Никаких компромиссов

Алексей Хазбиев
заместитель главного редактора журнала «Эксперт»
27 января 2014, 00:00

Только жесткая позиция Минэнерго и «Газпрома» в спорах с Европой по поводу законности строительства газопровода «Южный поток» сможет обеспечить его эффективное использование

Фото: gazprom.ru
Вокруг строительства газопровода «Южный поток» разгорается международный конфликт

Вокруг строительства газопровода «Южный поток» разгорается международный конфликт. Еврокомиссия, до последнего времени весьма холодно относившаяся к этому проекту, неожиданно начала с ним открыто бороться. Еще в декабре комиссар по энергетике ЕС Гюнтер Эттингер направил письмо главе Минэнерго Александру Новаку с требованием пересмотреть все межправительственные соглашения, заключенные со странами, через которые пройдут «Южный поток» и его отводы. Это Болгария, Венгрия, Словения, Хорватия и не входящая в ЕС Сербия.

Как заявила представитель Еврокомиссии Марлене Хольцнер, соглашения не соответствуют европейскому законодательству, противоречат Третьему энергопакету ЕС. Этот свод правил, в частности, предусматривает необходимость выполнения трех основных условий. Во-первых, недискриминационный доступ к трубе, то есть возможность прокачивать газ должны иметь все желающие. Во-вторых, функции поставщика топлива и оператора газопровода должны быть разделены. Причем это не могут быть компании, хоть как-то аффилированные друг с другом. И наконец, в-третьих, тарифы на транспортировку газа независимый оператор должен устанавливать на уровне экономической эффективности и только по согласованию с регулятором. Иными словами, все должно быть устроено так, чтобы активно развивалась конкуренция, а ни о какой монополии не могло быть и речи.

В случае с «Южным потоком» ни одно из этих требований не соблюдается. Морским участком газопровода будет владеть и управлять компания South Stream, в которой 50% акций принадлежит «Газпрому», 20% — Eni и еще по 15% — Wintershall и EDF. Что же касается сухопутных участков трубы, то они будут контролироваться все тем же «Газпромом» и уполномоченными национальными компаниями стран — участниц проекта на паритетных началах. Причем в Сербии «Газпром» даже получит 51% в местной компании, а «Сербиягаз» — только 49%. Но все это легко объяснимо. «Газпром» инвестирует в строительство «Южного потока» гигантские средства, в общей сложности более 22,5 млрд долларов, и должен быть уверен, что вложения окупятся. А для этого концерну необходимо полностью контролировать всю цепочку издержек, включая тариф на транспортировку, и не зависеть от прихоти регуляторов, которые так или иначе отстаивают национальные интересы своих стран и стремятся снизить цену на российский газ любым способом. Более того, всем известно, что на момент заключения межправительственных соглашений документы полностью соответствовали всем нормам ЕС. А закон, как известно, обратной силы не имеет. Во всяком случае базовый принцип международного права гласит, что при введении новых законодательных актов ухудшение стартовых условий уже действующих соглашений не допускается. Наконец, сами межправительственные соглашения, подписанные Россией со странами — участницами «Южного потока», должны иметь приоритет над законодательством ЕС. Все эти аргументы на прошлой неделе Александр Новак привел Гюнтеру Эттингеру на переговорах в Москве. Но убедить его не смог. Стороны лишь договорились создать рабочую группу и заново обсудить технические и правовые вопросы проекта.

Позиция ЕС пока остается неизменной. Глава энергетического департамента Еврокомиссии Клаус-Дитер Борхард прямо заявил, что если соглашения не будут пересмотрены, то они должны быть расторгнуты. Если же европейские страны не сделают этого, то ЕС найдет способ обязать их разорвать контракты, в том числе через суд.

Впрочем, реальных рычагов, чтобы запретить строительство «Южного потока», у ЕС нет. И в Москве это отлично понимают. Премьер-министр Дмитрий Медведев предельно ясно дал понять: «Юридическая позиция России сильна, Европа получит газ, не сомневайтесь». А глава «Газпрома» Алексей Миллер уверенно пообещал, что «проект должен быть сдан в срок и будет работать». Вопрос лишь в том, на каких условиях это произойдет и принесет ли это выгоду «Газпрому».

Немецкий прецедент

То, что Европа не сможет помешать прокладке «Южного потока», признают даже в самой Еврокомиссии. Но вот сильно ограничить использование этого газопровода, сделав его работу низкорентабельной, европейские бюрократы очень даже могут.

Именно так произошло с другим нашим газопроводом, «Северным потоком», а точнее, с двумя его ответвлениями — OPAL и NEL. Первый из них проходит от Грайфсвальда (конечная точка «Северного потока») до границы с Чехией, а второй из того же Грайфсвальда идет до Нижней Саксонии, соединяя таким образом трансбалтийскую магистраль с газораспределительными сетями Германии. Оба эти ответвления частично принадлежат компании Wingas — одному из крупнейших поставщиков газа в Германии, который контролируется «Газпромом».

Еще на стадии проектирования этих газопроводов Wingas и E.ON Ruhrgas обратились к регулятору с просьбой об их исключении из антимонопольных правил, принятых в ЕС. Но ничего не добились. В результате OPAL, рассчитанный на 35 млрд кубометров газа в год, загружен лишь наполовину, а оставшиеся 50% мощности Еврокомиссия потребовала зарезервировать для других поставщиков газа. И хотя всем понятно, что взяться им просто неоткуда, требование до последнего времени неукоснительно выполнялось. Больше всего от этого страдает «Газпром», который вынужден оплачивать акционерам «Северного потока» (а самой газовой монополии там принадлежит только 51% акций) полную транзитную мощность газопровода на условиях «качай или плати». А это около 500 млн долларов в год. И еще примерно столько же составляют косвенные потери нашего газового гиганта, который, несмотря на полупустую трубу, вынужден пользоваться услугами Украины, прокачивая через эту страну дополнительные объемы газа и, соответственно, оплачивая его транзит.

