Бросок на Ближний Восток

Сергей Кудияров
специальный корреспондент журнала «Эксперт»
7 апреля 2014, 00:00

«ЛУКойл» начал коммерческую добычу нефти на иракском месторождении Западная Курна-2. Запуск в эксплуатацию одной из крупнейших залежей углеводородов мира позволит российским нефтяникам существенно увеличить производственный потенциал

Предоставлено пресс-службой компании «ЛУКОЙЛ»
С 1994-го по 2014-й — «Лукойл» завершил свой 20-летний путь к освоению Западной Курны-2

В конце марта на месторождении Западная Курна-2 в Южном Ираке «ЛУКойл» приступил к коммерческой добыче нефти. Мероприятие было обставлено пафосно: на церемонии запуска присутствовали российский вице-премьер Аркадий Дворкович, вице-премьер Ирака по энергетике Хуссейн Шахристани, министр нефти Ирака Абделькарим Луэйби и, разумеется, глава «ЛУКойла» Вагит Алекперов.

Запущенное в эксплуатацию месторождение относится к числу крупнейших в мире. Его геологические запасы оцениваются в 35 млрд баррелей нефти, что сопоставимо с доказанными суммарными запасами нефти ряда ведущих нефтедобывающих стран (см. таблицу).

Вывод добычи на плановый объем 1,2 млн баррелей в сутки сделает Западную Курну-2 четвертым в мире месторождением по объемам добычи, а также нарастит общеиракский показатель добычи почти на треть. А «ЛУКойл», ставший оператором месторождения, существенно увеличит свой производственный потенциал.

За все время эксплуатации месторождения оно принесет примерно 1 трлн долларов в бюджет Ирака и свыше 90 млрд долларов «ЛУКойлу». При суммарных затратах на разработку около 42 млрд долларов иракский добычный проект не самый доходный для российской компании. Но сам прецедент его успешной реализации может стать важным козырем как для «ЛУКойла», так и для других российских нефтяных компаний при их вхождении в другие более доходные проекты на территории Ирака.

Проект на 20 лет

Месторождение, расположенное в провинции Басра на юге Ирака, было открыто в 1973 году советскими специалистами. Оно делится на два участка: Западная Курна-1 и Западная Курна-2. В 1970–1980-е годы силами советских геолого-разведочных и сервисных компаний на месторождения была проведена сейсмика 2D и пробурены разведочные скважины.

Как выяснилось, Вагит Алекперов впервые побывал в этих местах еще в 1989 году в ранге  замминистра нефтяной промышленности СССР. А в 1994 году компания «ЛУКойл», его детище, начала интересоваться возможностью стать оператором месторождения. В 1997 году «ЛУКойл» подписал с министерством нефти Ирака контракт на разработку месторождения Западная Курна-2 до 2020 года. В консорциум вошли «ЛУКойл», «Зарубежнефть», «Машиноимпорт» и иракская госкомпания SOMO с 25-процентным пакетом. Суммарные затраты на освоение месторождения прогнозировались на уровне 7,3 млрд долларов.

Но дело не заладилось из-за санкций, наложенных ООН на тогда еще хусейновский Ирак. В 2002 году Багдад аннулировал контракт.

«ЛУКойл» вернулся на Курну уже после падения режима Саддама Хусейна. В 2009 году консорциум в составе «ЛУКойла» (точнее, его дочерней компании «ЛУКойл Оверсиз», ведающей зарубежными проектами) с долей 56,25% и норвежской Statoil (18,75%) выиграл тендер на право освоения месторождения.

В 2010 году был подписан договор об оказании услуг по разработке и добыче на Западной Курне-2. Он гарантировал операторам возможность разработки на протяжении 20 лет с перспективой продления этого срока еще на пять лет. Соглашение по Курне — это гибрид сервисного контракта и соглашения о разделе продукции, позволяющий поставить на баланс «ЛУКойла» часть запасов и объемов добычи. Компания начнет получать возмещение затрат из расчета себестоимости в 3 доллара за баррель, как только объем добычи достигнет 150 тыс. баррелей в сутки. На этот показатель планируется выйти в течение ближайших трех месяцев. Кроме того, иракская сторона будет выплачивать оператору вознаграждение в размере 1,15 доллара за баррель. Платежи будут производиться нефтью, на эти цели ее будет направлено 98 млн тонн до 2035 года.

В 2012 году норвежцы покинули консорциум, сочтя иракский проект чересчур рискованным и сложным, а вознаграждение недостаточным. «ЛУКойл» выкупил их долю, став, таким образом, обладателем 75% месторождения (25% принадлежит государственной иракской нефтяной компании).

