Хватит ультиматумов

Геворг Мирзаян
доцент Департамента медиабизнеса и массовых коммуникаций Финансового Университета при правительстве РФ
14 апреля 2014, 00:00

Киевский режим вынужденно отказался от попыток силовым образом подавить протесты на востоке и юге Украины. Теперь то, насколько успешным будет процесс политического урегулирования, зависит не только от искренности временного правительства в диалоге с регионами, но прежде всего от готовности ведущих стран Запада выработать совместно с Россией план экономической реанимации Украины

Фото: РИА Новости

Ультиматум участникам акции протеста на востоке Украины, захватившим административные здания, истек, однако штурм так и не состоялся. Бойцы украинских спецподразделений отказались выполнять приказ не вполне легитимных властей, понимая, что в дальнейшем за практически неизбежные человеческие жертвы отвечать придется им. К вечеру пятницы 11 апреля пророссийские активисты продолжали удерживать здания областной госадминистрации в Донецке и Луганске и Службы безопасности Украины в Луганске.

Поняв, что силового решения конфликта быть не может, киевский режим решил наконец продемонстрировать готовность к переговорам и уступкам. В Донецк для переговоров с представителями восточных регионов Украины отправился премьер-министр Арсений Яценюк. Там он пообещал изменение конституции страны, в рамках которого должны быть отменены гособладминистрации, а полномочия регионов и центра будут сбалансированы. «Парламент должен принять закон о местном референдуме», — добавил Яценюк. О ходе и итогах переговоров на момент сдачи номера в печать ничего известно не было.

Налицо изменение позиции Киева (впрочем, тот факт, что Киев готов провести референдум лишь одновременно с выборами, заставляет относиться к этой перемене с осторожностью, это вполне может оказаться банальной тактической хитростью). Ранее новая центральная власть Украины, а также поддерживающие ее США и ЕС видели в восточном сепаратизме лишь руку России, отказывались признать тот простой факт, что создаваемая ими вторая версия оранжевого проекта на Украине балансирует на грани коллапса. При этом представители восставших Донецка и Луганска, несмотря на готовность отстаивать свои интересы до конца, мостов не сжигают и выражают готовность идти на компромисс с Киевом и даже остаться в составе единой Украины. Так, депутаты Луганского облсовета обратились к властям с просьбой пойти навстречу элементарным требованиям митингующих, которые укладываются в рамки базовых прав меньшинств и простого здравого смысла. «Чтобы избежать кровопролития, мы требуем от действующей центральной власти немедленно отменить антитеррористическую операцию против протестующих граждан, принять закон об амнистии для бойцов спецподразделений “Беркут”, “Альфа” и внутренних войск, а также для участников протестных акций», — говорится в совместном заявлении депутатов. Кроме того, они требуют законодательного закрепления статуса русского языка на Украине как второго государственного и проведения всеукраинского референдума о федеративном устройстве страны с гарантированным сохранением ее территориальной целостности. «Украина должна стать страной, где взаимоотношения между жителями разных регионов строятся на взаимном уважении, а не на попытках подчинить себе кого-то или насильно навязать другим свои ценности», — говорится в заявлении.

Однако официальный Киев отказывался даже обсуждать федерализацию, называя восставших «террористами» и выставляя им различные ультиматумы. При этом в Киеве, по всей видимости, не хотели понимать, что их принципиальная позиция относительно федерализации самым серьезным образом дискредитирует Украину. Если власти сделали пугало из понятия «федерализм» и боятся его как огня, значит, они сами признают нежизнеспособность своего государственного проекта, который может существовать лишь через принуждение, в жестко централизованном виде.

Закрывает глаза на этот очевидный логический вывод и Запад — выступая против любой федерализации, утверждая, что она приведет к развалу Украины. В Вашингтоне и Брюсселе говорят, что во всех нынешних политических проблемах на Украине виновата Москва. «Россия пытается оправдать свои действия тем, что обвиняет украинскую власть в ущемлении русскоязычного населения, а НАТО — в ментальности холодной войны. Это не что иное, как пропаганда, направленная на то, чтобы подорвать власть в Украине, скрыть правду и отвлечь внимание от собственных незаконных действий. Сейчас около 40 тысяч российских войск находятся вдоль украинской границы, и за ними мы следим день за днем со спутника», — заявил генсек НАТО Андерс Фог Расмуссен. Он призвал Россию «прекратить сваливать на других вину за собственные действия, прекратить сосредоточение войск, остановить эскалацию кризиса и начать подлинный диалог», угрожая еще более глубокой международной изоляцией.

И вот ситуация начала меняться. Киев выказывает готовность к компромиссу (хотя, конечно, надо еще понять, не является ли это лишь тактической уловкой, цель которой — приглушить протестные настроения на востоке страны, а затем оставить все, как было). Запад же явно призадумался над своими дальнейшими шагами.

