Презумпция виновности и ее последствия

Тема недели
Москва, 14.04.2014
«Эксперт» №16 (895)

Россия не собирается присоединять южные и восточные области Украины. Вроде бы поведение нашей страны в последние недели, да и просто элементарный анализ возможных последствий такого шага указывают на это однозначно. Наконец, министр иностранных дел Сергей Лавров вполне четко об этом заявил. И все же и на Украине, и на Западе по этому поводу сильно переживают, искренне или не вполне подозревая Россию в злонамеренности по отношению к соседу. Почему?

В качестве объяснения западные партнеры часто указывают на Крым. Причем не на сам факт присоединения, с этим уже в общем-то смирились, а на то, как это было сделано — быстро и без каких-либо предварительных консультаций. Мол, если Россия повела себя непредсказуемо по отношению к Крыму, то и в отношении других регионов Украины можно ожидать чего-то подобного. Мол, если бы Россия так не спешила с присоединением Крыма, а, например, хотя бы провела референдум в мае — одновременно с президентскими выборами 25 мая, а еще лучше после них, — то и веры ее действиям было бы больше.

Однако это они сейчас так говорят. Положа руку на сердце, можно ли было ожидать, что, присоедини Россия Крым, скажем, в начале июня, Запад бы зашелся от восторга: как благородно-де повела себя Россия, как красиво и правильно присоединила Крым? Как-то с трудом в это верится. А вот давили бы на нас все эти два-три месяца с нарастающей силой, и любой признак слабости лишь становился бы поводом для новой волны еще более жесткого давления. (Что бы произошло, если бы Россия вдруг дала слабину и в итоге так и не решилась присоединить Крым, и вовсе представить страшно. Запад бы по полной отыгрывался за свой испуг. Причем в этом случае санкции — за недостойное поведение — могли оказаться даже жестче, чем после присоединения Крыма. Запад готов в определенных случаях признать право сильного, но уж проявления слабости он не прощает никогда.)

Поэтому, когда сегодня нам указывают на «спешку» и «непредсказуемость», стоит напомнить нашим западным друзьям, как же так получилось, что Россия в итоге пошла на такой радикальный шаг, как отторжение в свою пользу территории соседней страны. А произошло это по простой причине. Россия, предприняв весьма дозированные и аккуратные меры по стабилизации ситуации в Крыму и недопущению провокаций против Черноморского флота, была настроена на диалог. Она с готовностью разъясняла свои мотивы и готова была обсуждать варианты урегулирования политического кризиса на Украине. И поначалу даже недоброжелательно настроенные по отношению к нашей стране комментаторы указывали, что Россия вряд ли собирается «отбирать» Крым, она хочет использовать его лишь как фактор давления в дискуссии о будущем Украины.

И лишь когда стало понятно, что Запад не хочет договариваться по-хорошему, не хочет принуждать новые власти в Киеве к ответственному поведению, не хочет обсуждать будущее Украины как страны, не враждебной России, — лишь тогда Россия перешла к односторонним действиям. Да, она сделала это очень быстро. А надо было ждать? Опыт вз

У партнеров

    «Эксперт»
    №16 (895) 14 апреля 2014
    Украинский кризис
    Содержание:
    Хватит ультиматумов

    Киевский режим вынужденно отказался от попыток силовым образом подавить протесты на востоке и юге Украины. Теперь то, насколько успешным будет процесс политического урегулирования, зависит не только от искренности временного правительства в диалоге с регионами, но прежде всего от готовности ведущих стран Запада выработать совместно с Россией план экономической реанимации Украины

    Коротко
    Потребление
    Индикаторы
    На улице Правды
    Реклама