах и традиционно отличается успехами в сельскохозяйственной инноватике. Так, принадлежащий компании бренд Massey Ferguson некогда стал первой в мире моделью самоходного комбайна, совершив настоящую революцию в сельском хозяйстве. Тот же бренд удостоился нескольких наград на недавно прошедшей в Ганновере агротехнической выставке. В России компания до сих пор была практически не представлена.

Придется подвинуться

Новое предприятие разместится на площадке действующего в Подмосковье Голицынского автобусного завода (ГолАЗ). В целях развития сельскохозяйственного направления в ближайшие пять лет в ГолАЗ будет инвестировано 100 млн долларов; средства в равных долях вложат оба партнера. К 2015 году предприятие должно выйти на полную производственную мощность по производству сельхозтехники. Какой будет эта полная мощность, партнеры сообщить отказываются. Впрочем, если сравнить с подобными проектами других компаний, по сумме инвестиций можно предположить, что производственная мощность должна составить порядка 1–1,5 тыс. комбайнов и тракторов в год. Это поставит российско-американское СП в число крупнейших производителей сельхозтехники в России (для сравнения: в прошлом году в стране было произведено 12,7 тыс. тракторов и 5,8 тыс. комбайнов, при этом примерно два из трех новых комбайнов и тракторов были импортированы).

Генеральный директор СП Маркус Шлоссер отметил, что предприятие будет выпускать всю линейку сельхозтехники AGCO, то есть зерноуборочные комбайны, колесные тракторы, самоходные опрыскиватели, навесное оборудование для землеобработки и посева под брендами Massey Fergusson, Challenger, Fendt и Valtra. В качестве рынков сбыта рассматриваются Россия и, возможно, другие страны СНГ.

Локализация производства в первое время составит 10–15% по тракторам и комбайнам, 40–45% — по прицепному оборудованию. В перспективе планируется довести уровень локализации по предприятию до 30–45% благодаря увеличению количества деталей, поставляемых на СП «Русскими машинами».

При этом ГолАЗ, выпустивший по итогам прошлого года 300 автобусов (из 23 тыс. произведенных в стране автобусов всех классов), перестанет быть собственно автобусным заводом. По словам Маркуса Шлоссера, начиная с марта-апреля 2014 года завод будет заниматься исключительно производством сельскохозяйственной техники. Автобусное же производство будет полностью перенесено в подмосковное Ликино.

Как рассказали в «Русских машинах», «производство автобусов из Голицына будет перенесено на Ликинский автобусный завод в соответствии со стратегией развития по унификации производственных технологий, конструкторских решений и дальнейшего развития модельного ряда автобусов. В ее рамках планируется реализация проекта Unimax — разработка и организация производства автобусов модульной конструкции в едином стилевом исполнении. Рабочие частично будут переведены на Ликинский автобусный завод, частично пройдут переобучение на новом производстве».

Нашествие

Появление в России одного из грандов мирового сельскохозяйственного машиностроения стало ожидаемым продолжением экспансии иностранных производителей на российский рынок, который является седьмым в мире по емкости. По итогам 2012 года на Россию пришлось около 4% мировых продаж сельхозтехники (глобальный рынок техники этого сегмента оценивается в 110 млрд долларов), и эта доля увеличивается. Что неудивительно, ведь в России только под зерновыми находится около 45 млн гектаров пашни и все это нужно обрабатывать.

Советское техническое наследство, которым долго пользовалось отечественное сельское хозяйство, в последнее время начало быстро выбывать: сроки его эксплуатации давно превысили все мыслимые нормы.

Как результат, в стране сокращается парк сельхозтехники, особенно комбайнов. Так, общее число находящихся в эксплуатации комбайнов в России сократилось со 137 тыс. в 2007-м до 131 тыс. к 2012 году (см. график 1). Зато растут его качественные характеристики: доля машин, годных к использованию, достигла в прошлом году 85%.

При этом предпочтение наши аграрии все чаще отдают иномаркам. Ситуация особенно обострилась после присоединения России к ВТО в августе прошлого года: резко выросли объемы импорта и некоторые отечественные производители, в частности крупнейший за Уралом Красноярский комбайновый завод, были вынуждены закрыться. В рамках ВТО Россия снизила ввозные пошлины на сельхозтехнику с 15 до 5%, а ранее действовавшие пошлины в размере не менее 150 евро за 1 кВт мощности двигателя были полностью отменены.

