Партии отрастят корни

Петр Скоробогатый
заместитель главного редактора, редактор отдела политика журнала «Эксперт»
3 марта 2014, 00:00

Новая политическая реформа призвана стимулировать партии укореняться в регионах, персонифицировать ответственность депутатов перед избирателями, усилить конкуренцию и создать условия для появления политиков новой формации.

Фото: ИТАР-ТАСС

В ближайшие три года россиян, скорее всего, ожидают бурные политические сражения за региональные и муниципальные законодательные собрания, а в конце 2016-го может быть сформирован самый оригинальный состав Государственной думы за последние десять лет. Президент Владимир Путин подписал закон, который возвращает смешанную систему формирования нижней палаты парламента, а также вводит некоторые изменения в партийную систему страны.

Пятый и шестой созывы Госдумы в 2007-м и 2011 годах формировались исключительно по пропорциональной системе. Все 450 мест занимали представители победивших партий. В обоих случаях думские портфели распределяли между собой «Единая Россия», КПРФ, ЛДПР и «Справедливая Россия». В новом варианте партиям оставляют ровно половину мест — 225, остальные 225 кресел займут депутаты от одномандатных округов.

«Формирование Государственной думы по партийному принципу, несомненно, сыграло важную роль в становлении гражданского общества, российской государственной системы. Вместе с тем во время последних выборов сформировался общественный запрос на узнаваемого представителя для избирателей. Того человека, который непосредственно работает с людьми в округах. Это и было положено в основу решения о переходе на смешанную, пропорционально-мажоритарную, систему формирования нижней палаты парламента», — говорит Владимир Плигин, председатель комитета Госдумы по конституционному законодательству и государственному строительству.

Новый закон также снижает для партий проходной барьер в Госдуму с 7 до 5%. Если судить по последним избирательным циклам, такое послабление мало кому поможет: ближайший кандидат — партия «Яблоко» — в 2011 году набрала лишь 1,59%. Теоретически подтянуться к пятипроцентному барьеру может, например, «Гражданская платформа» Михаила Прохорова, но для этого движению требуется очень серьезная подготовка в ближайшие три года.

Надо отметить, что смешанная система формирования Госдумы по новому закону все же будет отличаться от варианта, действовавшего в России до 2005 года. Речь идет прежде всего о фильтрах для политических организаций и самовыдвиженцев. Партии смогут выдвигать федеральные списки в том случае, если на прошлых думских выборах набрали не менее 3% голосов либо при наличии хотя бы одной фракции в законодательных собраниях субъектов федерации. Остальным придется собирать 200 тыс. подписей сторонников по всей стране, причем на один регион должно приходиться не более 7 тыс. автографов.

Наличие федерального списка позволяет партии выдвигать одномандатников без ограничений. В противном случае придется собирать подписи в каждом округе, минимум 3% от общего количества местных избирателей. Такие же требования предъявляются к самовыдвиженцам.

Если бы избирательная кампания стартовала сегодня, то по новому закону своих кандидатов без сбора подписей смогли бы выдвинуть «Единая Россия», КПРФ, ЛДПР, «Справедливая Россия», «Яблоко», «Патриоты России», «Родина», РПР—ПАРНАС, «Правое дело», «Гражданская платформа», Российская партия пенсионеров за справедливость и «Коммунисты России». То есть 12 партий из 75 зарегистрированных в Минюсте.

Среди других новаций законопроекта стоит отметить запрет для кандидатов иметь зарубежные финансовые активы и банковские счета; запрет избираться осужденным за тяжкие и особо тяжкие преступления в течение 10 и 15 лет соответственно; увеличение избирательного фонда кандидатов в Госдуму с 6 млн до 15 млн рублей; для партий предельная сумма расходов не должна превышать 700 млн рублей. Наблюдатели и журналисты получают право проводить в помещении для голосования фото- и видеосъемку, а также требовать заверенные копии протокола. Можно устанавливать средства для видеонаблюдения и онлайн-трансляции хода голосования и подсчета голосов.

Выходим из тропиков

Новый закон стоит рассматривать в общем ряду последовательных инициатив большой политической реформы, стартовавшей в 2012 году, после возвращения Владимира Путина на президентский пост. Первыми ее шагами стали либерализация условий для создания партий, возвращение выборности губернаторов, введение муниципальных фильтров, повышение открытости и прозрачности региональных выборов. Главная цель — усиление конкуренции политических элит, поиск свежих идей и новых лиц, а также особая ставка на регионы и акцентирование региональной повестки дня на федеральном уровне.

