О венско-московской тетралогии

Разное
Москва, 02.12.2013
«Эксперт» №48 (878)

В нынешнем ноябре Москва, бесспорно, была в числе музыкальных столиц мира: в ней выступили один за другим два из пятёрки, а то и из тройки лучших оркестров планеты: Концертгебау и Венский филармонический. Если оркестр из Амстердама просто включил Москву в маршрут юбилейного турне, то гастроли венцев были совсем не рядовыми. За сто семьдесят лет своего существования этот прославленный оркестр всего четырнадцать раз играл цикл из всех симфоний Бетховена — в Зале Чайковского случился пятнадцатый раз. Программа экстремальная, тут пан или пропал. Эти симфонии слышаны столько раз (и, благодаря звукозаписи, в таких исполнениях), что цикл едва ли мог пройти со средненьким успехом: либо победа — либо уж фиаско с заскучавшим, а то и опустевшим залом на второй, много на третий день. Мы увидели победу.

Важнейшая её часть — сам оркестр. Когда-то был до оскомины популярен афоризм про газон, который-де совсем просто сделать идеальным: всего-то и надо поливать его да стричь — но триста лет подряд. Венские филармоники — бесспорное доказательство, что так оно и есть. Неполные два века строжайшего отбора и каждодневной работы — и вот вам оркестр, практически неспособный играть плохо. Формально ВФО никогда не имел музыкального руководителя: самоуправляемый коллектив голосованием определяет, с кем из дирижёров заключать более или менее длительные контракты. На деле же, конечно, лидеры у оркестра бывали, да и какие: с ним подолгу работали Фуртвенглер и Караян, Бернстайн и Аббадо. И тут как с курицей и яйцом: потому ли такие дирижёры работали с ВФО, что это великий оркестр, или потому он стал великим, что с ним работали титаны, — неважно. Главное, что плод их совместных трудов великолепен. Принято, говоря о легендарном звучании ВФО, выделять духовые, а среди них специально «венские» гобои и валторны. Спору нет, духовики там прекрасные, но и прочие группы никак не хуже. Первые скрипки, скажем, просто расклонированный Крейслер. Звук у оркестра богатый, прозрачный и даже на фортиссимо какой-то по-домашнему мягкий, а сбалансированность и сыгранность выше любых похвал.

Ну и опыт неимоверный. На пюпитрах лежали жёлтые от старости ноты — по этим самым нотам этот самый оркестр играл бетховенские симфонии и с Бруно Вальтером, и с Бёмом, и с Карлосом Клайбером (причём с Клайбером — не просто тот же оркестр, но, думаю, наполовину те же самые люди) и в любой момент может сыграть их сам, даже и без дирижёра. В двадцатые годы, рассказывает в мемуарах Пятигорский, другой великий оркестр, Берлинский филармонический, ещё можно было нанять: всякий человек, заплатив известные деньги, получал право провести репетицию и концерт. И вот, пишет мемуарист, приходит такой наниматель на репетицию, взгромождается на дирижёрское место и заводит: «Прежде всего, господа, я хотел бы обсудить с вами философские основания Пятой симфонии Бетховена»… Оркестранты в таких случаях молча переглядывались: вечером играем как всегда. И вот вечером очумевший от восторга дилетант размахивал руками, а оркестр игра

У партнеров

    «Эксперт»
    №48 (878) 2 декабря 2013
    Украина и Евросоюз
    Содержание:
    Окончательный розыгрыш

    Неудачная попытка «побега» Украины на Запад показала, что полноценное встраивание в Евросоюз или же в интеграционные проекты, продвигаемые Россией, для страны в ее нынешнем виде, похоже, невозможно

    Экономика и финансы
    Потребление
    Реклама