Монументальная европропаганда

На улице Правды
Москва, 16.12.2013
«Эксперт» №50 (880)

Известие о вандализме евроукраинцев — памятник Ленину в Киеве был не просто снесен, но статуя была сокрушена с каким-то диким варварством, по некоторым свидетельствам, в гранитный рот вождя мирового пролетариата гарные парубки символически влагали свои срамные уды — смутило и людей вполне антикоммунистически настроенных.

Конечно, с чисто воздаятельной точки зрения Владимир Ильич напрашивался на действие Немезиды, которая, хотя и с некоторым запозданием, себя оказала. Здесь речь даже не о том, как в свое время большевики погуляли по России, круша ее твердыни, громя ее святыни, а о вполне конкретной наклонности Ильича к самоличному сокрушению памятников, «воздвигнутых в честь царей и их слуг». Комендант Кремля П. Д. Мальков вспоминает в своих мемуарах: «Ильич приветливо поздоровался со мной, поздравил с праздником, а потом внезапно шутливо погрозил пальцем. “Хорошо, батенька, все хорошо, а вот это безобразие так и не убрали. Это уж нехорошо”, — он указал на памятник, воздвигнутый на месте убийства великого князя Сергея Александровича. Я мигом сбегал в комендатуру и принес веревки. Владимир Ильич ловко сделал петлю и накинул на памятник. “А ну, дружно”, — задорно командовал Владимир Ильич. Ленин, Свердлов, Аванесов, Смидович, другие члены ВЦИК и Совнаркома впряглись в веревки, налегли, дернули, и памятник рухнул на булыжник. “Долой его с глаз, на свалку!” — продолжал командовать Владимир Ильич. Владимир Ильич вообще терпеть не мог памятников царям, великим князьям, всяким прославленным при царе генералам. Он не раз говорил, что победивший народ должен снести всю эту мерзость, напоминающую о самодержавии. По предложению Владимира Ильича в 1918 году в Москве были снесены памятники Александру II в Кремле, Александру III возле храма Христа-спасителя, генералу Скобелеву». Евроукраинцы отмерили Ильичу той же мерой.

Отмерять большевикам той же мерой — процесс увлекательный и могущий завести весьма далеко, после чего будет насущным вопрос, чем же, собственно, отличаются европеизированные украинцы от большевицких варваров. Тем, что прапор у них другого цвета и вместо серпа с молотом трезубец? Но тут даже и о законе мести — кстати, вполне языческом — говорить несподручно, ибо в 1918-м и в 2013 гг. маловато симметрии. Идолоборческие подвиги 1918-го или, допустим, 1792 г., бесспорно малоаппетитные, имеют, однако, хотя бы логику свержения-освобождения. Вековечного режима, перед которым еще вчера все трепетали, больше нет, и я, освобожденный и освобождающий других санкюлот, попираю ногой самые священные инсигнии поверженной власти. Наслаждение в попрании того, что еще вчера было запретным и неприкосновенным. Происходит репетиция цареубийства на символическом уровне, чтобы спустя несколько месяцев окончить уже и совсем не символическим. Между августом 1792 г., когда свергали статуи королей, и январем 1793 г., когда восходит к смерти Людовик, прошло всего несколько месяцев. Равно как между задорными упражнениями Владимира Ильича на кремлевском субботнике и екатерин

У партнеров

    «Эксперт»
    №50 (880) 16 декабря 2013
    Медиа рынок
    Содержание:
    С добрыми намерениями

    Отношения власти и государственных СМИ в России остаются запутанными. Попытки медиа с госучастием работать в интересах общества зачастую приводят к проведению информационной политики «с кукишем в кармане», тогда как стремление государства поставить такие СМИ под более жесткий контроль неизменно порождает обвинения в расширении пропаганды

    Человек года
    Международный бизнес
    Экономика и финансы
    Наука и технологии
    Потребление
    Реклама