Суть мажоритарной системы заключается в повышении ответственности народных избранников непосредственно перед жителями избирательных округов. Такой запрос оформился в последние годы — все-таки партии не баловали местный уровень особым вниманием. Теперь же депутату от одномандатного округа придется непосредственно в контакте с населением изучать проблемы «на земле». А после — бороться за их решение сначала в партии, затем в Госдуме. Иначе в ходе следующего электорального цикла поддержки он не получит. В свою очередь, региональная повестка обогатит федеральную программу парламента.

Мажоритарная система также призвана дать партиям стимул для регионального развития. Теперь недостаточно просто иметь отделение в каждом субъекте федерации — необходимо идти в округа, в муниципалитеты, искать и взращивать сторонников. Это усилит уровень местного самоуправления, серьезно выхолощенный за последнее десятилетие и в финансовом, и прежде всего в кадровом плане. Причем молодые политики, которые базируют свою программу на интересах местных жителей, получают серьезный козырь в переговорах с партиями. Теперь они — серьезные игроки с собственным потенциальным думским портфелем, а значит, партийным функционерам придется договариваться, искать компромиссы, давать обещания. Повышение договороспособности региональных элит — важная цель реформы.

Фильтры для политических партий, предусмотренные новым законом, — это не столько барьеры, пролоббированные «старыми» политическими движениями из опасения потерять нажитый за двадцать лет электоральный капитал. Это решение в большей степени продиктовано необходимостью «укоренить» партии на местном уровне, а во многом и стремлением отсеять не функционирующие политические «пустышки». Одни из самых либеральных в мире условий для регистрации партий привели к созданию уже 75 организаций. Но лишь 12 из них сегодня имеют своих представителей в региональных заксобраниях. Подавляющее большинство вообще не участвует в политической борьбе. Говорят, на встрече с представителями администрации президента лидеры новых партий попросили выделить для их работы здание на Старой площади, но, кажется, в Кремле иной взгляд на стимулирование их деятельности.

«Наша политическая система все еще напоминает тропическое дерево, — приводит пример политолог Алексей Зудин, член экспертного совета фонда “Институт социально-экономических и политических исследований”. — Отличие тропических деревьев от деревьев средней полосы в том, что их корневая система очень слабая, потому что основные продукты питания они получают из среды, а не из земли. В этом смысле и для партий, и для одномандатников “корневой” уровень — муниципальный. А у нас все политики стремятся к центру. Стимулы новой реформы призваны создать дееспособные механизмы постоянной связи между политиками и избирателями, вернуть их “на территории”, сделать элиту ответственной не на словах, а на деле».

Смешанная система призвана повысить статус и эффективность работы Госдумы. Уже сейчас, за три года до выборов, можно предсказать появление в депутатском корпусе многих сильных политиков из непарламентских движений, которые обязательно постараются пробиться через одномандатные округа. Сегодня это могли бы быть Олег Шеин, Евгений Ройзман, Ирина Хакамада и даже Борис Немцов. Такое представительство при всей неоднозначности перечисленных фигур придаст системе устойчивости, снизит конфликтный градус в обществе и добавит полемичности принимаемым решениям. Межпартийный диалог значительно усложнится, что должно повлиять на качество законотворчества. Одномандатники будут мотивированы на эффективную проработку своих и чужих законопроектов. Возможно, уйдет в прошлое пагубная практика, когда сначала принимается рамочный закон, а затем он месяцами отлаживается паровозом из поправок.

Еще один позитивный нюанс новой системы — возможность партийного обновления. Наличие собственного электорального ресурса дает одномандатникам возможность торговаться с партиями в случае консолидации усилий. Обмен опытом и необходимость поиска компромиссов оживляют и обновляют партийную структуру, она становится более адаптивной. В случае с бессменными партийными «вождями» и аппаратами такой аспект не кажется лишним.

Изъяны концептуальной оптики

Отношение к новому закону среди участников политического процесса неоднозначное. Громче всех возмущаются молодые партии, которым не нравятся фильтры на пути к думским выборам. В любом случае впереди у них еще почти три года для формирования региональных отделений или ставки хотя бы на один субъект, чтобы получить фракцию в заксобрании и избавиться от необходимости собирать подписи. Времени пробиться в лидирующую «дюжину» у новых игроков достаточно.

