Меры поддержки моногородов должны быть вариативными в зависимости от их социально-экономического и географического профиля. Набор инструментов достаточно широк — от прогностического мониторинга до целенаправленного расселения

Рисунок: Игорь Шапошников

Согласно официальным данным, в России насчитывается 342 монопрофильных муниципальных образования (моногорода). Моногорода есть в 62 из 83 субъектов Российской Федерации. Больше всего моногородов в Кемеровской области (19), далее идут Свердловская область (15), ХМАО—Югра (14) и Республика Саха (Якутия) (13). Почти треть от общего числа моногородов находится на территории восьми субъектов Российской Федерации.

Для относительного большинства российских моногородов (29%) в роли градообразующей отрасли выступают добыча и переработка полезных ископаемых, в том числе для 17% моногородов — добыча и переработка топливно-энергетических полезных ископаемых. В 13% моногородов доминирует машиностроение, в 12% — металлургия, в 11% — лесная промышленность. Прочие отрасли являются градообразующими не более чем в 7% моногородов.

Системная государственная политика по отношению к моногородам в России формируется методом проб и ошибок. В 2009 году на государственном уровне были впервые определены критерии отнесения населенных пунктов к числу монопрофильных и составлен официальный список моногородов. Населенным пунктам, вошедшим в этот список, было поручено в сжатые сроки подготовить так называемые комплексные инвестиционные планы (КИП). На основе анализа этих планов должно было приниматься решение о целесообразности государственного софинансирования содержащихся в них инвестиционных проектов.

С 2010 года активную роль в реализации государственной политики поддержки моногородов играет рабочая группа по модернизации моногородов при правительственной комиссии по экономическому развитию и интеграции. Именно она проводит анализ и отбор комплексных инвестиционных планов и отдельных проектов развития моногородов и готовит предложения, в том числе по форме, объемам и источникам финансирования.

В результате реализации существующей модели поддержки в 2010–2011 годах финансовые средства от государства получили 49 моногородов. Основными направлениями господдержки стали дотации и бюджетные кредиты на создание инфраструктуры запуска инвестиционных проектов, на капитальный ремонт многоквартирных домов и переселение граждан из аварийного жилья, субсидии в рамках программ развития малого и среднего предпринимательства, субсидии на снижение напряженности рынков труда.

Эти меры привели к положительным результатам, в числе которых почти двукратное снижение уровня безработицы в получивших поддержку моногородах, создание в них более 80 тыс. новых постоянных рабочих мест, рост числа малых предприятий. Строительство инфраструктуры позволило приступить к реализации в моногородах десятков новых инвестиционных проектов.

Но выявились и недостатки этой модели поддержки.

При всей разумности базового принципа (не безадресно дотировать региональные и местные бюджеты, а целевым образом финансировать конкретные проекты, призванные диверсифицировать местную экономику) выбранному подходу недоставало гибкости. Основания для получения поддержки, причем довольно жесткие, были установлены единообразно для

У партнеров

    «Эксперт»
    №12 (891) 17 марта 2014
    Кризис
    Содержание:
    Придется затянуть пояса

    Все признаки начала экономического кризиса налицо: сворачивание частных инвестиций, снижение потребительской активности, окукливание банков, бегство капитала и все менее управляемая девальвация. Для контроля над ситуацией, возможно, понадобятся нерыночные меры

    Экономика и финансы
    Потребление
    На улице Правды
    Реклама