Принуждение к экономике

По всей видимости, вразумляющий эффект оказало разосланное 18 европейским лидерам письмо Владимира Путина, в котором он фактически отмечает, что политические баталии вокруг юго-востока страны отвлекают внимание от куда более насущного вопроса — как не допустить экономического коллапса Украины.

«В последние месяцы экономика Украины стремительно деградирует. Углубляется спад в промышленности и строительстве. Растет бюджетный дефицит. Резко ухудшается состояние валютной сферы, к отрицательному торговому сальдо добавился отток капитала из страны. Экономика Украины приближается к дефолту, к остановке производства и к взрывному росту безработицы, — отмечает российский президент. — Мы договорились с нашими европейскими партнерами о проведении консультаций по вопросам развития украинской экономики, имея в виду соблюдение интересов Украины и наших стран при формировании интеграционных союзов с ее участием. Однако все попытки российской стороны начать реальные консультации результата не принесли. Вместо консультаций мы слышим призывы снизить контрактные цены на российский газ, которые имеют якобы политический характер. Создается впечатление, что европейские партнеры хотят в одностороннем порядке переложить на Россию последствия украинского экономического кризиса».

Владимир Путин дал понять, что Москва (по его словам, только через газовую политику она за последние четыре года фактически субсидировала Украину более чем на 35 млрд долларов) не собирается дальше в одиночку тащить на себе этот крест, тем более что именно Запад своей поддержкой сначала протеста, а затем и госпереворота резко усугубил и без того неважное положение Украины. Более того, российский президент уже заявил, что Россия рассматривает возможность перевода Украины на авансовые платежи за газ (эта опция прописана в контракте, как и возможность России применить ее в том случае, если Киев будет срывать платежи). Специально для сведения европейцев президент отметил, что применение этой опции «увеличивает риски несанкционированного отбора газа, идущего через территорию Украины для европейских потребителей. И что она может затруднить формирование запаса газа в Украине для обеспечения его потребления в осенне-зимний период». И если Европа не хочет зимой остаться без газа, она должна либо найти управу на киевские власти (что непросто хотя бы потому, что непонятно, кто будет в Киеве у власти к зиме и что вообще будет с Украиной), либо махнуть рукой на Украину и в экстренном порядке готовить запасные пути транспортировки газа.

При чем здесь Москва?

Неспособность решить проблему протестов на юге и востоке, а также неизбежно надвигающаяся экономическая катастрофа заставили Киев посмотреть в глаза реальности. Поначалу украинские власти повторяли ошибки своего большого друга и горячего фаната экс-президента Грузии Михаила Саакашвили — они отказывались признавать, что часть граждан их страны имеет объективные причины для недовольства, и называли их исключительно «восставшими бандитами» и «проплаченными Москвой провокаторами». Но теперь, кажется, начали понимать, что если подход не поменять и продолжать рассматривать жителей восточных областей как людей второго сорта или в лучшем случае как «неправильных украинцев», которых нужно перевоспитывать, то ни о каком чувстве сопричастности русскоязычного населения к новой Украине говорить не придется.

О том, что происходит сегодня на востоке Украины, мы поговорили с народным депутатом Украины от коммунистов Аллой Александровской.

— Киев регулярно упрекает Москву в том, что процессы, которые сейчас происходят на юго-востоке Украины, целиком и полностью инициированы Россией.

— Могу рассказать про Харьков, поскольку я нахожусь сейчас здесь. Многие протестующие подвергают сомнению легитимность тех, кто сейчас находится у власти в Киеве, и легитимность будущих президентских выборов — ведь парламент нарушил целый ряд положений конституции. Люди пытаются изложить свою позицию и делают это публично. Очень многие требуют, чтобы было принято решение о федеративном устройстве страны, чтобы русский язык стал вторым государственным; не хотят в Харькове и вступления страны в военно-политические блоки, в том числе в НАТО. У нас не существует закона о местном референдуме, поэтому появилась идея о проведении в соответствии с законом о местном самоуправлении консультативного опроса населения. Такой опрос может инициировать и провести областной совет. На той неделе жители обращались к областному совету с предложением провести внеочередную сессию для принятия решения о консультативном опросе, но нам в этом отказали. Меня поразило, как чиновники проигнорировали это простое и ясное требование. Так что протесты фактически провоцируются властью.

При чем здесь Москва, Россия и вообще кто-либо? Нелегитимные действия власти и просто игнорирование запросов населения — вот настоящая проблема, у всех перед глазами пример Майдана, когда в Киев приехали люди из западных областей, устроили там что-то — и их услышали, они своих людей привели во власть. А здесь харьковчане просят их выслушать, но на этом ставится крест. Какое тут влияние России? Это внутреннее решение, внутренняя политика. Но понятно, что хочется найти козла отпущения, показать какого-то мифического врага, перевести стрелки, чтобы отвести внимание от своей вины в том, что происходит на Украине.

