Ускользающий след Ванкора

Ирина Семыкина
10 марта 2014, 00:00

За пять лет с начала промышленной добычи на Ванкорском месторождении экономика Красноярского края получила новое направление развития. Однако добыча нефти, несмотря на масштабное инвестирование, не смогла придать импульс промышленному строительству, нефтесервису, нефтегазовому машиностроению

Фото: РИА Новости

В российском нефтегазовом секторе основной прирост добычи в последние годы обеспечивают освоение Ванкорского месторождения в Красноярском крае и другие нефтяные проекты в Восточной Сибири. В 2013 году на Ванкоре было добыто 21,4 млн тонн нефти, или 4% общероссийского объема. С учетом того что нефть Ванкорского месторождения в полном объеме экспортируется в счет поставок «Роснефти» в Китай, ее доля в российском экспорте в 2013 году составила около 9%. Еще весомее проект выглядит в портфеле «Роснефти». По сути, Ванкор в настоящее время является единственным проектом, обеспечивающим компании органический рост показателей добычи, его доля в общем объеме добычи «Роснефти» по итогам прошлого года превысила 10%.

За годы освоения месторождения нефтегазовый сектор занял существенное место и в экономике Красноярского края: в 2012 году его доля в ВРП составила около 13,5%, в структуре промышленного производства — 21,7%, в общем объеме инвестиций в экономику — 22,8%. При этом доля нефти и газа в налоговых поступлениях составила менее 6%, а в числе работников, занятых в экономике края, — менее 0,5% (см. график 1).

По состоянию на начало 2013 года суммарный объем средств, вложенных в реализацию ванкорского проекта, превысил 450 млрд рублей. Ежегодный объем инвестиций в Ванкор составляет весомую долю всех вложений в основной капитал в Красноярском крае, однако он не приводит к значительному росту инвестиций или выпуска продукции в смежных отраслях. Так, в 2012 году на 1 рубль инвестиций в ТЭК, направленных в добычные проекты, пришлось лишь 3,2 копейки инвестиций в производство машин, оборудования и транспортных средств. При этом объем выпуска машиностроительной продукции в регионе за годы реализации проекта практически не изменился. Основная причина в том, что региональные предприятия не имеют опыта участия в нефтегазовых проектах и не могут обеспечить комплексные поставки оборудования и материалов, инновационных технико-технологических решений для нефтегазовой промышленности — той продукции и услуг, на которые приходится основная часть закупок «Роснефти».

Ускользающие льготы

На фоне неблагоприятной ценовой конъюнктуры для основных экспортных товаров края сокращение налоговых поступлений от нефтегазового сектора, связанное с прекращением действия основных федеральных льгот по НДПИ и ставкам экспортных пошлин, в настоящее время не компенсируется развитием в Красноярском крае обеспечивающих и смежных с нефтегазовым сектором отраслей, которые могли бы составить налоговую базу бюджета.

В нынешних условиях налоговые поступления в консолидированный бюджет Красноярского края от предприятий нефтегазового сектора (в частности, налог на прибыль) зависят не от объемов нефтедобычи, а от финансовых результатов нефтедобывающих предприятий. Поэтому, несмотря на положительную динамику производственных показателей, в 2011 году в связи с изменением федерального законодательства произошло значительное сокращение налоговых поступлений от нефтегазовой промышленности в бюджет края. Так, отмена нулевой ставки экспортной пошлины на нефть, добываемую на месторождениях Восточной Сибири, и прекращение действия нулевой ставки НДПИ после достижения 25 млн тонн накопленной добычи нефти на Ванкорском месторождении привели к снижению финансовых результатов деятельности компании и, как следствие, к уменьшению поступлений налога на прибыль. В 2012 году снижение налоговой базы по налогу на прибыль организаций произошло в результате индексации ставок НДПИ, а также применения для нефти Ванкорского месторождения стандартной ставки экспортных пошлин (см. график 2).

