Без возврата

Геворг Мирзаян
доцент Департамента медиабизнеса и массовых коммуникаций Финансового Университета при правительстве РФ
1 февраля 2014, 16:50

Градус политического кризиса на Украине говорит о том, что даже если стране удастся избежать гражданской войны, то ее существование в прежнем виде больше невозможно

Фото: РИА Новости

Ситуация на Украине продолжает обостряться. В Киеве активисты оппозиции заняли ряд министерств, включая министерство юстиции и министерство энергетики, и продолжают укреплять баррикады. В регионах же продолжаются нападения на здания областных администраций и столкновения между «ополчениями» власти и оппозиции.

Украинская власть отказалась от попыток разогнать разбушевавшийся Майдан силой и пытается найти с протестующими разумный компромисс. В конце прошлой недели Верховная рада приняла закон о всеобщей амнистии с определенными оговорками. Согласно им, амнистия будет проведена только в том случае, если протестующие освободят захваченные административные здания. При этом спикер Верховной рады Владимир Рыбак особо подчеркнул, что от демонстрантов не требуют покидать Майдан и Крещатик.

Однако оппозицию этот вариант не устроил — даже несмотря на то, что, по словам президента Виктора Януковича, текст закона об амнистии был согласован с западными политиками, в том числе с канцлером ФРГ Ангелой Меркель и вице-президентом США Джо Байденом. «Власть массово взяла заложников, а затем сказала: давайте примем закон, согласно которому вы очищаете Майдан, а мы отпускаем заложников. Очевидно, что такой акт неприемлем. Если власть в действительности хочет говорить с украинским народом, она должна четко высказать позицию, что ни один участник мирных 
собраний не будет преследоваться, без каких-либо условий», — поясняет нардеп от партии «Свобода» Юрий Сиротюк, забыв, правда, отметить, что украинские акции уже давно не мирные. Радикализм Майдана объясняется прежде всего его анархичным характером — среди политиков, «до конца стоящих на улицах рядом с народом и готовых получить вместе с ним пулю в лоб», по сути, нет ни одного государственного деятеля, способного пойти на компромисс с властью и убедить в необходимости этого компромисса население.

В свою очередь, дальнейшая неуправляемая радикализация протестующих может привести к более радикальным ответам со стороны сил правопорядка. Милиционеры недовольны нерешительностью власти и уже понесли первые потери — от остановки сердца умер капитан внутренних войск Дмитрий Донец, который охранял порядок в центре Киева. Скорее всего, они усилят ночную охоту за активистами оппозиции — только за минувший четверг в Киеве было сожжено 20 машин участников Автомайдана.

Одним из немногих светлых пятен в нынешней ситуации на Украине стала позиция Запада. Резкая радикализация протеста и начало гражданской войны на Украине не входит в список интересов Брюсселя и Вашингтона, поэтому они вопреки обыкновению не занимаются разжиганием и международной легитимацией протеста. С жесткой односторонней критикой Януковича выступили только политики второго эшелона (вроде председателя Европарламента), остальные же предпочитают либо возлагать вину за эскалацию на обе стороны (в частности, такую позицию заняла глава европейской дипломатии Кэтрин Эштон), либо ограничиваться расплывчатыми заявлениями. Так, в недавнем ежегодном обращении Барака Обамы к Конгрессу Украине была посвящена лишь одна туманная строчка в самом конце речи. Однако отказа от эскалации недостаточно — в Москве хотят, чтобы Брюссель и Вашингтон поучаствовали в миротворческой операции ипомогли России стабилизировать ситуацию на Украине. А на это Запад пока пойти не готов.

Майдан без лидеров

Развитие ситуации на Майдане еще раз показало, что самопровозглашенный оппозиционный триумвират в лице Арсения Яценюка, Виталия Кличко и Олега Тягнибока не способен представлять интересы Майдана. Более того, этих политиков сложно назвать национальными лидерами — они боятся брать на себя ответственность.

Реальный вес политических лидеров «Батькивщины» и УДАРа был продемонстрирован еще во время начала событий на улице Грушевского, когда Яценюк побоялся выйти к штурмующей позиции «Беркута» толпе, а Кличко там освистали и засыпали порошком из огнетушителя. После этого оба политика заняли самую политически верную, но неконструктивную позицию — просто поплыли по течению и выступали с идеями, которые не противоречат лозунгам наиболее радикальной части Майдана. Осознав это, Виктор Янукович сделал очень сильный политический ход — он предложил Арсению Яценюку занять пост премьер-министра, а Виталию Кличко — должность вице-премьера. «Президент Украины убежден, что совместная работа вместе с оппозицией поможет государству объединиться и провести необходимые реформы для государства и общества», — пояснила министр юстиции страны Елена Лукаш.

