Повторим

24 марта 2014, 00:00

Редакционная статья

Фото: Павел Быков

Запад не просто ввел против России санкции, но всего за одну неделю успел их уже и «ужесточить». Урон от этих санкций, впрочем, микроскопический, а если посмотреть на перспективу, то и вовсе может выйти от них для России одна сплошная выгода.

Прежде всего, санкции против госчиновников, а затем и отдельных крупных бизнесменов и коммерческих структур — это лишь подспорье в начатой Владимиром Путиным политике деофшоризации. Он еще в 2002 году впервые заговорил о желательности возврата капиталов в Россию, предупреждая бизнес: «Замучаетесь пыль глотать, бегая по судам, чтоб их [замороженные средства] разблокировать». Деофшоризация имеет смысл не только с точки зрения возврата собственно денег, это еще стимул и для бизнеса, и для чиновников заниматься развитием внутренних институтов, законодательства, судов и т. п. Самый простой путь — перевести капиталы в страны с отлаженной правовой системой, но если крупный бизнес таким образом дистанцируется от процесса развития в стране, то это не может не сказаться негативно на развитии деловой среды внутри страны.

Далее, санкции в том виде, как они введены, — это прекрасный стимул заняться развитием национальной финансовой системы. До последнего времени доминировал подход, суть которого сводится к тому, что зачем нам своя мощная финансовая система, когда уже есть западная. Кредиты можно брать у иностранных банков (фактически через одно звено работая в западной системе рефинансирования), капиталы можно привлекать на иностранных биржах. Санкции показали порочность такого подхода, такая подключенная к внешним ресурсам система неустойчива. Она, может, и неплоха для небольшой страны без собственной экономической стратегии и без политических амбиций, но она категорически не годится для страны, претендующей на сколько-нибудь самостоятельную роль в мире.

Наконец, санкции — это сигнал о необходимости разработки принципиально новой экономической, прежде всего индустриальной, политики. Потому что невозможно играть на равных с ведущими промышленными державами, будучи страной с таким количеством недоразвитых отраслей промышленности, как у нас. На Западе уже заговорили о том, что необходимо выработать экономическую политику, которая воспрепятствовала бы возрождению российской военной мощи, соответственно, России нужна как минимум экономическая политика, которая была бы устойчива к подобным мерам, а как максимум — которая решала бы задачи гармоничного промышленного развития. Невозможно развиваться лишь за счет сырьевого (пусть и самого передового) сектора, а также за счет сектора инноваций — в отрыве этих самых «инноваций» от национальной промышленности.

Все эти задачи тем более актуальны в условиях происходящего на волне возврата Крыма национального подъема. Этот эмоциональный подъем непременно должен быть поддержан подъемом экономическим, потому что если этого не произойдет, то, возможно, не через год, но через два на смену радости придет разочарование. И дело тут даже не столько в росте уровня жизни (хотя это, конечно, тоже важно), сколько в общем экономическом развитии, в усложнении и упорядочивании общественной жизни — которые невозможны без наличия промышленности соответствующего уровня.

И если западные санкции подтолкнут Россию к формированию такой новой финансовой и промышленной политики, то выгода от присоединения Крыма окажется еще больше, чем представляется сегодня. У нас есть все шансы повторить неожиданный успех — когда попытки Запада окончательно вывести Украину из зоны российского влияния, а затем и дестабилизировать ее привели в итоге к блестящей операции по приему Крыма в состав России. С нынешними санкциями может получиться еще лучше.