Народный депутат Украины от коммунистов Алла Александровская считает, что протесты на юге и востоке страны провоцируются поведением киевских властей 020_expert_16.jpg Фото: Архив пресс-службы
Народный депутат Украины от коммунистов Алла Александровская считает, что протесты на юге и востоке страны провоцируются поведением киевских властей
Фото: Архив пресс-службы

— Вы описали ту часть людей, которая выступает за федерализацию, но многие придерживаются иных мнений. Как бы вы описали спектр настроений, чего хотят люди?

— Федеративное государство — это все равно единое государство, где в федеративном договоре прописана степень свободы регионов. Мне приходилось говорить с молодыми людьми из западной части страны. С теми, кто не занимает агрессивную позицию, не хочет насаждать жителям востока свои взгляды, понимает, что у нас разный исторический путь и культурные корни, поэтому нам лучше жить в автономном режиме. С точки зрения экономики это было бы справедливо: сколько заработал регион, столько и потратил. Достаточно многие разделяют такую позицию. А многие относятся резко негативно к такому предложению, потому что их убеждают в том, что федерализация — это сепаратизм. Человек, живущий на Украине, боится каких-то серьезных перемен государственного устройства, поэтому вопрос сепаратизма у многих вызывает страх. Представители власти, парламентарии, министры сразу называют протестующих в Харькове, Луганске, Донецке сепаратистами, вызывая у другой части населения осуждение этих действий.

— С вашей точки зрения, какие могут быть дальнейшие сценарии развития событий?

— Мне об этом достаточно трудно говорить, потому что сегодняшняя так называемая власть слаба и не имеет авторитета в обществе. Я много лет была народным депутатом, и я не вижу у них конструктивной программы, все их действия направлены только на получение кредитов, но это не дает возможности развивать экономику, это политика банкротства. Это может вызвать новую волну народного гнева, потому что уже повышены цены на газ, коммунальные тарифы, заморожены зарплаты и социальные выплаты. Люди об этом знают, но они этого пока не ощутили, потому что это только начало экономического кризиса, который спровоцирован решениями властей. Но через месяц-другой люди это почувствуют. Мне бы хотелось, чтобы было принято решение о федерализации Украины, это успокоило бы людей, местные власти были бы ближе к людям, а центральная власть отдалена, а также появилась бы перспектива внешнеэкономической деятельности, потому что многие решения принимались бы на региональном уровне. Такой сценарий нес бы позитивный заряд, но пока власти демонстрируют, что они его начисто отметают. Такой сценарий нес бы позитивный заряд, но пока власти демонстрируют, что они его начисто отметают. Я думаю, авторитетные внешнеполитические игроки, такие как Россия, ЕС, могли бы договориться, что такой сценарий Украине полезен, и принудить нашу власть к принятию такого решения.

Многосторонний подход

Вопреки звучащим обвинениям Киева Россия не ответила на призывы восставших жителей восточных областей и не ввела в них «вежливых людей». Кремль демонстрирует добрую волю, соблюдает негласные договоренности с США и не идет на эскалацию ситуации, вместо этого сосредоточиваясь на удержании Крыма (фактически западные страны уже признали его вхождение в состав России). Однако это не значит, что российское руководство бросило русскоязычных украинцев на расправу, — у Москвы есть достаточные финансовые, политические и даже военные инструменты для того, чтобы заставить Киев учитывать позицию жителей востока и прекратить воспринимать их как людей второго сорта. Не исключено, что именно это станет основной темой многосторонних переговоров по ситуации на Украине — в Вашингтоне и Москве рассчитывают, что они начнутся в течение ближайших дней.

Если говорить о требовании присоединения к России, то выдвигать его следовало раньше, вместе с Крымом, а не идти на поводу у коллаборационистских элит Партии регионов, которые предпочли договориться с новой властью. Теперь же позиция России изменилась: взяв Крым, Москва сосредоточилась на удержании и закреплении своей победы. Под эскалацией теперь понимается именно вторжение российских войск в восточные области. Поэтому Москва, по всей видимости, с одной стороны, максимально поддержит восток, а с другой — сделает все, чтобы итогом нынешних протестов стал не референдум об отделении, а компромисс между центральной властью и восставшими регионами.

Вторым пунктом возможного компромисса, по-видимому, должен стать некий многосторонний (Россия, ЕС, возможно, США и МВФ, возможно, также Банк развития БРИКС) формат экономической поддержки Украины. Потому что сегодня исключительно политический подход к урегулированию кризиса невозможен. Страна на грани полного финансового коллапса. Запад не горит желанием помогать экономически, однако без этого он вряд ли сможет рассчитывать на учет своих интересов на Украине. Свою позицию Владимир Путин изложил весьма четко. Если согласовать такой многосторонний механизм разрешения украинского кризиса удастся, это может привести к тому, что начавшиеся было разрушаться отношения России и Запада могут стабилизироваться, причем на вполне конкретной почве. Если же этого не произойдет, то процесс дистанцирования России от Запада лишь ускорится.