Этим шагом президент одновременно добивался двух целей — демонстрировал Западу свою готовность пойти на компромисс и хотел вовлечь лидеров оппозиции в процесс стабилизации ситуации в стране, возврата протеста в мирное русло при передаче им минимального количества реальных полномочий. Однако, подумав какое-то время, Яценюк и Кличко отклонили эти предложения. Прежде всего потому, что попросту побоялись брать на себя ответственность за ситуацию в стране. «Мы, мягко говоря, не в восторге от этого предложения. Я прекрасно осознаю, что сейчас происходит в Украине. Страна на грани банкротства. Они ограбили страну за последние три с половиной года… казна государства пуста, страна ими заведена в полный и тотальный хаос. И именно поэтому они хотят избежать ответственности и ожидают от нас ответа, примем мы ответственность или нет», — говорит Яценюк. Виталий Кличко — основной кандидат от оппозиции на президентских выборах в следующем году — побоялся из-за возможного компромисса с Януковичем потерять голоса части избирателей, которые настаивают на более кардинальном реформировании облика страны. «Я при любых условиях не буду рассматривать вопросы работы в правительстве при президенте Януковиче. Передо мной никогда не стояла цель получить какую-то должность. Сейчас правительство может измениться, изменятся лица, но система останется та же. Люди ожидают намного большего, чем отставка правительства. Прежде всего нам нужно перезагрузить систему власти, это то, за что сегодня поднялась Украина», — заявил Кличко. Оба оппозиционных политика понимают, что не обладают достаточным ресурсом для того, чтобы убрать людей с улиц, и поэтому сосредоточились на максимальном сохранении своей электоральной базы к президентским выборам 2015 года. И вместо того, чтобы договариваться с властью, отправились зарабатывать политические очки на открывшуюся в Мюнхене Международную конференцию по безопасности.

Не для того избирали

Нежелание «триумвирата» брать на себя ответственность за ситуацию в стране не единственная проблема Виктора Януковича. Отчаянно пытающийся удержать власть в стране украинский президент вынужден бороться не столько с внешними противниками из числа оппозиционеров, сколько с внутренними.

Не секрет, что Януковича на Украине не слишком любят даже те, кто голосовал за Партию регионов. За время своего нахождения у власти Виктору Януковичу не удалось осуществить сколько-нибудь существенных шагов по выводу экономики из кризиса, зато за последние несколько лет он стал самым богатым человеком на Украине,обогнав прочих олигархов. В результате весьма значительная часть украинского населения (почти все жители Востока и часть Центра) испытывает смешанные чувства. С одной стороны, они не поддерживают националистов-радикалов на Майдане, с другой — не готовы встать грудью за своего президента, которого многие воспринимают лишь как меньшее зло в сложившейся ситуации. На Украине практически нет массовых и заряженных провластных выступлений. При таком аморфном состоянии большинства радикально настроенные националисты-революционеры, даже будучи в меньшинстве, захватывают власть и фактически навязывают свои порядки.

Другая серьезная проблема для Януковича — раскол в лагере олигархов. Значительная часть олигархов недовольна тем, что Янукович слишком сильно «перетянул одеяло на себя», вместо того чтобы играть роль медиатора и защищать общие интересы бизнеса. Возглавляемая, по словам украинских политологов, сыном президента Александром Януковичем «семья» начала аккумулировать в своих руках все финансовые потоки в стране. Кроме того, среди олигархов все больше набирает силу мнение о политической слабости Януковича и его неспособности осуществлять роль лидера. Многие сделали ставку на его смещение, пользуясь идущими в стране протестами, чтобы свалить распоясавшегося президента. Последним проявлением политической фронды стало голосование в парламенте по вопросу амнистии. 

Контролируемые олигархами 52 члена Партии регионов были близки к тому, чтобы проголосовать за оппозиционный вариант немедленной и полной амнистии (фактически за капитуляцию власти). Некоторые ― в частности, депутаты из группы Сергея Тигипко, объясняли это опасением за свою жизнь: за несколько дней до голосования к домам девятерых из них принесли погребальные венки. Как только об этом стало известно Януковичу, он лично приехал в Верховную раду и на закрытом заседании фракции попытался вразумить депутатов. Начал он со слов, что его «выдернули из-под капельницы» (у президента ОРЗ), а продолжил более неформально. «Такого мата я не слышал давно. Он грозился закатать всех в асфальт и пересажать к такой-то матери, говорил, что на каждого из нас у него есть дело», — рассказал журналистам один из регионалов. В итоге наличие «дел», угрозы распустить парламент и обещание предоставить охрану опасающимся возымели свое действие — депутаты проголосовали за тот вариант закона, который нужен был Януковичу. Не исключено, что под влиянием президентских аргументов они проголосуют и за нужную Януковичу кандидатуру нового премьер-министра (например, нынешнего и. о. премьера Сергея Арбузова, который считается ставленником «семьи»).

Однако это не значит, что фронда побеждена и противники Виктора Януковича сдались, — не исключено, что они просто найдут иной способ наказать президента. Так, 30 января был найден ранее похищенный активист Майдана Дмитрий Булатов, живой, но со следами пыток, из которого планируют сделать «икону оппозиции». И несмотря на очевидность того, что Янукович не мог иметь отношение к истязаниям Булатова, Майдану это объяснить будет крайне непросто.