Другое возражение адресовано партии «Единая Россия», которая якобы теряет поддержку в регионах, а потому пролоббировала смешанную систему. Правда, результаты последних двух региональных избирательных циклов показывают обратный тренд: партия власти в целом наращивает электорат, уступая отдельные города независимым либо оппозиционным фигурам.

Местные элиты должны принимать ответственные решения, делать ставку на людей с потенциалом, а не продавливать свои кандидатуры, считают в Москве. И в качестве плохого примера приводят ситуацию в Екатеринбурге, когда в результате несогласованных действий городских и региональных функционеров ставка была сделана на слабого кандидата, уступившего Евгению Ройзману пост градоначальника.

Но в центре готовы с пониманием относиться к некоторым политическим ошибкам и давать чиновникам второй шанс. Например, губернатор Свердловской области Евгений Куйвашев, несмотря на мрачные предсказания и внутрирегиональные конфликты, по-прежнему остается в должности, вероятно, он получил возможность исправиться и раскрыть свой потенциал в непростой ситуации.

Надо отметить, что мажоритарная система позволяет многим известным сильным политикам составить серьезную конкуренцию функционерам ЕР на местах. Но для этого оппонентам партии власти уже сегодня необходимо идти в регионы, как это сделал, к примеру, депутат Илья Пономарев, выдвинув свою кандидатуру на пост мэра Новосибирска. Местный избирком, к слову, забраковал треть подписей, собранных им для регистрации. Но такие инциденты должны быть исключением, считают в Кремле. Равнение — на открытость и одинаковые возможности участников избирательного процесса в регионах.

Чаще всего в оценках политических реформ последних лет можно встретить оттенки когнитивного диссонанса: с одной стороны, очевидная либерализация процесса, движение к большей открытости, с другой — муниципальные фильтры, «закон Димы Яковлева», законы о статусе НКО, о защите прав верующих или о пропаганде гомосексуализма. «Мы сталкиваемся с изъянами концептуальной оптики, — объясняет Алексей Зудин. — Речь идет о намерении совместить два вектора на одной траектории: вектор на повышение открытости российской политической системы и вектор на ее консолидацию. Эти векторы, на первый взгляд, противоречат друг другу. В действительности любая жизнеспособная демократическая политическая система всегда совмещает эти два противоположных начала. Дефицит открытости приводит к последствиям, которые нам хорошо известны по советскому прошлому. Ставка на открытость без берегов приводит к тому, с чем мы столкнулись на практике в 1990-е годы.

Сегодня мы говорим о создании единого пространства представлений для всех участников российской политики. А такое пространство возможно только на патриотической основе. В России политики могут быть правыми, левыми или центристами, либералами или консерваторами, но в России невозможны проамериканские, проевропейские или прокитайские политики. Все политики обязаны быть пророссийскими. Собственно говоря, именно так можно сформулировать ту конечную точку, к которой движется развитие нашей системы. Важным шагом на этом пути является закон о смешанной системе выборов».      

 

Дмитрий Абзалов, президент Центра стратегических коммуникаций

- В чём отличие смешанной системы формирования Государственной Думы от сегодняшнего, сугубо «пропорционального» варианта?

- Суть мажоритарной части заключается в том, чтобы повысить ответственность непосредственно народных избранников, которые идут от своих избирательных округов. Это потребует определенного уровня связи с населением. Дважды пройти по нереализованной программе им, скорее всего, уже не удастся. Кроме того, чтобы иметь хорошую электоральную базу, необходимо постоянно присутствовать в субъектах. В противном случае народную поддержку не получить. Плюс те обязательства, которые депутат на себя берёт, могут обогатить федеральную программу, он их принесёт сначала в партию, а потом и в Госдуму. Потому что, если он не сможет их реализовать, избираться по округам ему будет очень сложно. Таким образом, это улучшает связь и обеспечивает лучшую представленность граждан на территориальном уровне в федеральном парламенте. С учётом последних новаций, связанных с возвращением института выборности губернаторов и расширением партийного представительства, это должно обогатить региональную составляющую. Сделать её серьёзной повесткой на региональном уровне. Также мажоритарная система требует более эффективной работы партийных механизмов, особенно на территории. Недостаточно просто иметь отделение партии на территории субъекта, в региональном центре, и всё. Необходимо работать на земле, конкретно в округах. Это серьёзно увеличит интерес партий в муниципалитетах, особенно на фоне муниципальных фильтров. Это должно усилить уровень местного самоуправления. Практика показывает, что именно там кандидаты выращиваются, а затем проходят в региональные структуры, потом - в федеральный контур. Есть предположение, что это даст возможность молодым амбициозным политикам, которые обладают электоральной базой, проходить в государственную думу. И соответственно формировать современную повестку. Если человек обладает серьёзным ресурсом в  мажоритарной модели, он уже может диктовать свои условия партии, партия рассматривает его как серьёзного игрока. Это сбалансирует интересы политиков и партийного руководства. Если раньше тебе нужно было договориться о прохождении в списки, то сейчас важная часть будет связана  с переговорами партии с конкретными игроками. Это важный фактор, который активизирует региональную и муниципальную политику. 