В 2013 году в договор были внесены изменения. Целевой уровень добычи снижен с 1,8 млн до 1,2 млн баррелей в сутки. Но срок действия контракта продлен до 25 лет, так что, как уверяют в компании, рентабельность проекта не изменится.

И вот 29 марта 2014 года на Западной Курне началась коммерческая добыча. Пока ее объем составляет 120 тыс. баррелей в сутки, но уже к концу года предполагается выйти на отметку 400 тыс. баррелей в сутки, а к 2017 году — 1,2 млн баррелей в сутки.

«ЛУКойл» уже инвестировал в проект 4 млрд долларов. Еще 36–38 млрд долларов, по оценке главы «ЛУКойл Оверсиз» Андрея Кузяева, будет вложено в Западную Курну до 2035 года. Это собственные деньги компании: проект будет самофинансироваться, «ЛУКойл» рассчитывает заработать на нем свыше 90 млрд долларов. Андрей Кузяев оценивает внутреннюю норму доходности проекта в 15% годовых, что является неплохим показателем.

В зоне риска

Для опасений относительно безопасности работы в Ираке есть основания. Риски действительно высоки, хотя война в стране официально завершилась.

Боевые действия войск США против регулярной армии Ирака в 2003 году прошли молниеносно — американцы не встретили серьезного сопротивления. Нефтяная промышленность страны не понесла при этом больших потерь. Инфраструктура уцелела: американцы старались ее не бомбить, диверсии со стороны Ирака имели мало успеха. Впрочем, объемы добычи нефти здесь были относительно невелики из-за санкций. Так, если к 1990 году, когда Ирак вторгся в Кувейт, в стране добывалось 3 млн баррелей нефти в сутки, то в 1991-м добыча упала до 0,3 млн баррелей и с тех пор так и не поднималась выше 2,5 млн баррелей вплоть до свержения Саддама Хусейна.

Но затем на территории Ирака развернулась настоящая партизанская война ряда противоборствующих группировок с американцами и друг с другом. Формально боевые действия в Ираке завершились 15 декабря 2011 года церемонией спуска флага американских вооруженных сил в Багдаде. Тем не менее в стране до сих пор неспокойно — дают о себе знать разного рода вооруженные группировки.

Принимаемые в Ираке меры безопасности бросаются в глаза сразу по прилету в Ирак. Международный аэропорт Басры похож на осажденную крепость — он окружен бетонными блоками, колючей проволокой и пулеметными дотами. Дороги усеяны постами иракских силовиков — обычной полиции и специальной нефтяной полиции. Вместо привычных в наших краях постов ГАИ здесь настоящие бетонные доты. Полицейские машины представляют собой настоящие броневики — либо заводские, либо самодельные, с установленными на коммерческих автомобилях импровизированными башнями, сваренными из стальных листов, с пулеметными турелями.

Большое внимание мерам безопасности уделяет и «ЛУКойл». Внушительная территория вокруг основных производственных объектов и лагерей для персонала окружена замкнутой оборонительной линий в так называемый периметр безопасности. Внутри периметра — второй эшелон обороны: «крепостные стены» из бетона и колючей проволоки с пулеметами на вышках как вокруг производственного комплекса установки подготовки нефти, так и вокруг лагерей для персонала.

Война оставила российской компании специфические сувениры. Так, в зоне добычи «ЛУКойлу» пришлось заниматься разминированием — здесь было обнаружено и обезврежено порядка четырех тысяч неразорвавшихся снарядов.

Другой проблемой для компании стали взаимоотношения с местным населением. В районе месторождения Западная Курна проживает около 300 тыс. человек, в том числе непосредственно на контрактной территории «ЛУКойла» — около 70 тыс. Кого-то из этих людей придется переселить, кто-то потерял землю из-за освоения месторождения, что, безусловно, создало некоторую напряженность. Так, в марте прошлого года на месторождении произошли массовые выступления местных жителей, требовавших создания новых рабочих мест. Несколько сотен протестующих проникли в штаб подрядчика строительства — компании Samsung Engineering и разгромили офисы, где работали местные специалисты, что привело к приостановке строительных работ.

Впрочем, эти трудности «ЛУКойл» тоже преодолел. Для строительных работ при обустройстве месторождения привлекалось большое количество рабочей силы, на пике — более 11 тыс. человек, включая персонал подрядчиков. Из этих работников свыше 6,5 тыс. были иракцами.

