Деловая конъюнктура

28 апреля 2014, 00:00

Оптимизм промышленников невысок; От рублей бежали все, но компании и население по-разному; Девальвация как средство снижения внешнего долга

Результаты первых апрельских опросов российских промышленных предприятий свидетельствуют об ухудшении их оценок хозяйственной конъюнктуры. Индекс промышленного оптимизма (ИПО), рассчитываемый Институтом экономической политики (ИЭП) по результатам опросов, опустился до посткризисного минимума, сообщает Сергей Цухло, руководитель лаборатории ИЭП. Все составляющие ИПО показали негативную динамику. Спрос после очистки от сезонности оказался в апреле в серьезном минусе. А исходные данные, доступные предприятиям, не продемонстрировали обычного для начала года устойчивого роста продаж. Это привело к резкому снижению удовлетворенности спросом. Доля ответов «ниже нормы» выросла до 57%, что является посткризисным максимумом данного показателя.

Однако ключевая инвестиционная идея россиян в первом квартале, «бегство от рубля к доллару», была реализована предприятиями и населением с помощью совершенно разных стратегий. Предприятия повели себя как типичные «шортисты», резко увеличив привлечение рублевых кредитов и переводя заемные деньги в валюту. Темпы расширения корпоративного кредитования подскочили до уровней, какие последний раз можно было наблюдать на пике восстановительного роста в 2011 году; в прошлом месяце впервые за три с лишним года они превысили темпы роста кредитной розницы. Примечательно, что кредиты пошли не на производственные цели, а на накопление валюты на корпоративных депозитах и расчетных счетах. Остатки на депозитах в валюте выросли за три месяца на 8,4 млрд долларов. Еще сильнее они выросли на валютных расчетных счетах — за три месяца на 15,8 млрд долларов, или более чем наполовину.

Население, как обычно, реагировало на ситуацию с большим запозданием, когда на снижении курса уже ничего нельзя было заработать, и совсем иначе, чем корпоративный сектор. Оно просто вывело, главным образом уже в марте, на максимуме обменного курса, значительную часть депозитов из банков, превратив их в наличные доллары. Прирост валютных депозитов за первый квартал составил лишь 3,7 млрд долларов (4%), что коренным образом отличало ситуацию от ноября—декабря 2008 года, когда рублевые вклады в основном не обналичивались, а превращались в валютные депозиты. Очевидно, в нынешней ситуации сказалось недоверие к банковскому сектору на фоне разговоров о финансовых санкциях Запада в отношении России. Одновременно население резко сократило темпы кредитования: в марте они упали до самого низкого уровня с осени 2010-го, когда кредитование физлиц начало восстанавливаться после длительной 14‑месячной рецессии.

О неплохом финансовом состоянии корпоративного сектора, несмотря на снизившуюся прибыль, говорит практическое отсутствие роста просрочки по взятым кредитам. Относительный размер просрочки по кредитам организаций даже снижается (на 10% за год, с марта прошлого года по март текущего). Просрочка по розничным кредитам в начале года держала высокие темпы, взятые еще в начале прошлого года (45% прироста за год в абсолютном выражении, 14,6% в отношении к кредитной массе).

Однако из-за сохранявшегося до последнего времени высокого темпа расширения розничного кредитования относительная величина просрочки по ней не выглядела угрожающе — она составляла 4,9% на конец марта, что заметно отстает от посткризисного максимума середины 2010 года (7,5%), хотя даже тот уровень плохих ссуд банковский сектор при помощи государственной рекапитализации перенес без ощутимых потерь. В первом квартале обозначилось (впервые после третьего квартала 2011-го) сокращение внешнего долга России, составляющего, по оценке на 1 апреля 2014-го, около 724 млрд долларов (в том числе госдолг — 55,6 млрд). Причина этого сокращения — ослабление рубля, создавшее как счетный эффект (уменьшение долларового эквивалента долга, номинированного в национальной валюте), так и, по-видимому, частичный выход нерезидентов из рублевых инструментов. Объем рублевых гособлигаций, удерживаемых иностранцами, сократился за квартал с 29 до 24,3 млрд в долларовом эквиваленте, уступив в объеме валютным инструментам заимствования (26,7 млрд долларов на 1 апреля). Наличная рублевая масса, находящаяся в обращении за пределами России, уменьшилась до 4,6 млрд в долларовом эквиваленте (против 5,5 млрд в начале года), что, по-видимому, примерно в 200 раз уступает размеру наличной долларовой массы, обращающейся вне США.