В ожидании пруденциального надзора

Александр Гущин
17 марта 2014, 00:00

Гармонизация пруденциальных норм повысит качество надзора ЦБ. Мегарегулятор же сможет решать более сложные задачи — кросс-секторное регулирование и надзор за системно значимыми компаниями

С 1 сентября 2013 года начал функционировать мегарегулятор российского финансового рынка на базе Банка России. Теперь надзор ЦБ распространяется еще и на управляющие, страховые и инвестиционные компании, а также на негосударственные пенсионные фонды и микрофинансовые организации. При этом такие крупные сегменты финансового рынка, как факторинг и лизинг, по-прежнему останутся без регулятора.

Подотчетные ЦБ участники финансового рынка существенно различаются как по специфике бизнеса, так и по уровню ключевых финансовых показателей. Например, средний уровень достаточности капитала на страховом рынке значительно превосходит аналогичный показатель на других рынках и находится на уровне 30%*, тогда как на банковском рынке он составляет 13,4%, на пенсионном — 5,7%, на рынке доверительного управления (если взять отношение капитала к объему активов под управлением) — 1%.

Кроме того, в результате несогласованного надзора на схожих рынках возникал регулятивный арбитраж, наиболее ярко проявляющийся в зарегулированности банковского сегмента потребительского кредитования и низких требованиях к МФО при работе на схожих рынках. «Ужесточение норм регулирования, в частности повышенные требования к резервированию, мотивированы в первую очередь стремлением охладить рынок потребительского кредитования, что, с одной стороны, в целом повышает устойчивость системы, а с другой — усложняет процесс “доставки” денег от вкладчиков к заемщикам. Банки стали меньше выдавать потребительских кредитов и, соответственно, в меньших объемах привлекают депозиты частных клиентов», — уверен член совета директоров и управляющий директор банка «Траст» Григорий Варцибасов.

С оглядкой на специфику

За основу системы регулирования финансового рынка Банк России может использовать успешный опыт рискориентированного надзора, реализуемого в банковском секторе. При этом развитие банковского регулирования подразумевает постепенный переход к пруденциальному надзору, что говорит о введении пруденциальных норм для всего финансового рынка. В первую очередь можно ожидать создания ряда нормативных показателей, аналогичных банковским, ключевым из которых будет показатель достаточности капитала. Помимо требований к капиталу регулятору необходимо развивать практику контроля качества активов участников финансового рынка и соблюдения инвестиционных ограничений.

Разработка системы пруденциальных норм должна отталкиваться от специфики каждого рынка. Простой перенос Банком России банковских нормативов и стандартов на остальных участников финансового рынка чреват пробелами учета специфических отраслевых рисков и уходом с рынка большого числа участников. Так, требования регулятора, в особенности требования к достаточности капитала, должны учитывать особенности деятельности компании. «Собственные средства управляющих компаний — это не основной показатель их устойчивости. По сути, это “входной билет” в бизнес. Ничего больше этот норматив не показывает», — уверен президент Национальной лиги управляющих Дмитрий Александров. При этом случаи банкротства УК были связаны с практикой включения минимальной гарантированной доходности в договор с клиентами. Иными словами, регулятору необходимо опираться на специфические риски отрасли и исходя из них определять основные требования к финансовым институтам. «Применение одинаково строгих и справедливых правил для всех иных сегментов финансового рынка — хорошая практика. При этом я не думаю, что для остальных сегментов необходимо детальное копирование банковского регулирования. В первую очередь должно отлаживаться взаимодействие с регулятором. Если оно будет плотным и частым, как в случае с кредитными организациями, то регулирование, например МФО, УК, СК и других, станет только лучше. Если говорить конкретнее, то, на мой взгляд, необходимо введение нормативов достаточности капитала в тех сферах, в которых эти показатели до сих пор не использовались», — говорит Григорий Варцибасов из банка «Траст».

Кроме требований к капиталу на финансовом рынке необходимо введение нормативов ликвидности и операций со связанными сторонами, однако пока отсутствуют даже проекты таких норм. Важно включение в карту пруденциальных нормативов требований, закрывающих специфические риски отрасли. Примером таких требований может стать норматив по собственному удержанию для страховых компаний.

Новые задачи

Целостное регулирование финансового рынка должно позволить Банку России эффективно контролировать деятельность инвестиционно-банковских холдингов, а также финансово-промышленных групп. В результате у регулятора будет возможность более четко отслеживать взаимодействия со связанными сторонами в деятельности финансовых институтов, четко видеть связи в цепочке банк—брокер—УК—НПФ—связанные эмитенты. Кроме того, формат мегарегулятора поставит перед ЦБ новую сложную задачу — кросс-секторное регулирование, то есть учет кумуляции рисков и взаимное влияние финансовых рынков в точках соприкосновения. Примеры таких связок рынков — сотрудничество банков и страховых компаний на рынке банковского страхования, репо и т. п.

Еще одно нововведение Банка России — создание списков системно значимых финансовых институтов. Первые списки разработаны для банковского и страхового рынков. В ЦБ отмечают, что попадание в этот список не будет означать более лояльного подхода, а, наоборот, будет свидетельствовать о повышенном внимании регулятора. Некоторые участники финансового рынка опасаются, что компании, которые попадут в списки, будут испытывать дополнительную нагрузку, а публичность этих списков может провоцировать спекуляции. Президент Всероссийского союза страховщиков Игорь Юргенс не видит в списках ЦБ проблемы: «Скрывать список системно значимых компаний или публиковать? Это секрет Полишинеля. Тем более, как мы знаем, 20 системно значимых, или 20 первых по сбору премий, страховых компаний Российской Федерации — это 80 процентов всего рынка Российской Федерации».

*Данные на 30 сентября 2013 года (для страховых компаний — на 31 декабря 2012 года).