В настоящее время нефтегазовый сектор обеспечивает занятость порядка 6,6 тыс. человек, что составляет 0,46% от общего числа занятых в экономике края: более 3 тыс. человек трудится в «Ванкорнефти», кроме того, на месторождении работают сотрудники подрядных организаций. Однако доля жителей Красноярского края в числе занятых в компании-операторе составляет, по разным оценкам, от 45 до 55%, остальные — это специалисты, привлеченные из других нефтегазовых регионов страны. Объясняется этот факт просто: Красноярский край не имеет традиций подготовки кадров для нефтяной и газовой промышленности. А результаты мер, принимаемых сейчас, чтобы изменить ситуацию (создание Института нефти и газа в составе Сибирского федерального университета или программа «Роснефть-классы» в школах), можно будет увидеть лишь по прошествии определенного времени. Например, первых выпускников института компания сможет принять на работу только в 2015 году.

Нефтегазовый мультипликатор

Нужно понимать, что в новом добывающем районе освоение территории требует значительных инвестиций в первоначальное обустройство месторождений и формирование общехозяйственной и специализированной инфраструктуры. Именно в это время должны закладываться основы будущего роста доходов и активизироваться общее хозяйственное развитие территории, поскольку нефтегазовый сектор может выступать в роли мультипликатора экономического роста. Несмотря на завершение обустройства Ванкорского месторождения и строительства основных объектов инфраструктуры, включая нефтепровод Ванкор—Пурпе и газопровод до Хальмерпаютинского месторождения, обеспечивающих поставки сырья в единую систему газоснабжения «Газпрома», в ближайшие несколько лет Ванкор по-прежнему будет играть роль центрального, системообразующего объекта, так как «Ванкорнефть» приступает к обустройству и вводу в промышленную эксплуатацию других месторождений Ванкорской группы — Сузунского и Тагульского, отошедших «Роснефти» после поглощения ТНК-BP. Приступая к комплексному освоению Ванкорской группы, компания рассчитывает получить существенный синергетический эффект, разрабатывая Сузунское, Тагульское, Русское и Лодочное месторождения с использованием созданной инфраструктуры Ванкора.

Сомнений относительно сроков реализации этих планов не возникает, ведь «Роснефти» необходимо выполнять контрактные обязательства по экспорту нефти перед китайской стороной. Однако при сохранении сложившейся практики реализации нефтегазовых проектов ощутимый эффект для бюджета края эти месторождения смогут дать, как и в случае с Ванкором, только в первые годы после начала освоения, пока для них будут действовать налоговые льготы по НДПИ и специальная ставка экспортной пошлины. При этом необходимо учесть и размер новых месторождений, чьи ресурсы значительно скромнее, чем у Ванкорского.

Кластер на вырост

В этих условиях вопрос о необходимости локализации эффектов от нефтегазовых проектов для развития смежных отраслей в регионе для Красноярского края вновь становится актуальным. В 2013 году в Красноярске впервые были обнародованы инициативы создания нефтесервисного кластера, развитие которого может иметь большие перспективы в свете освоения месторождений не только Красноярского края, но и всей Восточной Сибири.

По прогнозным оценкам, повышение уровня локализации способно оказать положительное влияние на основные социально-экономические показатели региона. Так, повышение уровня локализации спроса нефтегазового сектора на продукцию обеспечивающих отраслей, в частности на продукцию машиностроения, и привлечение местных подрядных строительных организаций позволят за счет формирования эффективных производственных цепочек добиться роста валовой добавленной стоимости в обеспечивающих отраслях региональной экономики, сформировать налоговые поступления, превышающие для региона прямые бюджетные доходы от нефтяной отрасли, и в конечном счете увеличить среднегодовые темпы роста ВРП Красноярского края более чем на 1% в год. Таким образом, локализация косвенных эффектов от формирующейся нефтегазовой отрасли через развитие смежных с ней отраслей является наиболее вероятной и надежной основой развития региональной экономики.