- Насколько верно утверждение, что новая система будет на руку единороссам? Якобы они теряют поддержку людей в регионах, а депутаты-одномандатники непременно будут присоединяться к «Единой России» в Госдуме? 

- Сомневаюсь. Много серьёзных политиков могут пройти по мажоритарной системе в Госдуму и там не блокироваться, а усилить свои позиции. Например, Навальный, Шеин, Хакамада. Много разных игроков смогут использовать одномандатную модель. И потом присоединяться к «Единой России» никакой необходимости нет. Более того, даже если они к «ЕР» присоединятся, они свою повестку принесут, так как будут присоединяться на более сильных позициях. Одно дело, когда вас партия ведёт на выборы, другое – когда у вас есть собственный электоральный ресурс и вы им можете торговаться. Поэтому даже присоединение к «ЕР» будет менять «ЕР». 

- Вообще, как может изменится Госдума в рамках смешанной системы? Всё-таки половина депутатов будут гипотетически независимыми?

- Эффективность её значительно повысится. Люди будут приходить с конкретными законопроектами. Они будут также замотивированы, чтобы поднимать региональные вопросы. Эффективность администрирования тоже вырастет. Это повысит эффективность проработки законопроектов и снизит риски, связанные с их производством в Российской Федерации. Кроме того, повысится уровень легитимности и уровень доверия граждан к Госдуме. Человек проголосовал и видит, что его конкретный человек сидит в парламенте. Виден список законопроектов, по которым он голосовал. Если что-то не нравится – в следующий раз политика не выберут. Избиратель персонифицирует своего избранника. Если раньше персонификация шла через сложную систему политического бренда, то сейчас идёт через личность. Плюс ко всему избиратель чувствует, что может управлять всей системой. 

- Какой смысл этой политической реформы для регионов? Обратят ли партии большее внимание на заксобрания?

- Если партия не участвовала в предыдущих выборах, ей необходимо брать региональные Заксобрания. И в ближайшие два года эта война развернётся. И партии пойдут не просто в подкормленные регионы, а пойдут шире. Сейчас партии не идут на муниципальный уровень, потому что там депутаты не имеют депутатской неприкосновенности. Они и в регионы некоторые не идут, особенно которые не имеют нефти и газа. Сейчас процессы активизируются. Партии будут бороться за власть в регионах. Это крайне важно. Сейчас происходит активный расцвет, развитие региональной политики. Того самого политического разнообразия, чем интересна и богата РФ. Не нефть, газ, лес, Москва, а уникальные региональные повестки. Всегда это было особенностью нашей политической системы. Политики и партии должны будут приспосабливаться к новой системе, она более динамична, адаптивная, оперативная. Теперь принимать решение по законопроекту в течение 2-3 лет – это роскошь. Скорость принятия решения в экономике, в политике – увеличивается. Сегодня пока проблема с регионального уровня дойдёт до федерального, могут пройти года. К этому времени оперативность принятия решения уже не актуальна. Сейчас всё происходит намного быстрее.   И также быстро придётся работать системе государственной, исполнительной, законодательной власти. Эти новые требования взяты не с потолка, это современные особенности технологического и экономического развития. Отрадно понимать, что в этом направлении происходит движение. Хотелось бы, чтобы и политики в этом направление двигались. Их надо выращивать. Самый уникальный, самый дорогой продукт в политической системе - политик. В него очень много инвестируют, он очень долго создаётся. Есть очень большая надежда, что принятая мера усилит данное направление, сделает более оперативной систему принятия решений.