О неизбежных шагах

Александр Привалов
научный редактор журнала "Эксперт"
31 марта 2014, 00:00

Выписываю из газет за четверг. Для пошива военной одежды будут использоваться только произведённые в России ткани и фурнитура. Минпром собирается запретить закупки импортного медицинского оборудования для госучреждений. Вице-премьер Рогозин на заседании Военно-промышленной комиссии обсуждает меры по импортзамещению в оборонке. Дума и Совет федерации выступают за создание национального агентства, которое, в частности, оценивало бы рейтинг государства. Правительственные чиновники простились с iPad и перешли на «более безопасные» планшеты Samsung. Оживлённо обсуждается создание отечественной операционной системы и отечественной системы платёжной. Теперь пятница. Отечественную платёжную создавать действительно будут, причём быстро, а операционную, кажется, пока всё-таки нет. Минторг США прекратил выдачу лицензий на экспорт в Россию продукции двойного назначения. Премьер Медведев напоминает, что продукты питания для российского рынка должны производиться на территории РФ. Дума размышляет над постепенным выводом российских суверенных фондов с Запада. Министр экономики Улюкаев впервые публично заговаривает о возможности пересмотра бюджетного правила (и сразу получает отповедь министра финансов Силуанова). Ни одна из перечисленных новостей сама по себе не означает движения к автаркии или противодействия изоляции, но тренд, похоже, сворачивает куда-то в ту сторону.

Конечно, тут сказывается и всеобщая ажитация. Угроза всегда сильнее исполнения, а санкции Запада против России находятся в заметной мере на стадии угроз, что затрудняет объективную оценку происходящего. Впрочем, первый вице-премьер Шувалов резонно заметил, что опасны не столько гласные, сколько негласные санкции со стороны наших зарубежных партнёров, — и привёл в пример возможность инструкций от западных правительств инвестфондам и, «совсем неофициально», рейтинговым агентствам. Ну судя по недавним действиям S&P и Fitch, совсем неофициальные инструкции уже были и даны, и восприняты. Равным образом трудно сомневаться (в частности, после упомянутой новости о блокировке экспорта продукции двойного применения), что проведение в жизнь стратегии «контролируемого технологического отставания», которая и после формальной ликвидации КОКОМ ни на час никуда не девалась, будет вновь усиливаться. Не было бы счастья, да несчастье помогло: необходимость промышленной и, шире, экономической политики, о которой годами пишет «Эксперт», становится наконец общеочевидной. Угрозы высказаны, ответ за Россией — и важно правильно его рассчитать.

Тут автоматически всплывают простые аналогии с советской эпохой, с изоляцией Восточного блока во времена холодной войны — я и сам только что помянул созданный в 1949 году КОКОМ. Но эти аналогии не следует заводить слишком далеко, иначе они могут серьёзно дезориентировать. К сожалению, так и начинает выходить. Здесь не место обсуждать обострившуюся в последние недели моду на старо-новое, на реставрацию брендов de l’Ancien Régime: обратное переименование ИТАР-ТАСС в ТАСС, а ВВЦ в ВДНХ; возвращение комплекса ГТО; введение политинформации в школах и так далее. Всё это отдельная тема. Однако если и в противостоянии внешней изоляции мы станем реставрировать советские подходы, выйдет скверно — сразу по двум причинам. Во-первых, СССР и сам с проблемой не очень справлялся, что и стало одной из важнейших причин его конца. Во-вторых, задачи, стоящие перед сегодняшней Россией, куда сложнее давешних советских. Мы деиндустриализовались много глубже развитых стран (см. «Мы ничего не производим»; «Эксперт» № 47 за 2012 год) и в отличие от них не наращивали прикладную науку, а гробили её. Поэтому наша сегодняшняя зависимость от наукоёмкого и даже не очень наукоёмкого импорта гораздо выше, чем тридцать лет назад.

Что в развитии при внешнем давлении, да и вообще при реиндустриализации, исключительно высока роль государства, пожалуй, бесспорно — спорны детали. На мой взгляд, государство (плюс прямо или почти прямо контролируемые им крупнейшие компании) само может сделать не так много. Ему под силу отдельные достижения: та же национальная платёжная система, ещё какой-то крупный проект — но никак не решение сотен и тысяч проблем, которые в совокупности и называются развитием. Пока же именно на отдельных вещах и слышен акцент. На этой неделе академик Примаков и глава РЖД Якунин выступили на разных форумах со сходными тезисами. Примаков сказал: всерьёз можно рассчитывать только на запуск мегапроектов и на развитие ОПК, где сосредоточены основные интеллектуальные возможности. Якунин сказал: необходимы мегапроекты, чтобы концентрировать ресурсы на переход от сырьевой модели экономики к модели производственной. Разумеется, крупные проекты нужны; но если они не будут оснащены механизмами подключения возможностей среднего и малого бизнеса, их постигнет судьба брежневского БАМа: они выйдут супердорогими и несопоставимо менее ожидаемого продвинут экономику страны. Но про эти механизмы, позволяющие хоть каплям выделяемых государством ресурсов просачиваться до земли, пока и речи нет.

Развития экономики, да ещё в нынешних сложнейших условиях, не может быть, если ресурсы так и не начнут выходить из круга формально или неформально государственных юрлиц. Как этого добиться, вам скажет любой практик; если не вдаваться в подробности, хитростей не будет никаких. Прежде всего — кредит. Он должен быть дешёвым и длинным — не дороже и не короче, чем у зарубежных конкурентов. Далее, налоги. Сегодня, чем более сложным производством ты занимаешься, тем тяжелее для тебя налоговое бремя — должно стать наоборот. Нужны гибкие и разветвлённые системы налоговых льгот, стимулирующих развитие: инвестиции, НИОКР, кооперацию — опять-таки как минимум не худшие, чем у конкурентов. Далее, тарифы естественных монополий. Их рост должен быть остановлен, а по мере продвижения налоговой реформы, возможно, и реверсирован. Названные меры кажутся сейчас немыслимыми, но их придётся принимать — иначе не удастся вовлечь в осуществление экономического прорыва все силы страны. А в таком случае, как показал тот самый советский опыт, который сейчас входит в моду, будет совсем кисло.