Александр Новак уже обращался в Еврокомиссию с просьбой вывести OPAL из-под действия Третьего энергопакета, но получил отказ. Правда, кое-какие послабления европейские бюрократы этому газопроводу все же предоставляли. Так, прошлой зимой в сильные холода чиновники разрешили на время увеличить прокачку газа, в результате чего в отдельные дни «Газпром» использовал до 80% мощностей OPAL.

Но в любом случае это было временное решение, а требуется постоянное. И такое решение будет найдено в конце февраля — это предельный срок, к которому Еврокомиссия должна дать ответ нашему Минэнерго. «Что касается OPAL, то будет договоренность об использовании 100 процентов мощности в обмен на выделение какого-то количества газа для реализации на открытом рынке», — заявил посол России в ЕС Владимир Чижов. Вопрос лишь в объеме. Речь идет минимум о 10, а максимум о 50% газа. «В любом случае это будет прецедент, — говорит аналитик “Сбербанк CIB” Валерий Нестеров, — “Газпрому” придется идти на компромиссы, и он, конечно, постарается максимально загрузить трубопроводы, так как в нынешних условиях транзит через Украину обходится дешевле». Судя по всему, схожая судьба ждет и NEL. Решено, что этот газопровод будет работать 20 лет по общим правилам, которые не запрещают «Газпрому» контрактовать мощности в ходе открытого аукциона. Кроме того, через NEL пойдут объемы газа и других владельцев «Северного потока», законтрактовавших часть сырья, поступающего по дну Балтийского моря.

Труба для себя

Вроде бы логично предположить, что примерно так же будет развиваться ситуация и с «Южным потоком». Тем более что Гюнтер Эттингер уже смягчил риторику, заявив, что «этот газопровод является важной частью европейской энергетической системы, и Еврокомиссия не выступает против него, а просто хочет быть уверена в соблюдении законов». Такие примирительные высказывания объясняются трезвым расчетом. После краха конкурирующего с «Южным потоком» проекта Nabucco, по которому предполагалось поставлять газ из Туркмении и Азербайджана в Австрию и Германию, у Европы просто нет серьезной альтернативы нашему новому газопроводу. Но дать возможность использовать его на полную мощность (63 млрд кубометров) только в интересах «Газпрома» ЕС не желает. И понятно почему.

В Азии пять стран хотят прорваться на европейский рынок газа. «Как только будет введена вторая очередь месторождения Шах-Дениз, у Азербайджана появится возможность поставлять в Европу не менее десяти миллиардов кубометров в год, — говорит партнер RusEnergy Михаил Крутихин. — Еще по десять миллиардов кубометров смогут выделить для экспорта Израиль и Кипр после ввода в строй месторождения в Средиземном море. И кроме того, до 30 миллиардов кубометров уже сейчас готов поставлять Ирак». Если же к этому добавить гигантские возможности Туркмении и Ирана, то становится ясно, что российский газ, транспортируемый по «Южному потоку», при наличии дешевого топлива из Азии будет неконкурентоспособен.

Проблема Европы, однако, в том, что никто, кроме «Газпрома», построить мощный газопровод на Запад не в состоянии. У Азербайджана есть два проекта газопроводов для доставки газа в Европу через Турцию. Но ясно, что, во-первых, сразу две трубы Азербайджан не потянет, а во-вторых, их мощности невелики — 10–12 млрд кубометров в год. Очевидно, что в такой ситуации Еврокомиссия в конце концов даст «Газпрому» построить «Южный поток», после чего попытается заставить его выставить 50% мощности на открытые торги. Ясно и то, что в самом «Газпроме» это знают и поэтому ни на какие компромиссы не идут.

Показательно, что ни Минэнерго, ни «Газпром» ни с какими просьбами об исключениях для этого газопровода в Еврокомиссию не обращались. Более того, президент России Владимир Путин открыто призвал экспортеров газа «не идти на уступки Европе и сообща противостоять требованиям Третьего энергопакета». А Дмитрий Медведев и вовсе предложил европейцам документ изменить, так как он создает излишнюю напряженность. И это принесло свои плоды. Три члена ЕС — Болгария, Венгрия и Словения — официально подтвердили, что «Южный поток» продолжает пользоваться их политической поддержкой. Так, министр энергетики Болгарии Драгомир Стойнев сказал, что останавливать проект его страна ни при каких обстоятельствах не собирается. В правительстве Словении подчеркнули, что соглашение с Россией будет соответствовать европейским законам даже после имплементации в стране норм Третьего энергопакета. А власти Сербии и вовсе наделили «Южный поток» статусом нацпроекта, то есть трансграничной европейской сети, и таким образом вывели его из-под действия Третьего энергопакета. Если то же самое сделают страны — члены ЕС, то требование доступа к газопроводу третьих лиц отпадет само собой. А даже если этого сделано не будет, у «Газпрома» остается еще одна лазейка — продать 50% транспортируемого по «Южному потоку» газа на входе в Варну какой-нибудь дружественной компании. И тогда никаких формальных претензий у Еврокомиссии возникнуть просто не должно.

Впрочем, независимо от того, по какому из этих вариантов будут развиваться события, «Южный поток» начнет работать уже в конце 2015 года, а к 2018-му выйдет на полную мощность, что вкупе с эффективным использованием «Северного потока» позволит «Газпрому» полностью отказаться от транзита газа через Украину, составляющего сегодня чуть более 86 млрд кубометров в год.