Непосредственно на месторождении заняты 1189 сотрудников «ЛУКойла», из них 398 человек — иракцы. Кроме того, компанией создан центр подготовки персонала в Басре, который уже подготовил из 310 местных жителей кадры для Западной Курны-2. Для налаживания отношения с местным населением реализована социальная программа: осуществлены поставки современного оборудования для школ и больниц, построено несколько футбольных полей и даже организован футбольный турнир Кубок «ЛУКойла».

Важная Курна

Что даст «ЛУКойлу» иракский добычный проект? Прежде всего компания получит доступ к колоссальным запасам нефти (см. график 1), часть которых сможет поставить на баланс. Выведя Западную Курну на плановый уровень добычи, «ЛУКойл» заметно нарастит свои производственные показатели (см. график 2). Нефть в основном будет передаваться Ираку, тем не менее на это месторождение будет приходиться по меньшей мере 6% суммарного объема добычи компании. Для сравнения: по итогам 2013 года на всю зарубежную добычу (через «ЛУКойл Оверсиз») пришлось 5,8% добычи «ЛУКойла». Однако компания Вагита Алекперова ставит целью получать благодаря зарубежным проектам 20% суммарного объема добычи. Что совершенно логично: все глобальные игроки нефтяного рынка избегают сверхконцентрации, стараясь распределять добычные проекты по разным странам. Западная Курна для «ЛУКойла» — важный шаг в данном направлении. Кроме того, помимо нефти месторождение будет давать «ЛУКойлу» порядка 6 млрд кубометров попутного нефтяного газа ежегодно.

Все это весьма кстати для компании, чьи производственные показатели в последние годы выглядели не самым лучшим образом (см. график 3). На протяжении нескольких лет у «ЛУКойла» снижались объемы добычи — главным образом из-за ее падения в Западной Сибири и резкого роста обводненности скважин на Южно-Хыльчуюсском месторождении в Ненецком автономном округе. В 2013 году добычу в Западной Сибири удалось стабилизировать. Однако объемы добычи по сравнению с 2012-м выросли лишь на 1,5%, значительно уступая показателям успешного 2009 года. Освоение Западной Курны с ее значительными объемами позволит российской компании закрепить важный для ее бизнеса перелом.

От партнерства с «ЛУКойлом» Ирак получит 1 трлн долларов дохода и дополнительные объемы добычи. Для сравнения: сейчас в стране добывается около 3,5 млн баррелей нефти в сутки (без учета территории Курдистана). Одна только Западная Курна-2 увеличит этот показатель почти на треть. Кроме того, как заявил вице-премьер Ирака Хуссейн Шахристани, страна взяла курс на индустриализацию, переход с экспорта сырой нефти на освоение переработки и продажу нефтепродуктов с более высокой добавленной стоимостью. Это стандартный путь для всех нефтяных держав Ближнего Востока, которые развивают собственную переработку. Ирак ее тоже получит: «ЛУКойл» в рамках освоения Западной Курны-2 рассматривает также проект строительства нефтехимического комплекса (детали проекта пока не раскрываются).

Успех в освоении Западной Курны обеспечит «ЛУКойлу» весомые козыри в борьбе за доступ к другим месторождениям богатого нефтью Ирака. Многие аналитики, собственно, и рассматривают этот проект как дорогостоящий, но важный пропуск в Ирак. «ЛУКойл Оверсиз» уже получила в 2012 году 60-процентную долю в проекте, предусматривающем совместные с японской Inpex геологоразведку и дальнейшую разработку блока-10 — участка площадью 5,5 тыс. кв. км в 120 км к западу от Басры, на юге Ирака. «ЛУКойл» также проявляет интерес к территории Насирия севернее Басры.

Не только «ЛУКойл»

Репутация, заработанная «ЛУКойлом» в ходе освоения Западной Курны, может в дальнейшем облегчить жизнь в Ираке другим российским компаниям.

В стране уже работает «Газпромнефть», осваивающая месторождение Бадра на востоке Ирака, в провинции Вассит. Здесь, правда, масштабы поскромнее: геологические запасы Бадры оцениваются в 3 млрд баррелей нефти, планируемый объем добычи — 170 тыс. баррелей в сутки (8,5 млн тонн в год). Кроме того, российская компания сотрудничает с курдскими властями в освоении блоков Гармиан и Шакал на юге Курдистана. Интерес к Ираку проявляет и «Интер РАО», предлагающая Багдаду построить в стране несколько электростанций. И успешное освоение Западной Курны продемонстрирует иракским властям взаимовыгодность сотрудничества с партнерами из России.