Такая ситуация — сущая благодать для иностранных поставщиков сельскохозяйственной техники, даже с поправкой на ограниченную платежеспособность наших крестьян.

Как итог, за 2009–2012 годы импорт сельхозтехники в Россию в натуральном выражении вырос почти на четверть. Если же брать показатели только прошлого года, то, несмотря на общий рост российского рынка сельхозтехники в денежном измерении на 15%, при падении продаж российских производителей на 6% наблюдался рост импорта на 23%.

Нынешний интерес аграриев к закупке иностранной техники можно назвать беспрецедентным. Причина может заключаться в небольшой разнице по цене между нею и отечественной продукцией. Так, комбайн производства Claas обойдется в 5,5–6 млн рублей, а сравнимого класса комбайны «Ростсельмаша» — в 4,5–5 млн рублей. При этом иностранцы часто выходят на российский рынок с более привлекательными условиями по обслуживанию и лизингу. В начале 2012 года крестьяне ждали снижения таможенных пошлин после присоединения России к ВТО, чтобы купить импортную технику по более выгодной цене. Поэтому по всем видам сельхозтехники наблюдалось затоваривание, объемы продаж были меньше объемов производства. В целом по отрасли затоваривание привело к падению объемов производства сельхозтехники российскими предприятиями на 8%.

Наиболее тяжелая ситуация складывается с отечественными комбайнами. На них приходится до 58% всей неотгруженной техники (3,5 тыс. единиц, или до 50% годового объема выпуска предприятиями страны). При общем росте рынка выпуск отечественных комбайнов сократился почти на четверть, главным образом за счет падения производства на ведущем российском производителе сельхозтехники «Ростсельмаше» аж на 34%. При этом импорт комбайнов в денежном измерении за 2012 год вырос в полтора раза — с 42 до 66 млн долларов.

Как заявил член совета директоров Российской ассоциации производителей сельскохозяйственной техники директор Петербургского тракторного завода Сергей Занозин, в сельскохозяйственном машиностроении сложилась чрезвычайная ситуация. При таком развитии событий мы можем потерять отрасль совсем.

Рубежи обороны

Все это не могло не вызвать обеспокоенности российских властей. Были приняты некоторые меры по поддержке отечественного сельхозмашиностроения. Для улучшения сбыта отечественной техники ее производители с 1 января 2013 года получают от государства субсидии через Минпромторг. Таким путем возмещается до 15% цены произведенной техники, но цены оптовой.

Ранее, в декабре 2012 года, предпринимались попытки введения заградительной пошлины на импорт комбайнов в государства Таможенного союза, но спустя несколько месяцев на это решение наложил вето Казахстан. Эта страна практически не имеет собственного сельскохозяйственного машиностроения, но, будучи крупным производителем сельхозпродукции, нуждается в значительных закупках техники.

Пока что принятые меры российскому сельхозмашиностроению никак не помогли. В Российской ассоциации производителей сельскохозяйственной техники отмечают: условия получения субсидий таковы, что реально воспользоваться ими нет почти никакой возможности.

В то же время большие объемы рынка привлекают иностранных поставщиков в Россию и в качестве производителей. Здесь мы наблюдаем процессы, похожие на те, что происходили на отечественном автомобильном рынке десять лет назад. «Иномарки» локализуют здесь свое производство. И AGCO тут не первопроходец. В России уже наладили выпуск продукции такие компании, как американская John Deere, немецкая Claas, итальянская CNH. Сборка белорусской техники налажена в Брянске, на «Брянсксельмаше», СП российских предпринимателей с белорусским «Гомсельмашем».

Результат — даже внутреннее производство все больше перестает быть собственно российским. Объем производства предприятий с иностранным участием уже приближается к четверти рынка новых комбайнов (см. график 2). Эти предприятия, конечно, снабжают отечественное сельское хозяйство современной техникой. Но Россия все же претендует на звание развитой индустриальной державы, а стало быть, должна располагать собственным машиностроением и собственными инжненерно-техническими компетенциями. Локализованные предприятия этого пока что не дают. Как было отмечено выше, уровень локализации AGCO в России крайне низок — всего 10–15% по комбайнам и тракторам, с перспективой углубления уровня локализации всего до 30–45%. Такая же ситуация и на прочих локализованных в России производствах сельхозтехники.

Поэтому, всячески приветствуя локализацию в России иностранных производителей сельхозтехники, все же хотелось бы надеяться, что государство примет меры по поддержке пока еще не вымершего российского сельхозмашиностроения и простимулирует более глубокую локализацию иностранных производств.